Сегодня
16+
 

Игорь СНЕГИН

13 июня 16:22 / Великая Отечественная война / дети / история / лагеря / пионерия / СССР 377
1301 день пионеров спасали от беды

ПОКОЙ ИМ ТОЛЬКО СНИЛСЯ...

Наши дни. Юное светлое создание (на фото), к счастью, никогда не видевшее войны - Марта Аас. Родилась в мирном Южно-Сахалинске. Окончив школу, поступила в местный университет... Персонаж известной советской киноленты о таких вдохновенно  говорил: «Это студентка, комсомолка, спортсменка, наконец, она просто красавица!»

Здесь трудно что-либо добавить или возразить. Разве самую малость.  

В её жизни не было комсомола (как и пионерии, октябрятства). Большая страна (СССР), за свободу которой успел повоевать и её удивительный дед Владимир, распалась за несколько лет до рождения внучки. Другой дед,полковник Советской АрмииМихаил Фомич Стихарюк,(по материнской линии) - совсем из другого поколения. Хотя тоже успел повоевать в 80-х прошлого века в Афганистане (о его непростой службе - отдельный пост в этом блоге).  

А гены, наверное, повторились и воплотившись в Марте. Потому что, как некогда её покойный дед Владимир Аас, она за годы и годы учёб (школа, университеты) умудрилась не получить ни одной четвёрки. Только пятёрки. И «шли» они к ней шутя.

Наверное, этот фамильный талант всё-таки передаётся по наследству (Андрэс, сын Владимира и папа Марты - из самых умелых «компьютерщиков» Южно-Сахалинска, возглавляет соответствующее подразделение одной из ведущих компаний островной области).

Эти факты опровергают утверждения некоторых великих, что способности родителей «отдыхают на детях и внуках». Например, несравненная дива советского кино Любовь Орлова в 70-х годах рассказывала нам, студийцам, что «талант не передаётся по наследству».  

Вместе с ней пришли «делиться опытом» с подростками другие «театральные глыбы». Но Вера Марецкая, которой Бог подарил и сына, и дочь, только ослепительно улыбалась, как бы соглашалась с коллегой по сцене. Неподражаемый Ростислав Плятт, потупившись, просто молчал в сторонке (как и Орлова, он был бездетным).  

Случайно вспомнил об этом потому, что часто природа всё-таки бывает гораздо щедрее, чем принято о ней думать. Впрочем, вернёмся к Марте.

«О моем существовании дедушка не мог знать - родилась я уже через 28 лет после его смерти. Зато мне много о нём рассказывала бабушка. Отец помнит его мало, потому что ему самому не было и семи, когда его не стало».

У каждого участника Великой Отечественной - своя судьба. А судьба Владимира, дедушки Марты, достойна отдельного и пока не снятого фильма...

Напомню, в июне 1941-го он, вчерашний эстонский школьник из Пярну, попал во Всесоюзный пионерлагерь «Артек», где и застал начало Великой Отечественной. И поскольку возвращаться уже было некуда (крохотную Прибалтику немцы захватывали  быстро), вожатый Володя несколько лет с «кочующим табором» таких же, как он детей и подростков, колесил по России. Советские власти делали, что могли, чтобы уберечь пионеров от ненастья, пуль и снарядов.

От горя и прочих напастей войны они их спасали не раз. Но детскому сердцу хотелось ещё и тепла, и любви самых родных и близких, отрезанных войной. Они об этом, как правило, потом скромно умалчивали, хотя в душе война каждого тоже оставила след.

В основном это были юные эстонцы, латыши (литовцев тогдашнее руководство республики успело куда-то забрать). С прибалтийцами было несколько ребят из Западной Украины и Белоруссии, Молдавии. Их территории фашисты тоже оккупировали обидно шустро. Большинство других из Крыма, Москвы и Ленинграда, родители успели увезти с собой и следы многих из их теряются на дорогах  истории.

А  об оставшихся в бесконечной военной смене, длившейся 1301 день, периодически вспоминают не только к круглым датам. В числе тех пионеров-артековцев оказались и два жителя будущей Сахалинской области. 

Первый герой этих заметок Владимир Аас. После окончания самой длинной смены «Артека» умудрился с оружием в руках поучаствовать и в освобождении страны Советов от немецких захватчиков. В Эстонии встретил и подружился с Георгом Отсом, тоже фронтовиком, освобождавшим ее от фашистов (некоторое время руководил противотанковым взводом). Будущая звезда первой величины, которому суждено стать не просто народным артистом СССР и его главным баритоном. Он успел стать и народным любимцем после выхода в прокат оглушительно успешного музыкального фильма «Принцесса цирка» (Мистер Икс -  Герг Отс, композитор - дивный Имре Кальман).

«Севастопольский вальс», «Хотят ли русские войны», «Услышь меня, хорошая», «Я люблю тебя, жизнь», «Подмосковные вечера», «Одинокая гармонь», «Снова туда, где море огней», «Устал я греться у чужого огня -  ну где же сердце,  что полюбит меня», - всё это и многое другое - Георгий Отс (на фото), ставший близким другом Владимира Ааса. Эти песни и сейчас живы - легко найти их в Сети и  слушать, слушать можно бесконечно. Так хороши. А вот самому исполнителю, к  сожалению, судьба отмеряет не густо. Неповторимый Георг на земле задержался обидно мало. Ушёл в расцвете славы, в 1975-м году (ему было всего 55 лет). Сказались военные стрессы?..

Владимир Аас догонит своего друга на небесах всего через два года, уйдя в вечный полёт вообще в расцвете - в 51 год. Эхо из детства былой войны?..

Могила Георга Отса на Лесном кладбище в Таллине часто в живых цветах. Ниже - последнее земное пристанище его друга...

Могила Владимира Ааса в Южно-Сахалинске, на старом кладбище, что по улице Ленина (недалеко от перекрёстка с Пуркаева). Гранитный памятник вдова привезла из Эстонии...

Но до этих печальных минут ещё далеко. В нашем повествовании жизнь продолжается.  

После Великой Победы минут годы и неведомая сила потянет военного комиссара Таллина Владимира Ааса с насиженного места обратно в Россию. В Россию, с которой сроднили артековские годы войны. И вне которой о уже не мог.

Из ухоженно-чопорного, блистательного морского города с дивной архитектурой, историей и культурой, он неожиданно для всех выбирает другую часть огромной страны. Забубённый Южно-Сахалинск, такой заштатный и небольшой рабочий город тех лет. Как и в столице Эстонии, здесь скромно займёт пост городского военкома.  

Правда, именно в Южно-Сахалинске однажды он встретит и любовь всей своей жизни. Родится наследник Андрэс...

Может быть, именно поэтому душа и рванула на Край Света, чтобы соединиться с островитянкой Зоей? Пути Господни неисповедимы.

В Южном иногда будет навещать его и Надежда Кузнецова, учительница из Северо-Курильска. Товарищ ещё по той легендарной смене «Артека». Её, сибирячку, тогда направили медики укреплять здоровье в пионерлагерь... А когда вдруг не стало Владимира Ааса, она навестила его родных,  принесла живые цветы на могилу, к эстонскому обелиску на сахалинской земле.

Конечно, мы сильно убежали вперёд. В сборнике, изданном в Таллинне на эстонском после войны, есть и, не будем забывать, и его уже нетленные воспоминания. О самой, самой длинной, драматичной смене «Артека».   

ПУТЕШЕСТВИЯ ПОНЕВОЛЕ

В предыдущем посте («Пионерские костры войны»), речь шла о переезде, фактическом бегстве детей от наступавших фрицев. Из полуострова Крым в Подмосковную базу отдыха «Мцыри».

Бывшая усадьба, где некоторое время жил и творил великий Михаил Лермонтов. При советской власти здесь действовал санаторий «Мцыри», куда из охваченного войной Крыма поначалу эвакуировали оставшихся пионеров «Артека»...

В другое время в этих хоромах можно было бы тоже радоваться, бесконечно включая воображение. Вместе с созданными здесь шедеврами поэта путешествуя во времени и пространстве. По новому открывая поэму «Мцыри». Пронзительно-свободолюбивую, полную романтики и драматической энергии.   

«...Я мало жил, и жил в плену.
Таких две жизни за одну,
Но только полную тревог,
Я променял бы, если б мог...»

Где, как не тут, вспоминать и первую любовь гения, случившуюся в здешних местах. Бесконечно бродить, фантазируя, по историческим комнатам и залам особняка, который Владимир Аас назовёт замком.  

Но пионерам уже не до романтики. Немцы стремительно подползали к Москве. Вой тревожных сирен и грохот канонады -ближе и ближе...

Встревоженная и почти паникующая столица, часть правительства которой уже съехала в Куйбышев, а другая сидела на чемоданах и с надеждой и тревогой взирала на Сталина, который отказался уезжать, чем вселял надежду в неизбежность победы под Москвой. В эти лихорадочные и судьбоносные для страны дни, как ни странно, в Кремле помнили и об артековцах, сидящих в «Мцыри»!

Немцы, конечно, через свою разведку тоже просекли, кто в санатории. И наверняка не прочь были захватить ребят в плен, устроив из этого очередное пропагандистское шоу. Так что оставлять ребят в санатории было небезопасно. Потом, с приближением фронта в бывшем имении пришлось разместить госпиталь советских бойцов...

Короче, правительство СССР распорядилось эвакуировать артековцев подальше от пуль и бомб - поближе к Сталинграду. Кто ж знал, что и там через некоторое время грянет историческая битва, решившая исход войны. И опять, упреждая её, придётся спасать детей и подростков, переводя их на Восток...

Мы расстались, когда наш герой, пересев в городе Горьком (сегодня это Нижний Новгород) с речного теплохода «Правда» на другой, «Урицкий», увозя пионеров всё дальше и дальше от беды. 

САНАТОРИЙ НА ДОНУ

«А новым домом назначили нам санаторий на Дону, около станицы Нижне-Черская», - напишет Владимир. Из-за войны легендарный судоходный канал, соединяющий и поныне Волгу с Доном, ещё не построили. Он появится только после Победы, в 1952-м году.

Этот Волго-Донской судоходный канал имени Ленина помешала   быстро отстроить Вторая мировая война...

Добираться из волжского речного порта Сталинграда до станицы пионерам пришлось уже на автобусах, которые выделили местные власти. Как оказалось, прохлаждаться на новом месте пионеры не стали. И перво-наперво организовали Тимуровские отряды для помощи семьям колхозников, оставшимся без кормильцев, ушедших на фронт. Девушки взялись нянчить детей, полоть грядки, ухаживать за скотом. 

«А мы, парни, заготавливали дрова для семей фронтовиков, ремонтировали избы, сараи, - вспоминал Владимир. – Наступала страда, а в колхозе рук не хватало. Правление попросило артековцев о посильной помощи в уборке урожая. Помогать ребята согласились сразу. Создали четыре бригады, чтобы трудиться посменно. Колхозники убирали зерно имевшимся у них комбайном, а наша задача - обмолотить его и засыпать в мешки».

Селу в военное время тоже приходилось тяжко, даже если фронт был не близок...

Во время страды охватывал всех неведомый досель азарт. О пересменках забывали думать. Бросать бедных женщин и стариков на поле никто из пионеров не хотел. Оставались до упора, пока усталость не валила с ног. 

Немного сна прямо здесь, на соломе - и опять за дело. Кормили тут же, в поле. Настоящим украинским борщом, густым, наваристым, искрящимся от жира и...  Жгучим от красного перца. Последняя деталь подростков не шибко радовала, но терпели. Больше было не до вкусняшек лагерного повара.

Местные относились к артековцам сердечно, как к родным. Старались отдавать им самое лучшее. Особенно полюбили ребята арбузы и виноград - этого добра в их южной стороне было много. На тепло и заботу взрослых отвечали фантастическим трудоднём. Иногда ещё находили в себе силы, скрасить жизнь небольшими самодеятельными концертами. Прямо на полевом стане. «В колхозе был и свой мощный хор мальчишек, юных казаков, с настоящей бравой экипировкой довоенного кроя. Тем не менее, наши выступления всегда вызывали овацию. Здесь же, на стане, узнал о падении Таллинна - русским языком мы, эстонцы и латыши, ещё владели не важно - газеты свободно читать пока не могли», - писал Владимир.

Но со временем русский для многих из них станет вторым родным. Правда, его тайны они постигали в основном самостоятельно или с помощью  товарищей по пионерлагерю.

ОСЕНЬ 41-го ...

«Погода становилась по-осеннему всё более изменчивой. Часто стал падать мокрый снег. Но в летнем санатории совсем не оказалось печей отопления, мы  стали было зябнуть, потом  откровенно мёрзнуть».

От плохой погоды не спасал уже и общий кров, сколько не набивайся в комнату - стужа крепчала, грозя своим пленом. Возникла реальная опасность простудных хворей.

«Тогда нас спешно перевезли в одну из больших школ Сталинграда (ныне это Волгоград).

Отвели четвёртый этаж, а на втором и третьем разместился Детский дом. Сирот в городе становилось всё больше, война каждый день взимала жизнями свою кровавую дань на фронтах. Наши войска по-прежнему отступали или героически, из последних сил, на отдельных рубежах пытались держать оборону. А немец пёр и пёр...

Но Сталинград ещё был мирным (если не считать самолёты-разведчики и отдельных бомбардировщиков, пытавшихся прорвать к городу.

«Классные комнаты переоснастили под жилые, вместо кроватей используя борцовские маты. Из спортзала получилась столовая, из коридора - помещение для физкультуры и прогулок. И хотя занятия в здешних школах давно начались, мы, из-за организационных причин сильно отстали. Пришлось навёрстывать. Особенно большие трудности возникли из-за нехватки учебников и бумаги. Ходил с Виктором Пальмом в холодные зимние дни по окраинам Сталинграда - он  тянулся на десятки километров вдоль одного берега Волги. Преодолевали в день километров по 30. Искали на свалках обрывки бумаги, старые  учебники, канцелярские принадлежности. Просили и прохожих помочь, кто чем может. И те старались подсобить, хотя у многих уже тоже небыло ничего. Иногда нас, уставших и обессиленных поисками, подбирали  военные машины».

Как бы там ни было, многие проблемы удалось решить. «И теперь по нескольку часов в день со старшими пионервожатыми постигали тонкости русского языка (начинали с простых детских книжек с картинками). И потихоньку так переходили на  взрослую литературу. Упорство и труд всегда дают результаты: к весне читали и говорили мы  уже вполне сносно. Не забывали о математике, физике и других предметах».

На пороге стоял Новый 1942 год.

Долгими тревожными вечерами, конечно, вспоминали дом, родных. Опять же, всем очень не хватало материнского тепла... Старались держаться, подбадривая и поддерживая друг друга. Но иногда ночью кто-то мог не удержаться от нахлынувшей тоски-кручины. И в наступившей тишине можно было уловить и чей-то вздох, и чей-то всхлип в подушку. Война, чужбина для 13-15-летних были большим испытанием. Поэтому даже внешне «стальным» эстонским ребятам приходилось не просто справляться с общей и частной бедой.

В такие минуты рядом всегда оказывался руководитель лагеря Гурий Ястребов, своими интересными байками отвлекавший ребят от  тоски по дому и близким. И просто грустных мыслей. Часто рассказывал и историю родного «Артека».  

Она, эта история, бывало по-настоящему захватывала воображение  ребят.

МИФЫ И ФАКТЫ

Пионерский лагерь «Артек» в действительности основан почти на год раньше официальной даты рождения (16 июня 1925 года). Конечно, не без помощи уже во всю рулящей страной коммунистической партии.   

О создании оздоровительного детского лагеря в по райски дивном крымском урочище Артек впервые объявили 5 ноября 1924 года. На празднике пионерии Московской губернии. Заканчивался памятный год - этой детской организации после смерти вождя мирового пролетариата решили дать его имя. Так В.И. Ленин стал неотделим от пионерии СССР. Правда, взамен другого не менее громкого имени.

Вот они, в странных «будёновках» что-ли.  Ещё не придуманы галстуки, но уже были красные знамёна, пятиконечная звезда (куда ж без неё). И провозглашена заклинанием всегдашняя готовность (к подвигу ежедневному и ежечастному, конечно), Которого хотелось новой власти даже от своих детей...

Немного жутковатый снимок из тех времён. На некоторых уже галстуки пионерские, появились  труба (предтеча горна) и барабан. Но мало искренне радостных лиц, без революционной пурги и дебелизма. Есть и откровенно несчастные дети в настоящих лохмотьях: 1922-й, Гражданская война официально закончится только в октябре. Вокруг - тьма сирот-беспризорников, наводнивших города. Их надо не пустить под каток или «крышу» тотальной воровской преступности, проституции и прочих прелестей дна. Предстоит всех отмыть, обогреть, накормить. Излечить. Научить грамоте.  И обязательно подарить новые идеалы и цели. А иначе  зачем весь маскарад, если новые обряды никуда не ведут? И ведь  молодая Республика с этим тоже как-то быстро сумеет справится...

А это, кажется, 1923 год, первые пионеры Подольска кого-то отдалённо напоминают. Но не хватает скаутской муштры, дисциплины и хорошего асфальта, наверное, тоже...

Пройдёт ещё пару лет и что мы видим в 1924 году? Справа прилично одетый вожатый в  галстуке. В отряде уже нет ребят в лохмотьях. Пионерские отряды, похоже, теперь мало чем дивят москвичей, привыкших за революционно-военное лихолетье ко всему...

Детско-подростковая организация с момента своего официально утверждённого рождения в  1922 году (в этом году ей - 96 лет, получается) уже носила проверенное в веках имя борца с тиранией - Спартака. Который, если кто забыл, ещё лет за 70 до нашей эры (конечно, если верить преподносимой нам истории), возглавил в Римской империи восстание гладиаторов и рабов.  

Таким образом, наши юные предки 20-х годов прошлого века успели побывать и спартанцами. Правда, недолго. Даже меньше своих взрослых тёзок в Германии. Последняя, мы знаем, для нас почти всегда была неиссякаемым кладезем мудрости и подражания. Не считая тех  коротких и судьбоносных периодов, когда мы открыто, не на жизнь, а на смерть, друг с другом воевали. Но потом как-то быстро всё это предавалось забвению. И дружили опять.

Отдельная песня на несколько веков(!) - немецкие цари на русском престоле. Это даже не сенсация, а банальщина: после смерти Петра I у нас никак не меньше 12-ти таких коронованных особ насчитывается. Если пропустить незабвенную Елизавету Петровну (она была немкой лишь наполовину). А если всё-таки считать и её, то аккурат чёртова дюжина набирается. 13 августейших! В числе которых была и Екатерина II (Великая). И менее удачный Николай II (называют Кровавым, хотя уже совсем не уверен)...

С Петра III, раз уж сегодня попали они в наш переплёт, русский трон оседлали чистокровные немцы. Другими словами, «русские цари» женились только на немецких принцессах. Следовательно, престолонаследник получал чистую немецкую кровь. Значит, Германия 200 лет правила Россией. Не понимая и не любя её (за редким исключением).   

«БАЦИЛЛА» И МИФИЧЕКАЯ СВЯЗЬ

И даже после падения самодержавия, с декабря 1923-го по август 1941 года, в России действовала Автономная Советская Социалистическая Республика немцев Поволжья. До этого была Немецкая коммуна, нарезанная из частей Саратовской и Самарской губерний. С административным центром в Саратове (с 19 октября 1918 года по май 1919 года). Затем столицей российских немцев стал новоиспечённый Марксштадт (с мая до 4 июня 1919 года Екатериненштадт). 24 июля 1922 года центр автономной области  перекочевал в присоединённый к автономии 22 июня город  с хорошим русским названием Покровск. Увы, в 1931 он переименован в Энгельс! А сколько улиц и проспектов на просторах нынешней РФ носят этим откровенно русофобские имена! Не пора ли вернуть их на родину (в ФРГ)?

Ведь никогда, как ни Карл Маркс, ни Фридрих Энгельс, особо не любившим Россию и русских. И это ещё мягко говоря. По правде, так они просто ненавидели Россию, будучи на содержании у Короны Британской империи. Только несколько штрихов, раз мы вспомнили этих деятелей, имена которых у нас, как и при СССР, на каждом шагу!

Так, однажды Энгельс патетически восклицал: «У Европы только одна альтернатива: либо подчиниться варварскому игу славян, либо окончательно разрушить центр этой враждебной силы -Россию». А многие западные историки считают, что своей ненависти к русскому народу Адольф Гитлер выучился именно у Карла Маркса и его друга Энгельса.

Зато мы уж как полюбим, так полюбим! На века. Особенно в революционном экстазе...

Икается и поныне.

АССР немцев Поволжья на карте РСФСР

Что касается большинства наших императоров (императриц), то они абсолютно не имели генетических корней в стране, которой рулили - вот  феномен, так феномен. Просто бомба под страну была заложена давно. И однажды, как это и положено бомбе, она сработала.  

А Ильич, пожив на Западе, похоже, тоже оказался хорошим учёником и Маркса, и Энгельса. И в целом английской Короны. По части «любви» к своей Родине.

Но по сию пору этот факт глубоко не изучен. И не оценён. Причём   загадочная традиция не прервалась и после отречения Николая Второго от престола: Ульянов-Ленин спешно прибыл в Петроград делать уже Октябрьскую революцию, по меткому выражению Черчилля, «как бацилла в опломбированном вагоне».

Говорят, это тот самый вагон, привёзший новую «революционную бациллу» в Россию...

Так это реально эпохальное событие увидел уже советский художник для истории...

Формально из Швейцарии, фактически - через враждебную Германию, снисходительно разрешившую будущему вождю «заражать врага». И даже вроде как деньжатами подсобив! К слову, наш нынешний лидер, по иронии судьбы, тоже вернулся на родину из части Германии. А когда РФ вдруг откололи от СССР и она, как и весь Союз, пошла в разнос, неким чудесным образом встал у руля, остановив дальнейший крах.

Так что с Германией, и правда у нас какая-то мифическая связь -вопреки всему и несмотря ни на что через века.

Не знаю (и спросить уже не у кого), говорил ли Гурий Григорьевич Ястребов, директор прифронтового «Артека», обо всех подобных исторических перипетиях в своих рассказах пионерам. Но вот одно обстоятельство должен был упомянуть. Что именно по мудрому напутствию немецких товарищей, успевших задружиться уже и с новой революционной верхушкой России, - именно советская пионерия сначала подхватила упавшие было в Германии знамя Спартака.

ИЗ «ШИНЕЛИ» СПАРТАКА

Да, из этой «шинели» вышла компартия Германии, лидеров которой (знаменитую супружескую пару - Карла Либкнехта и Розу Люксембург) действительно и подло, и жестоко убили в Берлине в 1919 году. И сам марксистский «Союз Спартака», который поддерживали сотни тысяч немецких рабочих, на корню извели. Мировой капитал (читай, Корона), «бациллы» приготовили исключительно для всегда нелюбимой России. Но не случись в Германии этой скорой расправы, когда тамошняя власть, казалось, уже была загнана в угол, и могло произойти всякое. Точнее, повториться пролетарская революция. Но уже под другим небом. Революция, «которая свергнет мировой капитализм, империализм и милитаризм». И мировая история пошла бы совсем по другому сценарию, о чём вполне мог фантазировать и главный военный пионервожатый «Артека» Гурий Ястребов. 

Не выгорело, что ж. Земная закулиса эти лекала готовила для кройки и шитья только для нашего Отечества. 

Может быть, в следующий раз и под другим солнцем - получится? Символическое же воскрешение германского знамени «Спартака» в России поначалу казалось очень уместным. Но через пару лет актуальным станет совсем другое имя.

Таким представляется Спартак сегодня...

А таким выглядели спартанцы Германии в 1918-м году, незадолго до своего уничтожения. Наверное, даже те, кто имеет очень богатое воображение, согласятся, что эти немцы на советских пионеров похожи здесь мало...

Владимир Ильич Ленин, конечно, был ближе и понятней, а главное, родней. Его имя и получила на многие десятилетия отечественная пионерия.

ИЗ ИСТОРИИ «АРТЕКА»

Идея строительства детской здравницы в окрестностях Аю-Дага не менее впечатляюща. По романтической версии, в тихий осенний вечер 1924 года в Крыму у подножья горы Аю-Даг дефилировал медик, он же старый большевик Зиновий Петрович Соловьеёв. Отдыхал от былых революционных бурь, наслаждаясь природой. Живительный горно-морской воздух благоволил мечтам и множил планы. Мысли улетали далеко за Аю-Даг.

Соловьёва действительно волновала судьба беспризорников, как и всех пролетарских детей. Многие из них после волны страшных войн (Первой мировой и Гражданской) стали сиротами в стране, на годы погрязшей в разрухе, нищете, разбое. В том числе и разбое государственном, как то «раскулачивание» или «коллективизация»...   

Страсти Египетские отдыхают!

Между тем, что-то типа санатория, «лечебного лагеря» Зиновий Петрович действительно хотел создать для ребят. И за это ему - поклон.

Об этом подвижническом феномене можно было прочитать и на страницах подарочной книги-фотоальбома «Артек», изданной всего за год до начала Второй мировой войны.

Ничуть не умаляя заслуги Соловьёва, прислушаемся и к ночным рассказам директора в вынужденном изгнании из лагеря. А первоисток таков: о создании на побережье Крыма санатория для подростков, оказывается, ещё в военном 1921 году озаботился Сергей Метальников. У этого известного русского ученого-иммунолога и одного из основателей Таврического университета, в  неповторимом местечке Артек была просторная дача (основной дом сохранился и поныне).  

Именно этот врач, работающий над проблемами повышения иммунитета и профилактики болезней, в 1921 году и предложил впервые использовать свою дачу как детский санаторий! Советские власти, отдадим им должное - к идее профессора прислушались. Правда, как это часто бывает в России, хорошее пробивает себе дорогу через дурное. Его дачу национализировали и разграбили, а сам он эмигрировал во Францию, где прославился работами в Институте Пастера.

Жаль, в официальной истории Артека строчки для Метальникова пока не нашлось.

Дом Метальниковых в Артеке...

В отличие от профессора Метальникова, снискавшего себе мировую известность в эмиграции, Зиновий Петрович Соловьёв к началу 20-х годов уже был живой легендарной. Он закончил, по счастливому стечению обстоятельств, ту же Симбирскую гимназию, в которой учился Ульянов-Ленин. Членом РСДРП удачно стал в туманном 1898 году, чем навсегда вписав себя в когорту старых большевиков. Успешно закончив Казанский университет, он начал свою медицинскую практику в Симбирске (ныне Ульяновске). Там же руководил местной коммунистической ячейкой вместе с младшим братом вождя – Дмитрием Ульяновым. В медицине Зиновий Петрович слыл подвижником: активно разрабатывал методы борьбы со скарлатиной, туберкулезом, тифом, руководил журналами «Врачебно-санитарный листок», «Общественный врач», «Врачебная жизнь», вел санитарно-просветительную работу.

«ЮНОМУ ПИОНЕРУ - ЗДОРОВОЕ ЛЕТО!»

Именно по предложению Зиновия Соловьёва в 1917 году Пироговское общество выступило против восстановления на фронте смертной казни (гуманист Соловьёв вряд ли догадывался, что совсем скоро его товарищи по партии будут жонглировать смертной казнью по своему усмотрению)После Октябрьской революции именно Соловьев разработал проект создания народного комиссариата здравоохранения, которым заслуженно   гордился СССР все годы своего существования. Сам наркомат (министерство) появился 11 июля 1918 года - Зиновий Петрович сразу занял в нем должность заместителя наркома.

Подвижник и добрый реформатор Зиновий Соловьёв в молодости...

Однако для нашей истории важно другое - то, что одновременно с этими назначениями Зиновий Соловьёв занял пост председателя исполкома Российского общества Красного креста (РОКК). Ведь именно по инициативе Красного Креста в 1924 году в СССР была организована «Служба здоровья пионеров», благодаря которой при школах и клубах начали появляться врачебные кабинеты, а пионерские отряды стали снабжать медицинскими аптечками. Ничего подобного нигде в мире ещё не было и в помине!

Тогда же появился лозунг «Юному пионеру – здоровое лето!». Однако до создания пионерского лагеря было далеко - у Красного креста не было ни денег, ни специалистов, ни соответствующего опыта. Поначалу даже попытались перенять опыт британских бойскаутов – стали копировать их военизированные лагеря.Но  быстро  поняли, что истощенным революцией и голодом детям нужна не строевая подготовка и азбука выживания в лесу, а медицинская помощь, здоровое питание, солнце, свежий воздух. То есть,  и полноценный отдых!

Здесь и пришлась очень кстати давняя идея Сергея Метальникова. Выбор места для первого летнего лагеря для советской пионерии был предопределён. А самыми первыми обитателями «Артека» стали не дети героев революции и гражданской бойни, а ребятишки, действительно предрасположенные к туберкулёзу.

Сильно повзрослевший Зиновий Соловьёв и незабвенная немецкая революционерка Клара Цеткин, придумавшая для советских пионеров почти полуказарменную дисциплину -чтобы не расслаблялись особо. «Артек», 1925 год...

Таким образом, пионерлагерь «Артек» родился под сенью креста, а не красной звезды с серпом и молотом. Эту эмблему Российского общества Красного креста мы видим на первом знамени советских артековцев (см. предыдущее фото). И первая фирменная песня «Артека», написанная неугомонным Зиновием Соловьёвым, начиналась почли мифически:

«Лагерь наш построил РОКК,
Комсомол ему помог».

А 30 ноября 1924 года в главной газете страны «Правде» появилась статья Зиновия Соловьёва «Крым – пионерам». Предложение организовать в Гурзуфском урочище Артек Всесоюзный санаторий для школьников, страдающих туберкулезной интоксикацией и другими серьезными заболеваниями, ЦК РОКК направил властям 6 января 1925 года. С этого момента и стартовала подготовка к обустройству лагеря. Вот как описывал этот процесс сам Зиновий Петрович: «Я поделился мыслями с будущим организатором артековского лагеря Федором Шишмарёвым и мы, быстро поняв друг друга, сошлись на плане устройства в «Артеке» опытного пионерского лагеря, который мог бы послужить образцом для работников на местах. С этой целью Красный Крест арендовал весь «Артек» площадью 100 десятин с его дачами и парками, лесами, лугами. На этом просторе можно из года в год создавать своеобразные учреждение, которое со временем превратится в настоящую «Пионерию».

Группа артековцев, в центре - Зиновий Соловьёв и Фёдор  Шишмарёв, 1927 год

Здешние дачи уже были в основном национализированы, разграблены и заброшены (мы выше уже упоминали, казалось, незавидную судьбу тех лет дом «крёстного отца» крымского пионерлагеря профессора Метальникова). К счастью, с рождением  «Артека» у этих дач появилась возможность обрести второе дыхание.

В 1925 году организация здравницы проводилась исключительно на средства Красного Креста. Денег было в обрез, но их хватило на покупку четырех брезентовых палаток, 80-ти деревянных топчанов, постельного белья, табуреток, столиков, рукомойников, мыла. И форменной (сегодня можно говорить - фирменной) одежды для детей.

Палатки оказались большими, высокими и светлыми, внутри были деревянные полы. Вся территория освещалась керосиновыми лампами и корабельными фонарями - электрического освещения, как и водопровода, тогда здесь ещё небыло. Влагу вручную накачивали в тазы и чаны из двух колодцев.

«Артек» образца 1925 года...

 Зато в ближайшее время именно для строительства нового «Артека» в Крым отправится отряд комсомольцев-строителей, подключится и местное население. Возле самого моря появится костровая площадь с амфитеатром для гостей. Вырастет высокая мачта-флагшток. Разобьют газоны и клумбы. Начнут строиться капитальные корпуса.

В  усадьбе князей Потёмкиных (соседей Метальникова) поместятся клуб, библиотека, врачебный кабинет. Главврачом и заведующим лагеря станет упоминаемый выше соратник Соловьёва Федор Шишмарев, ранее заведовавший туберкулёзным санаторием «Ай-Даниль». К сожалению, об этом руководителе известно немного. Вот разве что в газетах тех лет его называли «исключительным организатором, преданнейшим советским человеком, великолепным врачом». И ещё правой рукой Соловьева.

Отряд на линейке. «Артек», 1925 год

24 мая 1925 года вышел первый номер газеты «Комсомольская правда», которая до самой кончины СССР будет любимейшим изданием молодёжи страны. А в своём первом номере «Комсомолка» разместила примечательную заметку «Лагерь в Крыму». Читаем: «Ц.Б.Ю.П. (Центральное бюро юных пионеров) при помощи Красного Креста организует на лето лагерь в Крыму для пионеров Москвы, Иваново-Вознесенска, Ленинграда и Ярославля. Под руководством тт. Семашко и Соловьёва для лагеря выбрано одно из лучших мест Крыма. Лагерь явится первым опытом лагеря-санатория. В лагерь поедут пионеры, предрасположенные к туберкулезу».

Потом, конечно, поедут и отличники, и активисты.

Несколько слов о Николае Семашко, первом наркоме здравоохранения. Со своим заместителем Зиновием Соловьевым он сутками напролёт планировал обустройство лучшего пионерлагеря страны (а скорей всего, и всей земли). «Нам нужно в организации лагеря нового типа проявить максимум чуткости и внимания к детям. Этому нас учил Владимир Ильич», —подчёркивал он.

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

Чему там ещё учил Ленин, с годами мы узнаём всё больше. И не всегда эти откровения добавляют только белых красок его портрету. Своих детей у Ильича небыло и он, говорят, искренне симпатизировал всем чужим. Или, возможно, искупал таким образом кровавые беспределы революции и Гражданской войны? Но факт остаётся фактом - и он, и Сталин детей старались не обижать. Детские сады, школы, станции юных техников, Дворцы пионеров и школьников. Институты, больницы, санатории и пионерлагеря. А ещё детские библиотеки, клубы. Масса литературы высшей пробы для детей издавалась. Как и журналы, газеты. Снимались кинофильмы и киножурналы. Самодеятельные кружки - на любой вкус. Театры Юного зрителя были открылись во многих крупных городах (и действуют поныне!).

Ничего подобного больше нигде в мире не было. И нет. Не зря же  всего за пару десятков лет удалось построить мировую сверхдержаву СССР. С передовой наукой и техникой. Не случайно потом и первыми шагнули в космос...

Правда, в сталинские времена, случалось, родителей некоторых детей увозил навсегда в ночи «Чёрный ворон» судьбы. И тогда маячил детский Дом...

Такие были времена. Страшные и интересные. Творчески удивительные. И прорывные во всех сферах. А цветные красиво нарезанные бумажки (деньги) - никогда не были главной целью существования на земле. Во всяком случае, для советского человека жизнь не уходила на то, чтобы только на неё зарабатывать. А пенсии были достойными: от 75 процентов зарплаты былой - для всех. И не было сегодняшней проблемы по резкому повышению срока выхода «на заслуженный отдых». При озвучивании новых цифр многие рискуют до пенсии вообще не дожить. А легенды властей, что «ранний» срок устанавливали потому, что жило большинство всего-то до 40 лет брехня полная. Например, в начале 60-х средняя продолжительность жизни в СССР - около 70 лет (больше, чем сейчас). И никто даже не заикался о повышении пенсионного возраста.

Так что у пионеров 40-х были все стимулы жить долго и счастливо. Но у всех - свой путь и свой срок на земле. А на  примере нескончаемой военной смены 1941-1944 годов мы видим: да, умели просто любить. И беречь детей не на словах - поступками. Вспомним. В 1925 году персонал лагеря состоял из 21 сотрудника. В их числе пятеро  комсомольцев-вожатых, водовоз, две уборщицы и  пара подавальщиц (официанток). Помимо Соловьева и Шишмарёва, в штате были врач Екатерина Николаевна Згоржельская, медсестра Вера Сергеевна Мамонт, старший вожатый Игорь Селянин, инструктор по физ-ре Петр Еринский...

16 июня 1925 года они были на торжественной линейке из 80 пионеров-артековцев по случаю открытия первой артековской смены. А потом будет и самая длинная, в 1301 день.

Как рассказывала упоминавшаяся «Комсомолка», на первую смену приехали школьники из Москвы и Московской губернии, а также из Тулы и Твери. «Пионерская правда» летом 1925 года была откровенней: «Около Гурзуфа открыт лагерь-санаторий. Сейчас там живут 70 московских пионеров и 10 крымских. Пробудут они 3 месяца. Следующая партия будет набрана в Ленинграде, Ивано-Вознесенске и деревнях Самарской губернии. За лето через этот лагерь пройдет 320 человек». 

Каждый школьник (в первую смену приехали только мальчики) получил кусок мыла, полотенце, многими невиданный ранее зубной порошок и щётку.

Наверное, многие из них больше никогда не будут так безоговорочно счастливы, как те артековцы История сохранила письмо домой одного из пионеров. Оно говорит всё и о времени, и о жизни тех лет:

«Приехали в Нижний Новгород, купили хлеба и колбасы. Приехали в Москву. Обедали: щи с мясом и кашу. Из Москвы поехали и проехали много городов. В Курске пили чай с сахаром. Приехали в Симферополь. Купили колбасы и хлеба: на каждого по 1 фунту хлеба и по полфунта колбасы. Потом поехали в Артек. В море воды много. В Артеке жили месяц. Кормили хорошо».

О потрясающей природе Крыма одна ремарка: «в море воды много». Зато в каждой строчке - о еде! Потому что впервые видели фантастику наяву: щи, да с мясом! И чай с забытым сахаром. Голодное детство 20-х, не очень сытые 30-е. Потом 40-е, где уже о еде у Володи Ааса самый минимум. А ведь бушевала война. Получается, детей к этому времени советская власть накормила досыта. Как и их родителей тоже.

Зато в «Артеке» с первого года существования - пятикратное санаторное питание по всем правилам детской диетологии вели! Спасибо Соловьёву и Семашко. И Сталину тоже - без его ведома ничего в  стране не делалось.  

И кушали здесь дети, со столиц и глухих деревень, всегда за накрахмаленными белыми скатертями. Плюс каждому - роскошная  салфетка в кольце...

Такая ресторанная роскошь появится в пионерском «Артеке» несколько позже, но сути это не меняет: ребёнок здесь, как был, так и остаётся. Всему голова...

***

Война, между тем, для наших артековцев только разворачивала свою чудовищную мощь. Впереди было ещё три года!..

Комментарии

Еще записи этого автора

Как завести блог?

Блогеры

Комментарии в блогах

Популярное в блогах

Теги в блогах