Сегодня
16+
 

Инна Фидянина Зубкова

2 ноября 14:24 / пьеса 813
пьеса 12+

Чудо-лесенка для бабки - пьеса

Театральная пьеса-сказка в 2 картинах. 14 страниц.

Действующие лица

Мужские

ЧЁРТ — с рогами и хвостом.
ПАДШИЙ АНГЕЛ — весёлый старичок.
МИХЕЙ — в первой картине: молодой жених Любки; во второй картине: дед.

Женские

ЛЮБКА — в первой картине: девушка; во второй: бабушка.
КОШКА — домашнее животное.

Пролог

Занавес закрыт. На сцену выходит Чёрт.

ЧЁРТ.

Если сказка — просто сказка,
то даже чёрту она не ласка.
А в нашей мораль великая.
Вот ты мышкою кликаешь
десять часов у компьютера,
а я рядом сижу и путаю
жизнь твою в паутину,
да всё ниже гну твою спину.
Сиди теперь, кликай:
где потерял ты лик свой?
Также и наша Любушка
бабушка-голубушка.
Но всё начнём по порядку:
Любовь молода, а я спрятал
велику дурь в её голове!
Девка не чует обо мне...

Чёрт показывает жест “тише” и юркает за занавес. Звучит музыка. Занавес открывается.

Картина первая

Деревенька. Пространство сцены разделено на две двухэтажные половины.
Верхний этаж — небо, солнышко, облака.
В облаках сидит Падший Ангел и всё время что-то ест, а кожуру и обёртки кидает на пол хаты. Любка периодически подметает этот мусор, думая, что это она сама насорила.
Нижний этаж — хата Любки изнутри: печь, лавка, стол, часы с большим циферблатом, радио, зеркало, на стене висят настоящие серп и молот, дверь на улицу.
На лавке спит Кошка. Дверь открывается, в хату заходит Любка, присаживается на лавку, гладит Кошку.

ЛЮБКА.

Иди ко мне, котишка!
А знаешь, один мальчишка
подарил мне намедни цветы.
Не знаешь к чему это?

Кошка продолжает спать. Из-за печи высовывается чёрт. Любка не смотрит в его сторону.

ЧЁРТ.

Ты
поменьше рот разевай!
То дурная примета, знай.

Чёрт прячется за печь. Любка вздыхает, идёт к столу, раскидывает карты, начинает гадать.

ЛЮБКА.

(сама себе)

Да? Ну коли не врёшь, то и ладно,
нам, крестьянам, сие не накладно.

(обращаясь к зрителям)

Нет, я себе зла не желала,
всё сидела и гадала:
замуж выйду иль помру?

(на стол ложатся карта одиночества и карта смерти, Любка показывает их зрителям, ужасается)

В девках к богу отойду?!

(откидывает колоду карт в сторону, встаёт из-за стола)

Да тут нечего гадать,
надо во поле пахать:
встану кверху задом,
милый будет радый!

Кошка удивлённо отрывает голову от лавки.

КОШКА.

Где ж ты милого взяла?

ЛЮБКА.

Иди к чёрту, брысь, пошла!

Любка обижается на Кошку, берёт серп и уходит в поле жать рожь. Кошка спрыгивает с лавки и плетётся по углам рыскать Чёрта.

КОШКА.

Кабы знать, где чёрт наш спит?
Поди за печкою храпит.

(Кошка находит Чёрта за печкой)

Ну да, вылезай, оглоед,
нашей девке нужен свет.

Чёрт кряхтя, выползает из-за печки.

ЧЁРТ.

Какой свет? Я не пойму!

КОШКА.

Свет судьбы. Идёт ко дну
вся её мохната жизнь:
замуж хочет.

ЧЁРТ.

Ну держись!
Вот вам чудо-лесенка,
лесенка-чудесенка.

Чёрт достаёт из-за кулис лестницу и прислоняет её так, чтобы она упиралась в небо. Звучит музыка. Возвращается уставшая Любка, плюхается на лавку.

ЛЮБКА.

Работа любит кого-то,
Но не наш женский род.

КОШКА.

А пехоту.

Любка, отдохнув, идёт готовить: варит, жарит, передвигает чугунки на печке. После снова плюхается на лавку. Замечает лестницу.

ЛЮБКА.

Наварила, наготовила и в гроб.
Ой, а это что за чёрт?

КОШКА.

Он лестницу и приволок.
Сказал, мол, чудо-лесенка,
лесенка-чудесенка.

ЛЮБКА.

А ещё чего сказал?

КОШКА.

Ничего, спать убежал
за мою родную печь,
из-за него там негде лечь!

Любка ходит вокруг лестницы, раздумывает.

ЛЮБКА.

Что за чудо-лесенка,
лесенка-чудесенка?
Я по лесенке пойду,
прямо к господу приду,
Приду к богу на порог
и узнаю жизни срок.

КОШКА.

(зрителям)

Чёрт совсем скрутил ей мозг.

(Любке)

Не забудь с собой взять воск!

ЛЮБКА.

А воск зачем иль для чего?

КОШКА.

Покапай в облако его:
что воск вылепит тебе,
то и будет по судьбе!

Любка взяла собой спички, церковную восковую свечку, плюнула, дунула и полезла вверх по лестнице. Кошка ложится спать на лавку.

ЛЮБКА.

Ох, крута как лесенка,
лесенка-чудесенка.

Любка залезает на небо, оглядывается по сторонам, видит Падшего Ангела.

ЛЮБКА.

Здравствуй, добрый старичок.
Ты не мой ли мужичок?

Падший Ангел хитро щурится, надевает невероятно огромные очки, разглядывает Марусю.

ПАДШИЙ АНГЕЛ.

Я то? Бог. А ну слезай!
Рано, дева, тебе в рай.

Любка удивленно разглядывает Падшего Ангела.

ЛЮБКА.

А я бога и ищу.
Непохож. Ну уж прощу.
Мне назад никак нельзя,
у меня горит судьба!

ПАДШИЙ АНГЕЛ.

(не переставая жевать)

Это что за бабий бунт?
Нет, не место девкам тут!

ЛЮБКА.

Не уйду, ты так и знай!
Не на твой я каравай.
У меня добра полно:
забито зёрнышком гумно.
До тебя другое дело:
говорят, я перезрела.
Замуж мне идти иль как,
может, трошки подождать?

Падший Ангел от удивления перестаёт кушать.

ПАДШИЙ АНГЕЛ.

А вот это интересно,
ты у нас чи ни невеста?

Любка смущённо отмахивается.

ЛЮБКА.

Скажи, скажи мне, боженька,
только осторожненько:
сколько мне осталось жить,
сколько в девушках тужить?
Только, милый боженька,
не скажи мне ложненько!

Падший Ангел охает, вздыхает и недолго думая, врёт.

ПАДШИЙ АНГЕЛ.

Ты не бабою помрёшь,
а в сидя в девках, отойдёшь!

Любка ойкает, всплёскивает руками и в страхе спускается вниз.

ЛЮБКА.

Ой бяда, бяда, бяда!
Зачем залезла я сюда?
Вниз спущусь по лестнице,
мне больше ни невеститься!

Любка оказавшись на полу своей хаты, убирает лестницу в дальний угол. Из-за печки высовывается чёрт и хихикает.

ЧЁРТ.

Ишь ты, ни невестится,
так бог от тя открестится!

Любка берётся за веник и подметает пол. Часы бешено бегут / зритель должен понять, что прошёл год-другой /. Стук в дверь. Входит Михей с букетом цветов.

МИХЕЙ.

Ходят слухи… Может, хватит
девушке одной гулять.
Не я ли тот мужик прекрасный,
что готов тебя прибрать?

ЛЮБКА.

В девках я помру, к другой
поскорее уходи,
не стой у бога на пути!

Любка веником прогоняет Михея из дома. Михей уходит, кинув букет на пол. Любка подбирает букет, ставит его в вазу, включает радио, садится за стол, подпирает рукой голову — печалится и мечтает. Из радио звучит “Песенка про Любашу”.

ПЕСЕНКА ПРО ЛЮБАШУ

Как играла на дудочке
наша девочка Любочка,
наша девочка Любочка
играла на дудочке,
а за девочкой Любочкой
журавли да цапли,
и росинки капали.
«День, день, дребедень, —
пела, пела дудочка
в руках, губах у Людочки —
Дзень, дзень!»
Через пень,
через пень и кочку.
— Ах ты, наша дочка,
куда ж ты побежала,
куда, куда позвала
журавлей да цапель?
— Я, отец, на паперть,
я, маманька, в монастырь,
мне бел свет уже не мил!
Пойдёт Люба умирать, умирать,
позабыв отца и мать,
а за нею журавли, журавли
всё: «Курлы, курлы, курлы.»
А за нею цапли:
«Не хотим на паперть,
не хотим в монастырь,
Люба, Люба, не ходи!»
Люба, Люба, Любушка
девушка, голубушка,
брось проклятую дуду,
а то я с тобой пойду
в монастырь, на паперть.
Будет папа плакать,
начнёт мать по мне рыдать,
завалившись на кровать.
Не ходите вы туды,
куды богу нет пути,
куда нету ходу
даже пешеходу,
пешеходу смелому,
судьбу который делает
само-само-самостоятельно!
Какая у нас плакательная
песня получается.
Терпение кончается
у нашего народа:
«Иди за пешехода
ты, Любаша, замуж —
тридцать лет, пора уж!»

Стрелка на часах бешено бежит.

Картина вторая

Вся обстановка та же самая.
Все герои на своих местах. Изменение только одно — Любка состарилась.

ЛЮБКА.

(вздыхая)

Так я жила десятки лет,
соблюдая свой обет.
Год идёт, другой проходит.
Уж какой жених уходит
с распечальной головой.

КОШКА.

Постучался дед седой.

В дверь хаты стучится Михей.

МИХЕЙ.

Двери, старая, открой!

Любка, не узнав в Михее своего жениха, впускает его в дом, садит за стол, равнодушно угощает, чуть ли не кидая в него тарелки.

ЛЮБКА.

Подала я деду обед,
рассказала свой навет.
Дед печально кушал,
вроде бы, не слушал.

Михей встаёт из-за стола.

МИХЕЙ.

Потом встал да и сказал:
иди в погреб, доставай
лесенку-чудесенку,
хватит куролесить тут!

ЛЮБКА.

Я за лестницей сходила,
её к небу прислонила,
хмыкнула: «Да полезай,
помирать мне не мешай!»

Михей лезет вверх по лестнице.

МИХЕЙ.

Я кряхтя, да и полез.

ЛЮБКА.

Что ты, богу кака честь!
Эй, а спросишь то чаго
ты у бога самого?

МИХЕЙ.

Я чаго? А я ничё,
я за смертью. Ты чего?
Смерти ждала — полезай!

ЛЮБКА.

Дед, с судьбою не играй!
Мне тут сказано сидеть
да в окошко всё глядеть.

МИХЕЙ.

Бабам чё ни скажешь, верят!
Кто ж те жизню так отмерит?
Бог, он любит ткань холщё,
яйца, крупы, молоко…
Собирай да полезай,
время даром не теряй!

Любка собирает в котомку продукты, ткань и лезет следом за Михеем.

ЛЮБКА.

Я собрала ткань холщё,
яйца, крупы, молоко.
Плюнула на свой обет
и за дедом лезу вслед.
Ох, крута как лесенка,
лесенка-чудесенка!

Падший Ангел, видя что к нему прёт пехота, убегает, забрав с собой всю свою еду.

МИХЕЙ.

Как бы то бы ни было,
делегация прибыла
на самое то небо.
Был тут бог иль не был?

Любка и Михей оглядываются по сторонам. Любка ищет бога, кричит, зовёт, аукает. Михей деловито усаживается на то место, где сидел Падший Ангел.

ЛЮБКА.

Кричали мы бога, кричали,
накричались, устали.

Любка устало плюхается рядом с Михеем.

МИХЕЙ.

Доставай, бабка, обед!

ЛЮБКА.

Говорит мне трезво дед.

(Михею)

Дык ведь это богу!

МИХЕЙ.

Ишь ты, недотрога.
Давай, вываливай
иль иди, проваливай!

Любка подаёт Михею котомку с едой, плачет. Михей ест, кидает на пол хаты кожуру и скорлупу. Кошка просыпается, берёт метлу, подметает. Чёрт выходит из-за печки, пляшет. Звучит весёлая музыка.

ЛЮБКА.

Ну я вывалила, плачу.
Дед жрёт. Что всё это значит?

КОШКА.

А хрыч наелся, вниз полез.

МИХЕЙ.

Значит, бог уже не здесь!

Михей лезет вниз по лестнице, Любка следом за ним. Падший Ангел высовывается из засады и садится на своё прежнее место: есть да мусорить. Чёрт прячется за печку.

ЛЮБКА.

Ну и я полезла.
Жизнь прожила честно,
а сегодня в тупике,
объясните, люди, мне:
Бога надо слушать
иль всё, что есть, то кушать?

КОШКА.

Всё сожрали до тебя.
Ты бы, бабка, спать пошла.

Любка выталкивает Михея за дверь, идёт к зеркалу, рассматривает себя, ужасается. Снимает со стены молот, закидывает его за плечо, уходит.

ЛЮБКА.

Пойду, сарай поправлю.

Чёрт выходит из-за печи, у него в руках рога чёрта. Чёрт ставит рога на стол, любуется, стирает с них пыль.

ЧЁРТ.

А я рога расставлю
красиво в твоей хате.
Ведь сколько б бог ни тратил
на небе свои силы,
я ближе и всесильней!

Кошка злится и веником прогоняет Чёрта, который выпрыгивает в окно. Кошка выкидывает рога в окно. Входит уставшая Любка, кидает молот на пол, плюхается на лавку.

КОШКА.

Ну что, поправила сарай?

ЛЮБКА.

Поправлю … это … не мешай!

Кошка выглядывает за дверь.

КОШКА.

Дед Михей, иди сюда!
Ждёт тебя твоя жена.

Возвращается Михей.

МИХЕЙ.

(растерянно, показывая руками на Любку)

Дык она ж для бога.

КОШКА.

Ишь ты, недотрога!

Михей берёт Любку под руку и ведёт к столу пить чай. Кошка подметает пол, вздыхает.

Эпилог

Занавес медленно закрывается. Кошка с веником выходит на передний план. На заднем плане Михей и Любка весело пьют чай и хохочут. Звучит весёлая музыка.

КОШКА.

Какой мелкий пошёл народ:
растягаи в рот не берет,
от баранок отказывается.
Масло на хлеб не намазывается,
а суп разлился по хате.
Пора народ этот брати,
брати да с потрохами:
баб вместе с мужиками,
да ложить друг на друга.
Вот такая, блин, скука!

Конец

Теги: пьеса

Комментарии

Еще записи этого автора

Как завести блог?

Блогеры

Комментарии в блогах

Популярное в блогах

Теги в блогах