Бройлерный прогресс

понедельник, 20 ноября 2017, 17:53

Автор: Вадим Горбунов

Птицеферма колхоза им. Ульянова. Углегорский район. 1957-1959 годы

Мы продолжаем рассказывать об истории островного региона, прослеживая взаимосвязь между делами минувших и сегодняшних дней. В год 70-летия Сахалинской области мы предлагаем вниманию читателей архивные фото и документы о событиях, произошедших десятилетия назад, и дополняем их современной информацией по той же теме. 

Выделение «Центральной»

Социализм, как говорится, это контроль и учет. И после освобождения Южного Сахалина специалистами Гражданского управления было учтено в личных хозяйствах граждан «птицы (кур) – 9926».

10 тыс. кур на весь юг острова, это, безусловно, мало. И недаром, как мы уже сообщали, госторговля тех времен в качестве мяса птицы предлагала гражданам тушки кайры. Было в продаже и яйцо этих представителей семейства чистиковых.

Но это мало кого устраивало, поэтому развитию птицеводства стали уделять большое внимание. И уже на пленуме обкома КПСС в октябре 1953 года прозвучало, что «по всем секторам (колхозы, совхозы, подсобные хозяйства, частный сектор) в настоящее время птицы разной примерно 650 тыс. голов». Но все же тогда удовлетворялась лишь четверть потребности области в курином яйце. Хотя в ряде совхозов были созданы довольно крупные птицефермы, было ясно, что будущее – за специализированными хозяйствами.

В 1961 году произошло разукрупнение совхоза «Южно-Сахалинский» с выделением из него птицефабрики «Центральная». Результат был озвучен на очередном партийном активе в феврале 1964 года: «если в 1953 году было произведено в совхозах 67 тыс. штук яиц, то в 1963 году – 16 млн 600 тыс. штук, то есть рост в 247 раз».

Но, как вспоминает отдавший много лет областному птицеводству Владимир Римский, который начал работать на «Центральной» в 1965 году, «содержание было напольным, при этом поение, кормление и удаление помета производилось вручную, вентиляция была естественной, отопление отсутствовало вовсе. То есть вся технология в областном птицеводстве пребывала на жалком, допотопном уровне… Зато худо-бедно производили в день до 30 тыс. штук яиц, и это считалось довольно неплохо, продукцию нашу с руками отрывали…»

Взлеты и падения

В 1966 году птицефабрику возглавил известный Иван Куропатко. Так что главному инженеру Римскому было на кого опереться. Когда же в 1986 году он по настоянию Ивана Павловича, ставшего к тому времени председателем облисполкома, собирался переходить на новое место работы, птицефабрика имени 50-летия СССР (это почетное название было присвоено «Центральной» за производственные достижения) уже насчитывала 600 тысяч голов птицы и производила 140 миллионов яиц. «И была полная уверенность в стабильности нашего производства, казалось, ничто не может остановить это победоносное шествие в наше прекрасное завтра».

Эти слова сбылись, птицефабрика «Островная» – так она стала называться после всех реорганизаций – пережила все трудные времена. В отличие от «Первомайской», куда, собственно, и перешел работать Римский. «Проблема была в несовершенстве проекта, то есть, рассчитывали на одну мощность, потом переиграли на другую, а до ума, как водиться, не довели… На фабрике за все годы так и не было налажено нормальное теплоснабжение. Не была доведена до ума и система канализации – весь навоз и прочие отходы производства, по сути, сливались за птичниками, при этом частично подтапливая поля соседнего ОПХ «Тимирязевское», вызывая при этом бурный «восторг» его руководства…»

Пришлось все перестраивать. Однако время было упущено. «Из четырех новых птичников, которые мы планировали запустить в производство до 1992 года, удалось сдать только один. Второй построили, но закупить и завезти клеточное оборудование так и не успели. Третий остался без крыши, четвертый без стен. Грустно об этом вспоминать…»

А потом на рынок хлынули дешевые «ножки Буша», и дорогой сахалинский бройлер оказался никому не нужен.

Экзотика и реальность

Вообще в 90-е годы много сил отвлекалось на различные эксперименты. Одно время был брошен лозунг о том, что «Гуси Сахалин спасут». Увы, не пошло. Не пошло и более экзотическое страусоводство.

Как сообщали тогдашние СМИ, «экзотических птиц привез начальник отдела по развитию личных хозяйств областного сельхозуправления председатель Сахалинского общества птицеводов и животноводов Николай Лугин». Он передал двух страусят в зверосовхоз «Поронайский».

Поронайские страусы. 2002 год

«Звероводы надеются, что первая пара снесет за этот год примерно 100 яиц, из которых вылупится потомство. Страусы – неприхотливые птицы, по рациону питания очень близки к индейкам: едят траву, сено, комбикорм и зерно и быстро набирают вес. Годовалые страусы весят уже 120-160 кг. По мнению Николая Лугина, страусы через несколько лет могут получить широкое распространение в фермерских хозяйствах Сахалинской области».

Но они не прижились. Зато прижились перепела – птичник крстьянско-фермерского хозяйства «Остров» Сергея Кима уже восстановлен после пожара, восстановлено и поголовье – более 30 тысяч перепелов.

И, конечно, продолжает развиваться птицефабрика «Островная». Не так давно там введен в строй очередной, уже второй в этом году, современный птичник, которым управляет компьютер. Ввод двух новых цехов яичного направления позволит уже в следующем году произвести на Сахалине 120 млн штук яиц, полностью обеспечив потребности жителей. А всего после реконструкции цехов на «Островной» будет 7 корпусов общей вместительностью 450 тысяч голов кур-несушек клеточного содержания.

Кроме того, предприятие продолжит увеличивать объемы производства бройлеров. К концу 2017-го «Островная» намерена выйти на показатель в 2 тысячи тонн мяса птицы. А в последующие годы нарастить его в пять раз.

 

Авторы фото А. Лобов (ГИАСО) и Вадим Горбунов

 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или