На новых площадях

понедельник, 26 марта 2018, 17:08

1156

Летом сорок пятого, после празднования Дня Победы над фашистской Германией, к границам севера Сахалина вплотную приблизилась… война. Начались бои за освобождение юга острова от японских милитаристов. Нефтепромыслы треста «Сахалиннефть» работали бесперебойно.

Не было передышки и после подписания акта о капитуляции Японии. Стране нужна была нефть. В 1946 году предприятия треста дали сверх плана 1 869 тонн, больше, чем в предыдущем году. Значительный вклад в выполнение заданий внесли бригады Эхабинского и Охинского нефтепромыслов. Однако уже в следующем году темпы добычи нефти на этих площадях несколько снизились. Сказалось то, что в военные годы основное внимание уделялось эксплуатации скважин - из них выжимали невозможное. Некоторые месторождения начали истощаться, а разведочное бурение едва теплилось.

 

В 1946 году правительством принимается решение о расширении объема поисково-разведочных работ на Сахалине. Геологоразведочную контору «Дальнефтеразведка» реорганизовали в трест с одноименным названием. Его численность, кстати, быстро росла - сюда шли работать демобилизованные воины, выпускники техникума, приезжие с материка. Что ни говори, а поиск подземных богатств - это романтика, какой бы ни была здесь тяжелой работа. В задачу треста входили поиск и разведка нефти и газа в пределах Дальнего Востока. В его состав входили несколько нефтеразведок, преимущественно северосахалинских, транспортное, строительное и ряд других подразделений. В январе 1971 года трест и его структурные подразделения ликвидировали, и на их базе образовалось Северо-Сахалинское управление буровых работ, а участки нефтеразведок были преобразованы в районные инженерно-технологические службы. В 1979 году на его базе создаются объединение разведочного бурения «Сахалинбургазразведка» и Тунгорское управление буровых работ. К 2000 году в системе ОАО «НК «Роснефть»-Сахалинморнефтегаз» осталось одно управление буровых работ - Ногликское. Ну а после войны все надежды возлагались на трест «Дальнефтеразведка».

 

Нефтеразведка на месторождении Гиляко-Абунан

В конце 1946 года бригада бурового мастера, ветерана нефтяной отрасли В.Е. Карпиленко пустила в действие скважину на месторождении Восточное Эхаби. Это была первая ласточка широкомасштабного наступления нефтеразведчиков на месторождения севера острова. Рождался еще один промысел, а с ним и новый рабочий поселок. В начале 1948 года нефтеразведчики вышли на площадь Паромай…

 

Известные на Сахалине нефтяники – братья Карпиленко, которые в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы трудились на нефтепромыслах треста «Сахалиннефть»

В этом же году Совет Министров СССР принял постановление о дальнейшем развитии добычи нефти на Сахалине. Экономике Дальнего Востока в послевоенные годы уделялось особое внимание. Государство выделило крупные средства на расширение геологоразведочных и буровых работ в области. В трест «Сахалиннефть» была направлена группа молодых специалистов, окончивших вузы и техникумы в Москве, Уфе, Грозном, Баку. На промыслы и в нефтеразведку пришли новые кадры. Они были молоды, полны сил, энтузиазма, трудились самоотверженно. Внедрялась новая техника, в частности, начался перевод станков-качалок на электрический привод. Принимались меры по интенсификации геологоразведочных и буровых работ. Получила развитие сейсморазведка. Этот метод геологических исследований поначалу на Сахалине воспринимался сдержанно, но благодаря усилиям инженера сейсморазведки В.Д. Завьялова и других специалистов к началу 50-х на севере была создана крепкая производственно-техническая база сейсморазведки.

 

ЗАЦЕПИН Симон Николаевич, начальник нефтеразведки Сабо в 1951–1956 годы. Один из организаторов нефтяной отрасли на Сахалине.

Нефтяная отрасль Сахалина стала набирать силы по всем направлениям. Только в течение 1949-1950 годов выполнен огромный объем работ: введены в эксплуатацию нефтепромысел Восточное Эхаби и газовое месторождение в Южной Охе, проложено 100 километров нефтепроводов, построены больница на 300 коек в Охе, эстакады и причалы в порту Москальво, портпричалы заливов Пильтун, Чайво, обустроена авиаполоса для посадки самолетов и открыты регулярные авиалинии Оха - Хабаровск, Оха – Южно-Сахалинск. Началось строительство узкоколейной железной дороги Оха - Катангли протяженностью 262 километра. При тресте создаются транспортная и дорожно-эксплуатационная конторы.

 

Слева - С.Н. Зацепин вместе с другими руководителями треста «Сахалиннефть» и Охинского горрайисполкома (фото из семейного альбома).

В 1951 году на нефтепромысле Эхаби впервые на Сахалине применили вторичные методы эксплуатации месторождений – закачку воздуха и газа в сводную часть продуктивного ствола. Вообще это были годы, когда слово «впервые» звучало очень часто. Нефтяники смело внедряли передовые методы труда, брались за все новое, что могло повысить производительность, дать большую нефть.

 

Жаудат Латыпович Муратов, буровой мастер треста «Дальнефтеразведка», Герой Социалистического Труда. С его именем связаны открытия ряда месторождений на севере острова и рекордные показатели в проходке скважин в целом по объединению «Сахалиннефть»

В те же годы в коллективе сахалинских нефтяников появились высококвалифицированные вышковики и замечательные руководители бригад по бурению скважин. Так, бригада вышкоплотников Стороженко из месяца в месяц перевыполняла нормы и строила буровые за 15- 18 дней. Отлично трудилась бригада вышковиков Брижатого. Она в совершенстве освоила метод перетаскивания вышки и оборудования с «точки» на «точку» и в результате тратила на строительство вышки без подготовительных работ в среднем девять-десять дней.

 

Нефтеразведка Сабо

Правда, не все шло гладко. Были трудности, неудачи, а то и катастрофы. В июне 1949 года на нефтепромысле Катангли случился большой пожар. Шесть суток бушевало пламя. Выжгло все и вся. Ущерб был нанесен огромный. Эксплуатационный фонд промысла насчитывал 139 скважин, из них 112 были полностью уничтожены. Значительные повреждения получила знаменитая в то время сверхглубокая буровая. Сгорел 21 дом. Горели выходы нефти, огонь достиг залива Кайган, подошел к резервуарам нефти. Их удалось спасти только при помощи встречного пала.

 

Охинский район. Испытание установки для прокладки траншей в мерзлом грунте. Установка изготовлена на Охинском мехзаводе

Комиссия, созданная в Охе по особому распоряжению министра нефтяной промышленности СССР Н.К. Байбакова, отметила людей, отличившихся на пожаре. Среди них главный геолог конторы бурения № 3 В.А. Бугайченко, старший механик И.Г. Мелешко, начальник транспорта А.П. Мячин, главный геолог нефтепромысла Д.П. Бездробный и другие...

Что было, то было. Это тоже история. Между тем в хронику трудовых достижений треста «Сахалиннефть» можно смело записать 1951 год. В январе из скважины № 7 на площади Паромай с глубины 700 метров забил нефтяной фонтан. Бригада мастера В.М. Зырянова положила начало эксплуатации нового месторождения. 19 ноября того же года на основании приказа Министерства нефтяной промышленности СССР создан укрупненный нефтепромысел Паромай.

 

Вахта бурильщика В. Куличьяка

В начале 50-х члены геологической партии В.Д. Бутиной, исходив вдоль и поперек тайгу в районе речки Сабо, твердо заявили: здесь должна быть нефть! Что ж, в тресте решили проверить. В один из апрельских дней 1951 года от площади Трапто (это между Некрасовкой и Колендо), оказавшейся неперспективной на нефть и газ, отошел санный поезд и взял курс на Сабо. Как вспоминала старожил села Сабо Л.А. Булгакова, тракторист Иван Поздняков часто останавливался, пока не нашел на берегу реки Сабинки вбитый геологами колышек. Здесь и разбили лагерь. Прежде всего требовалось подготовить жилье, проложить дороги, смонтировать буровую. Первопроходцы трудились не жалея сил и не считаясь со временем. И через два месяца на этом месте стояли десять домиков-палаток, появились клуб, столовая и магазин. Прорубили просеку и к скважинам.

- Будем устраиваться капитально, с жильем нам никто не поможет, - настраивал людей начальник разведки С.Н. Зацепин. Симон Николаевич Зацепин - из ветеранов треста. В Оху он прибыл молодым пареньком в 1931 году, строил дороги, жилье, буровые вышки. Одновременно учился в техникуме, окончил его в 1935 году в числе первых выпускников. Специальность - техник по бурению скважин. Обладая организаторскими способностями, чувством повышенной ответственности, Зацепин возглавлял профсоюзную организацию нефтяников Сахалина, работал мастером в фабрично-заводском училище, директором нефтеразведок.

В декабре бригада мастера Ж.Л. Муратова прорубила на Сабо скважину № 1. А через полгода после прострела колонны из недр земли вырвался газ. Говорят, он шел с такой силой, что все гудело вокруг. Но это не испугало ни мастера, ни рабочих - они, собравшись вокруг, радовались, как дети: раз есть газ, значит, будет и нефть.

Нефть пошла, когда смену принял бурильщик М.В. Редька. Нефть! Весть об этом молниеносно разнеслась по поселку. Струя вязкой черной жидкости била из скважины. Бурильщик П.В. Пиксаев мазал нефтью свои густые усы по обычаю тех мест, откуда он прибыл (а прибыл он из Грозного). Считалось, если нефтью помажешь усы, значит, богатыми будут нефтяные запасы. Примета сработала: прошло еще два года, и специалисты окончательно подтвердили наличие на Сабо промышленных запасов нефти. Сабинская нефть пошла из подземных пластов «на-гора», и ее поток с каждым годом становился все мощнее. Рос промысел, рос и поселок, постепенно благоустраивался и менял свой облик. Рядом с первыми фанзами появился сначала один многоквартирный жилой дом, потом другой. Сабинцы смело внедряли передовые методы работы. Они первыми на острове освоили крупноблочное строительство буровых. С большим уважением в те времена говорили об операторах добычи Н.П. Посашковой, А.Е. Ильиной, Н.С. Гурулеве, З.С. Молотковой, мастерах добывающих бригад В.Г. Пунине, Г.В. Молоткове.

 

Петр Григорьевич Марещенков, буровой мастер, Герой Социалистического Труда

На севере острова жили нефтью. Тайны недр будоражили воображение: в будущем представлялись большие города, благоустроенные поселки. Первые послевоенные успехи подкрепляли эти надежды. В начале пятидесятых полностью закончили восстановление после пожара нефтепромысла Катангли, приступили к обустройству нового нефтепромысла Паромай, ввели в строй две площади нефтепромысла Эхаби, открыли месторождение Сабо, вышли на площадь Тунгор. Тунгор… Он еще покажет свой норов. А пока там шли геологоразведочные работы.

В добыче нефти наконец-то наметился подъем. В 1953 году, впервые за последние семь послевоенных лет, был выполнен годовой план. Как сообщалось в газете «Сахалинский нефтяник», на две недели раньше срока справились с заданием труженики нефтепромысла Восточное Эхаби. Высоких показателей добились вахты старших операторов Нурдинова, Силича и Брусенцова. Досрочно выполнили обязательства Эхабинский и Южно-Охинский нефтепромыслы. Здесь в передовиках были бригады Иванова, Бомко, Турыгина, Лаптева и другие.

В мае 1953 года в Охе пущена в эксплуатацию первая очередь ремонтно-механического завода - литейный цех. Затем один за другим вступили в строй модельный, котельно-сварочный, автотракторный цеха и один из крупнейших - механосборочный. Все цеха были оснащены новейшим оборудованием, все трудоемкие работы механизированы.

В следующем, 1954 году добыча нефти на Сахалине достигла самого высокого уровня за все время существования треста «Сахалиннефть». Значительную роль в этом сыграли буровики. Они сдали нефтепромыслам десятки вновь пробуренных скважин. Особенно большую работу проделали коллективы контор бурения № 2 и № 4. Буровые разведочные вышки, словно огромные

деревья, возвышались над окрестностями Охи, Эхаби, Сабо, Восточное Эхаби, Катангли. Кстати, нефтепромысел Катангли после 1949 года увеличил объемы добычи нефти почти в два раза.

Укреплялась и материально-техническая база треста. Кроме Охинского механического завода вступили в строй энергопоезд, промбаза для буровиков, реконструирован порт Москальво. Закончено строительство железной дороги вдоль восточного побережья острова от Охи до Катангли, принята в эксплуатацию материковая часть нефтепровода Оха – Комсомольск-на-Амуре, чем была обеспечена круглогодичная подача ценного сырья на переработку. Всего строители сдали в эксплуатацию свыше 350 промышленных объектов и более чем 45 тысяч квадратных метров жилой площади.

К концу пятилетки годовой объем добычи нефти возрос с 666,1 тысячи до 948,4 тысячи тонн. Труд сахалинских нефтяников в пятой пятилетке оценен по достоинству. За эти годы 1 684 работника нефтяной промышленности Сахалина награждены орденами и медалями Советского Союза. 153 из них удостоены ордена Ленина, 267 - ордена Трудового Красного Знамени. 1 264 человека награждены медалями «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие».

 

Виктор Дмитриевич Завьялов, организатор и руководитель геофизического предприятия нефтяной отрасли Сахалина

Молодежь ни в чем не отставала от своих наставников, передовиков производства. Родилось замечательное движение – соревнование комсомольско-молодежных коллективов. Тогда их было 19. Бригада нефтепромысла Эхаби, возглавляемая В. Бомко, широко применяла метод прогрева призабойной зоны скважин электропечью, сконструированной изобретателем объединения «Сахалиннефть» С. Калмогоровым. В числе молодых передовиков были А. Пузовкин, слесарь-ремонтник П. Тищенко, операторы, выпускники Сахалинского нефтяного техникума Н. Иванов и Н. Филин, токарь П. Корчуганов, электромонтер В. Лагунов, слесарь-монтажник И. Кривобоков, фрезеровщик В. Шевцов…

В эти годы формировался и инженерный состав треста, совершенствовался управленческий аппарат, укреплялась научная база. У руля структурных подразделений нефтяной отрасли острова становились люди, имеющие специальное, в большинстве случаев высшее, образование по нефтяному профилю, а также опыт работы на нефтепромыслах. Управляющий трестом Е.И. Шевцов имел специальность техник по бурению, прошел путь от мастера до директора конторы бурения в Башкирии, в военные годы руководил трестом «Краснокамск», а потом возглавил «Сахалиннефть». Следующий за ним Н.А. Денежкин (с 1949-го работал заместителем директора объединения «Дальнефть») – инженер-нефтяник с грозненской закалкой. На Сахалине - с военных лет, управлял конторой бурения. Отмечен, кстати, денежной премией за открытие в 1945 году ряда пластов Эхабинского месторождения.

В.С. Быстрицкий был направлен на Сахалин для укрепления треста «Дальнефть» квалифицированными кадрами. С 1950 по 1965 год он трудился в нефтяной промышленности в разных должностях, начиная с управляющего трестом «Сахалиннефть». Среди управляющих трестом в 50-х годах были и кавалер ордена Ленина Ю.А. Басов - фронтовик, опытный руководитель, А.Ф. Васьковский - эксплуатационник, получивший навыки на нефтепромыслах в Башкирии и на Сахалине (Эхаби), А.Ф. Афанасьев - инженер по нефтепромысловому делу, кандидат технических наук с большим опытом работы…

Нефтяная отрасль продолжала уверенно набирать темпы. В 1955 году почти 90 процентов всего бурения ведется турбинным способом, освоено кустовое бурение скважин. К этому времени открыты Одоптинское (сухопутное) и Некрасовское месторождения, новые нефтяные залежи на Пильтунской, Ногликской и Восточно-Эхабинской структурах. В нефтяной отрасли стал применяться хозрасчет, была поставлена задача добиться рентабельности нефтедобычи.

В 1957 году получено около 10 миллионов рублей сверхплановых накоплений. Впервые за много лет перевыполнен план по приросту промышленных запасов ценного сырья. Буровики стали получать первоклассные по тем временам технику и оборудование. Век деревянных вышек заканчивался, их заменяли нефтяные качалки, металлические вышки. Совершенствовалась и технология добычи.

Почти повсеместно началось внедрение вторичных методов эксплуатации залежей. Эхабинцы после успешного испытания метода закачки газа в пласты внедрили методы гидравлического разрыва пласта, теплового воздействия на глубины с помощью электропрогрева. Активно осваивали новые технологии и на Охинском промысле. Все это позволило повысить отдачу пластов, снизить удельные затраты на эксплуатационное бурение и нефтепромысловое обустройство.

Соответственно обустраивался и север острова. Теперь не такими уж труднодоступными казались глухие места, где намечалось искать нефть, лучше был обеспечен тыл нефтеразведки и нефтедобычи - тресты «Сахалиннефть» и «Дальнефть» располагали достаточным парком автомобилей и техники на гусеничном ходу, появились вертолеты Ми-1 и Ми-4, наладилось снабжение в навигацию через порт Москальво. Управление «Дальтехснабнефть» переместилось из Хабаровска в Оху.

В 1957 году в Охе приступили к строительству ТЭЦ. Это огромная стройка для севера по масштабам того времени. Словом, жизнь семимильными шагами шла вперед. Тогда ее еще измеряли пятилетками, семилетками. Как бы ни называли это время свершений, важно, что у людей была цель. Они одолевали бытовые неурядицы, строили, работали и гордились трудовыми победами.

Север же нелегко отдавал свои богатства людям, словно испытывая их на прочность.

 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или