Покорение Тунгора

пятница, 30 марта 2018, 12:50

1588

Нефтегазовое месторождение Тунгор привлекло внимание геологов еще во время войны. В переводе с эвенкийского Тунгор - это озеро, в другой интерпретации - красивое озеро. Так и есть - в хвойной тайге, примерно в 40 километрах от Охи, находится большое, красивое, удлиненное озеро. Эти места и привлекли геологов. Здесь работали геологическая партия Н.В. Некрасова, электроразведочная партия Е.Н. Гаврилова. В 1948 году близ озера вели исследования шесть геофизических партий треста «Дальнефтеразведка». Через три года здесь заложили первые буровые вышки для проводки скважин, причем проектная глубина их была больше, чем на других площадях. Но не сразу открылся тунгорский нефтяной пласт. До нефти добрались в самом начале 1960 года. Бригада бурового мастера К.И. Воропаева при простреле скважины получила фонтан нефти.

 

Бурильщики после трудовой вахты. Площадь Тунгор

Тунгор стал стартовой площадкой покорения рекордов для многих буровиков и нефтяников. Их имена впоследствии звучали далеко за пределами Сахалина. Здесь начинал свою карьеру буровой мастер, Герой Социалистического Труда П.Г. Марещенков. Звезду Героя он получил несколько позже - в 1966-м. Закончив Охинский нефтяной техникум, он чуть более трех лет проработал у мастера бурения Данкова, затем был назначен мастером вновь созданной бригады. Ей и предстояло осваивать разведочную площадь Тунгор. 24 года - самое время для взятия жизненных вершин, для профессионального становления.

 

БЫСТРИЦКИЙ Варфоломей Станиславович (1903–1966), управляющий трестом «Сахалиннефть». 1950 год

Бригада пробурила свою первую скважину с ускорением. Оказывается, не только количеством прожитых лет определяются деловые качества человека. Опыта мастер набирался в напряженном труде. Молодежная бригада первой превысила скорость 2 200 метров на станок в месяц. Уже через год стала лидером среди буровых бригад объединения «Сахалиннефть». В те годы производительное время - 86 процентов - многим казалось рекордом и даже случайной удачей. Но бригада доказала, что этот результат не случаен. Ни одна техническая новинка не проходила мимо ее внимания. Буровики старались использовать все средства для увеличения скорости проходки нефтяных скважин, безаварийной работы и экономии средств. Еще год - и еще одна трудовая победа: пройдено 10 537 метров, что на 1 277 метров больше плана. Это была самая быстрая проходка среди буровых бригад объединения, занятых на проводке скважин глубиной свыше двух тысяч метров. Бригада одной из первых начала применять автоматические буровые ключи при спуско-подъемных операциях…

 

Узкоколейная железная дорога Оха - Ноглики строилась через болота и тайгу

Однако к концу 50-х годов, несмотря на усилия отдельных коллективов, на тунгорском участке нефтеразведка отставала. В объединение «Сахалиннефть» обратился буровой мастер Ж.Л. Муратов с просьбой перевести его с нефтеразведки Малое Сабо на отстающий участок. «Правильно сделал Ж.Л. Муратов, - писала в те дни газета «Сахалинский нефтяник». - Сейчас Тунгор для охинских нефтяников - направление главного удара. А, как известно, на решающих участках должны стоять гвардейцы труда. Скоро прославленный разведчик примет одну из бригад конторы бурения № 1 и начнет бурение». Вместе с Ж.Л. Муратовым на Тунгор перешел и его брат - буровой инженер.

 

М.Е. Латкасов, мастер по ремонту оборудования Тунгорского управления буровых работ

Трудовая биография Жаудата Латыповича Муратова развивалась стремительно: свою первую скважину он пробурил на родине, в Татарии, и она сразу дала нефть. А знаменитым стал на Сахалине. Здесь в неполные тридцать лет покорял глубину за глубиной. Рассказывали, что Муратов относился к скважине, как к живому существу, которое имеет свой норов, характер. Умел предвидеть ее поведение, представить, что происходит там, на глубине двух-трех тысяч метров. Понимал, почему иногда бессильно вращается долото и сопротивляется порода.

 

ГЕРАСИМОВ Николай Сергеевич. Вся его жизнь тесно связана с Охой, севером Сахалина, нефтяной отраслью острова. В 1949 году он приехал сюда уже имея опыт работы в бурении и нефтедобыче (после окончания в 1945-м году Сызранского горно-нефтяного техникума работал в тресте «Казнефтеразведка»). На Сахалине начинал с укрупненного нефтепромысла Эхаби, был главным инженером промысла Паромай, затем работал в нефтепромысловом управлении «Оханефть». В 1956 году назначен начальником нефтепромыслового управления «Сахалиннефть» - так был переименован трест к тому времени. Николай Сергеевич был председателем Охинского горисполкома (1961–1965), затем вновь вернулся в нефтяную отрасль и проработал в объединении «Сахалиннефть» до 1982 года.

Муратов был опытным бурильщиком, но от аварий в бурении никто не застрахован. Газовый выброс! Страшное дело для буровиков. В одно мгновение неведомые силы выбрасывают из-под земли фонтан грязи и камней. Если немедленно не перекрыть скважину, газ обязательно воспламенится от любой искры. А это грозит не только буровой, но и тем нефтяным и газоносным пластам, через которые проходит скважина.

Жаудат, едва почувствовав, что сейчас рванет, немедленно кинулся к превентору. И в этот момент с диким ревом, будто над головой взлетел реактивный самолет, из скважины вырвалась грязная струя. Щелчки камней о металл вызвали холодный пот. А если искра?! Почти не глядя нажал на кнопку превентора. Фонтан медленно осел. Камнепад прекратился. Жаудата покачивало, он угорел от газа. Оставалось одно - перекрыть отводы, через которые выбивался газ, выбрасывая редкие камни… Для искры и этого хватит. Уже теряя сознание, мастер успел перекрыть отводы.

 

Бригада бурового мастера В.П. Блинова

Да, в бурении все может случиться. Буровой станок, словно монстр, сотрясает землю, мощными рывками пульсирует огромный шланг, подающий глиняный раствор в скважину. Где-то глубоко под землей вгрызается в пласт долото… Но не она, эта огромная махина, решает судьбу дела. Хозяин здесь человек, его воле подчиняется этот грохочущий гигант - буровая, от его знаний, опыта и настойчивости зависит успех.

В 1959 году Ж.Л. Муратов получил золотую звезду Героя Социалистического Труда.

...Тунгор покорился. И сразу же началось строительство поселка. Дома здесь проектировали добротные. Жить так жить. Правда, месторождение еще раз преподнесет сюрприз…

 

Идет ремонт скважины на нефтепромысле Эхаби

Между тем в 1959 году на площади Мухто, недалеко от Тунгора, тоже добурились до нефти, а в 1960, 1961, 1964-м последовательно были введены в промышленную эксплуатацию месторождения Кыдыланьи, Западное и Малое Сабо. Началось освоение месторождения Колендо. Разведчики недр часть своих сил начали перебазировать в Ногликский район, где до этого поисковые работы в основном велись в нефтепромысловом управлении «Катанглинефть».

В эти годы в нефтяной отрасли рождалось немало замечательных начинаний, или, как тогда писали газеты, починов. Особенно в бурении. В 1960 году бригада мастера П.В. Пиксаева выдвинула лозунг: «Бурить без аварий - дело нашей рабочей чести!». Его поддержала бригада Н.В. Токаря: никаких аварий - ни больших, ни малых. Аварии были настоящим бичом в бурении, они приносили огромный ущерб, коверкали и погребали оборудование. Инициаторы начинания слово сдержали. Их поддержали другие буровики Сахалина.

Бригада мастера Р.П. Карчкова взяла обязательство пробурить без аварий семь тысяч метров. Без аварий трудились бригады Ф.А. Климова («Катанглинефть»), Ю.Л. Семичева (контора бурения № 2).

В канун нового, 1961 года бригада бурового мастера конторы бурения № 2 А.И. Пивкина преодолела трехтысячный рубеж глубины разведочных скважин. Пройдено от устья до забоя более 3 100 метров. Проходка этой скважины решила не только задачу вскрытия до этого еще недосягаемых пластов. Это была проверка на зрелость, способность людей на большие дела. Бригада впервые бурила восьмидюймовым двухсекционным турбобуром, пользовалась автоматическим бурильным ключом, четырехшарошечными долотами. Клиновые захваты, пневмоэлеваторы – это тоже было ново, они облегчили тяжелый труд... Во многом движению вперед способствовали руководители нефтеразведок, а затем и управлений бурения - Л.М. Филимонов, Г.Т. Бордюк, Е.В. Загорский, С.З. Рубаев, И.М. Сидоренко, В.А. Кнутов, А.Н. Щенников

и многие другие.

 

Буровой мастер Р.П. Карчков, специалист по скоростной безаварийной проводке нефтяных скважин

Кажется, еще недавно о скважинах глубиной до двух тысяч метров на Сахалине говорили с серьезной почтительностью, а сегодня и три тысячи не предел. Тем и замечательна жизнь, что она не стоит на месте. То, что еще вчера казалось достижением, сегодня уже не может удовлетворять…

 

ДЕНЕЖКИН Николай Алексеевич в нефтяную промышленность пришел в 1925 году. В 1930-м окончил Грозненский институт, работал на Грозненских промыслах, в Дагестане – на инженерных должностях. В 1943 году по приказу наркома нефтяной промышленности прибыл на Сахалин, работал главным инженером конторы бурения на нефтепромысле Эхаби. В 1949 году стал управляющим трестом «Сахалиннефть». Затем перешел в объединение «Дальнефть».

Освоено и наклонно направленное бурение. Это дело (двуствольная наклонно направленная скважина) доверили бригаде И.И. Ракленко с укрупненного нефтепромысла Сабо. Первая скважина разведочная, вторая эксплуатационная. Новаторство позволило пробурить породы больше всех на острове.

В годы семилетки (1959–1965) объем разведочного бурения по сравнению с предыдущим периодом возрос в полтора раза, что привело к открытию 19 залежей нефти и газа. Из них наиболее значительными по запасам считались Тунгор, Колендо, Кыдыланьи, Сабо, Мухто. Вышли на месторождения Ключевское, Северинское, Шхунное. В старом нефтяном районе, Катанглийском, тоже нашли газ - месторождение Прибрежное. Осваивались сверхглубины: бригада мастера Р.П. Карчкова прошла 3 370 метров…

 

Бригада подземного ремонта скважин Охинского нефтепромысла мастера В.И. Илющенко

В это же время вновь отличились эхабинцы - осваивали Восточное Эхаби. Особенно активно велась работа на Сахарной сопке. Здесь одной из ведущих была бригада мастера С.Р. Ярулина, который впоследствии много лет работал в горноспасательном отряде, курировал безопасность работ и при бурении на шельфе. Награжден орденом Трудового Красного Знамени.

 

ХАРЧЕНКО Владимир Иванович, начальник объединения «Сахалиннефть». 1965– 1967 годы

Результат всех усилий — в 1965 году объем добычи нефти составил 2,4 миллиона тонн! Подъема удалось добиться также за счет внедрения на промыслах рациональных систем разработки месторождений, применения высокоэффективных методов искусственного воздействия на разрабатываемые залежи (заводнение пластов, тепловые и физико-химические способы интенсификации добычи). Работы в этом направлении поставили на научную основу. Каждая третья тонна нефти извлекалась из недр благодаря применению вторичных методов эксплуатации месторождений. В практику промысловых работ вошел гидроразрыв пласта.

 

Мастер подземного ремонта скважин нефтегазодобывающего управления «Эхабигаз» М.Ф. Степанов (справа) много сделал, чтобы фонд скважин на одном из старейших нефтепромыслов треста «Сахалиннефть» работал бесперебойно

Неузнаваемо изменилась техника нефтедобычи. Были внедрены высокопроизводительные станки-качалки, глубинные электропогружные насосы более современной конструкции. На отдельных месторождениях стала применяться газлифтная система эксплуатации залежей. Нефтяная промышленность совершила качественно новый шаг - перешла к комплексной телемеханизации и автоматизации основных процессов нефтегазодобычи.

***

В те годы к высоким наградам чаще представляли буровиков-нефтеразведчиков. И понятно - они били рекорды в скоростях проходки, в освоении подземных глубин, открывали нефть и газ. Перед нефтедобытчиками задача стояла иная - обеспечить извлечение найденной нефти. Поспокойнее вроде бы здесь рабочие будни. Но и они были наполнены напряженным трудом, а порой и героизмом.

Зимой 1960 года на третьем участке Эхабинского промысла дали о себе знать январские морозы: замерз коллектор, и из озера перестала поступать вода. Группа операторов двинулась на поиски застывшего участка. Ветер сшибал с ног. На трассе работали Н.А. Ермоленко, М.П. Полозов под руководством И.М. Гудина. Где можно было, трубы отогревали, а потом обматывали паклей. Где нельзя отогреть - ставили новые. Десятки метров трубопровода прошли и восстановили его...

 

А.С. Торчинов, буровой мастер, впоследствии начальник Дальневосточного морского управления разведочного бурения. А пока он бил рекорды по бурению скважин на суше

На Эхабинских нефтепромыслах к 1970 году сложился сильный профессиональный коллектив. На участке и в подразделениях работали бывшие фронтовики, недавние солдаты, из тех, кто помоложе, выпускники училищ и техникума. И атмосфера была что ни на есть боевая - рабочая. Кто тогда не знал мастеров Подрядчикова, Бараховского, Иванова, операторов нефтедобычи и подземного ремонта скважин Катанаева, Гурских, Небесюка, Бородулина, Самохвалова, Мифтахова и других?! Они не отличались громкими заявлениями, просто добросовестно трудились, болели за каждую тонну нефти.

Михаил Мифтахов отдал промыслу более 40 лет, трудился практически на одном месте. Спокойный, уравновешенный, он знал, как справиться с заупрямившейся скважиной, восстановить нефтепромысловый узел. Таких рабочих было немало и на Охинском нефтепромысле, в Катангли… Нефтедобывающие бригады Охи - Ибрагимова и Шафикова - выступили, в частности, с инициативой - завершить семилетку в шесть лет. И сделали это…

В нефтяной отрасли не бывает второстепенных участков. От слаженности каждого звена зависит конечный результат - добыча нефти. Тем более в объединении «Сахалиннефть» - уникальном для СССР островном предприятии.

На 200 километров протянулась трасса нефтепровода от Лагури до Погиби. Это один из участков нефтепровода Оха – Комсомольск-на-Амуре. Тонны нефти текут по трубам, скрытым под слоем грунта, под таежными речушками. 24 километра отделяют один блокпост от другого. Многие из них находятся в глухой тайге, до того глухой, что продукты сюда завозят сразу на полгода, а то и на год. Каждый пост - это одна-две семьи. Каждый пост - 24 километра трубы. И обходчику нужно ежедневно их обойти, проверить стыки, пройти по занесенной толщей снега бровке, через 12 метров пробивая щупом снег: нет ли нефти, не лопнул ли стык. А если лопнул?

 

Морской порт Москальво – северные ворота Сахалина, через которые поступали грузы для нефтяников Охи

…Это случилось зимой 1964 года. Глубокой ночью приборы на насосной пробили тревогу: падает давление. Перекрыли задвижку. И сейчас же на трассу вышли все обходчики. Взревели трактора, таща за собой будки с инструментом. Три часа преодолевали сильные машины сугробы, чтобы добраться до места, где один из старейших обходчиков А.Д. Кузеванов обнаружил утечку. Но какой именно стык нарушен? Копали, вернее долбили, твердый, как гранит, грунт. Пробились к первому стыку - целехонький. Тогда решили долбить котлованы через каждые 12 метров. Не час, не два, а больше суток продолжался этот непередаваемо тяжелый труд. Копали и начальник лагуринского участка М.М. Жусь, и мастера Н.К. Толстой и А.А. Крестников, и бригадир аварийщиков Е.А. Кавтайкин, и все члены его бригады, и подоспевший на лыжах с другого блокпоста обходчик В.В. Болдырев. Долбили не отдыхая. Лишь к середине следующего дня, обнажив 38 стыков, вырыв 38 котлованов, обнаружили лопнувший…

Ни морозы, ни пурга не могли помешать строителям участка монтажных работ треста «Сахалинспецнефтестрой» вести прокладку трубопровода Сабо - Тунгор. Укладка велась с двух направлений: бригада В.Н. Пономарева – с Сабо на Тунгор, бригада П.К. Хотиновского - от станции Эрри на Сабо. Одновременно шла реконструкция нефтепровода Оха – Комсомольск-на-Амуре. На трассе протяженностью 100 километров кипела работа.

Кстати, в июле 1963 года коллектив нефтепроводного управления впервые начал отправку нефти на экспорт. Первыми в порту Москальво встали под погрузку танкеры из Италии и Панамы.

Сам порт Москальво преобразился - обновились причалы, появилась современная мощная техника. Обустроили и автомобильную дорогу к нему. В целом производственная база объединения укрепилась. Вступили в строй завод глинопорошков и промышленная база по ремонту турбобуров и бурового инструмента на Тунгоре. Была создана материальная база строительного треста.

В марте 1963 года монтажники специализированного участка треста «Сахалинспецнефтестрой» пустили газ по новому газопроводу Тунгор - Оха. Опрессовка газовой магистрали показала высокое качество сварки труб. Не было обнаружено ни одной погрешности в швах. На сварке труб впервые применили полуавтомат, над усовершенствованием которого немало потрудились многие специалисты. Оха и близлежащие поселки газифицировались…

Бурное было время. Событие следовало за событием.

В 1964 году началось строительство нового поселка Восток, который позднее переименовали в Нефтегорск. В Охе вступила в строй первая очередь ТЭЦ, возводилась вторая… С ТЭЦ нефтяники связывали большие планы - исчезли ограничения в подаче электричества и появилась возможность использовать вырабатываемый пар станции для закачки его в нефтяные пласты.

3 сентября 1964 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О мерах по ускоренному развитию производительных сил Сахалинской области». В нем значительное место отводилось развитию нефтяной и газовой промышленности Северного Сахалина. Это послужило своеобразным импульсом для установления новых достижений.

Значительное влияние на развитие нефтяной отрасли в эти годы, как, впрочем, и в последующие, оказала Центральная научно-исследовательская лаборатория, которую создал известный геолог О.И. Бунин, а также Сахалинское отделение ВНИГРИ, проектная организация «Сахалингипропром». Отсюда шли новые идеи, инициативы усовершенствования технологии бурения и нефтедобычи. Большой вклад в открытие месторождений внесла геологоразведочная контора, позже переименованная в Северо-Сахалинскую геофизическую экспедицию.

Нефтяники Северного Сахалина семилетний план добычи нефти выполнили досрочно – в сентябре 1965 года. По сравнению с 1958 годом добыча «черного золота» по объединению «Сахалиннефть» увеличилась на 81 процент, а газа - более чем в два раза, объем бурения - на 41 процент. По сравнению с 1958 годом эффективность разведочного бурения повысилась более чем в два раза.

Наиболее высоких показателей в бурении добивались в это время бригады мастеров Лазаревича, Ошанина, Ремесленникова, Воротникова, Васильева. Значительно перевыполняли плановые задания вышкомонтажные бригады, руководимые Тихомировым, Тупотиным, строительно-монтажные бригады Изотова, Русакова, Думченкова, Плюшко. Это их заслуга и многих, многих других в том, что в 1966 году объединению «Сахалиннефть» вручена правительственная награда - орден Трудового Красного Знамени. В этот ряд созидателей можно смело поставить, а может быть в первую очередь, и начальника объединения тех лет Н.Т. Забродоцкого.

Он прибыл в Оху в 1950 году, будучи уже опытным нефтяником, работал главным инженером и управляющим трестом «Дальнефтеразведка», затем главным инженером треста в «Дальнефти» и, наконец, с 1959 по 1965 год руководил объединением. По оценкам знавших его нефтяников, это был волевой и энергичный командир производства, грамотный специалист с постоянным прицелом на будущее. Уже тогда он вынашивал планы освоения шельфа, укрупнения объединения. К сожалению, не сошелся характером с партийными областными руководителями, которые порой пытались управлять производством без учета мнений специалистов. Да и горяч был на крупные решения первый секретарь обкома П.А. Леонов. Словом, перевели Николая Титовича в Москву, в Геолком, а потом начальником молодого перспективного Ухтинского нефтепромысла, что в Коми АССР. Там и проявился полностью организаторский талант Н.Т. Забродоцкого - Ухта гремела на весь Союз своими достижениями. Н.Т. Забродоцкому за его труд присуждена Государственная премия. Говорят, что первый секретарь ЦК партии автономной республики через несколько лет спрашивал сахалинского коллегу, нет ли на острове еще подобных специалистов, от которых сахалинцы хотели бы избавиться…

 

Комментарии (1)

Или

Харченко Наталья

2019-05-09 06:00:33

Спасибо автору за память об этих замечательных людях! Приятно и неожиданно было увидеть фото папы- Харченко Владимира Ивановича, прочесть фамилии, знакомые с раннего детства!