Дайте газу

пятница, 31 августа, 00:00

Автор текста: Светлана Коцубинская

О маленьких ошибках с большими последствиями

 

Моя мама живет в селе Дальнее в частном доме с печным отоплением. Маме 64, и она может разгрузить две тонны угля за раз. Я, в принципе, тоже могу. Но потом я буду лежать четыре дня. А мама – час. Чайку попьет, и снова две тонны из машины в угольник – рраз! И это при том, что я молодая (относительно мамы), здоровая (относительно ее же). А у мамы артрит и артроз, позвоночные грыжи, и это я еще не начала перечислять.

Как-то по Дальнему прошла волна-цунами: проводят газ! Новая жизнь: ни таскать уголь с машины в угольник, с угольника в коридор, с коридора – в печь. Ни вставать в шесть утра в ватном халате и собачьих носках, потому что холодно именно по-собачьи. Ни чистить зимой дороги от угольника к крыльцу для человека-парохода: себя и двух ведер по бокам. Но все, как всегда… Сначала «Газпром» сомневался, потом дорогу ремонтировали – трубу в трех местах порвали. Потом асфальт ковыряли, порывы искали…

Как говорится, прошло время. Уголь завозили по-прежнему. На руках опять вены как Днепр, к вечеру не кисти – а связка бананов. Но семенили с ведрами веселее, потому что вот это вот все скоро закончится. А впереди – голубое газовое будущее…

В этом году, наконец, завертелось. Город торопит: подключайте, у нас все готово. Мы торопим строителей: вешайте котел быстрее, газу хотим. Наконец, повесили новые батареи. Разнесли бумажные слоеные торты в папочках в разные ведомства (на подключение, на обслуживание, на возврат средств…). Ждем. Мечтаем. Бегущую строку в новостях «Доставка угля. Без песка и пыли» игнорируем. Расслабились просто по-хамски: снесли угольник. Сделали на его месте зону отдыха с цветами, лежаками и качелями. Лежим на шезлонгах, из старого прошлого – только башня угольных ведер сбоку одно в одном. Может, арт-клумбы сделать?

Как говорится, прошло время. А именно – полтора месяца с «в течение двух недель мы вам позвоним и приедем». На ведра смотреть невыносимо. Слезли с шезлонгов, поехали в АО «Газпром газораспределение Дальний Восток».

– Что-то мне фамилия ваша знакома… – не понравилось начало разговора мне.

Из знаменитых Коцубинских разве что украинский писатель. Да и тот – Коцюбинский. Об этом, кстати, потом.

В общем, ищут документы. В компьютере – нет. В производстве – нет. В соседнем отделе нет. В шкафу – тоже. Молчим. Боюсь задать вопрос: и что же теперь делать? А вдруг в ответ: хватай ведра, вспоминай телефон «без песка и пыли»?..

Минут 10 как-то прожили. Специалист кружится по кабинету, я как перед приемом у стоматолога. И вдруг:

– Ой, смотрите… Вот же они лежат. На столе. Их, видимо, полтора месяца как сюда положили, так и валяются. Значит, в производство не направили. Это надолго. Знаете, у нас регламент за это время поменялся. Сейчас вот эти документы уже не пойдут, нужен другой договор. Вам нужно съездить вот туда-то, там поставят отметочку, как смогут… И еще заполнить два новых заявления. Вот эти – от себя. Вот эти – от членов семьи. И еще доплатить придется 4 тысячи 800 рублей… А потом ходите, колупайте мозги…

Так и сказала. Это она про себя и коллег. Полтора месяца папка с нашими газовыми надеждами лежала на столе. Ее глаза постоянно на нее натыкались. Фамилию выучила. Но никто «мозг не колупал», значит – пусть. Может, на двери повесить: работаем с 8:00 до 16:00. Приходите «колупать мозг».

Впереди – еще три «отметочки», «документика», «платежечки». Сбой с нашей газовой папочкой может быть на каждом этапе. Шезлонги убрали – осень на дворе. Ведра пока не трогаем. Уголь не завозим тоже.

Дом не продашь. И не потому, что мы сентиментальны, хотя и это тоже. 25 лет назад такой же специалист сделал ошибку в документах: вместо двух комнат написала три. Нужно платить штраф за несуществующую перепланировку. Папа (его давно нет) тогда возмущался. Но что толку? Он-то знал, что ошибки бывают и не такие. В его свидетельстве о рождении такая же дама тоже не постаралась. Вместо КоцЮбинского написала КоцУбинский. Ну ладно, у него с фамилией набедокурили. Спустя время у его дочери (меня) и с днем рождения не получилось. «21 января – годовщина смерти Ленина, а вы дите рожаете?!» И записали меня на 22-е…

Вот так и живем. С ненастоящей фамилией и неверной датой рождения в доме с несуществующей перепланировкой. И все еще надеемся «доколупаться» до газа.

 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или