Последняя тайна айнов

пятница, 31 августа 2018, 09:53

2345

Автор: Сергей Степанчук

Ученый, разгадавший письменность майя, внес вклад и в изучение айнов на Сахалине и Курилах

Мировое признание

Недавно одна из скал на курильском острове Итурупе получила имя Юрия Кнорозова. Это тем более замечательно, что сегодня на Родине уже почти забыли имя советского историка и лингвиста, расшифровавшего загадочную письменность индейцев майя. За это открытие, которое стало мировой сенсацией, в Мексике в честь ученого поставлены памятники.

И также мало кто знает, что Кнорозов не раз бывал в экспедициях на Сахалине и Курилах, искал здесь образцы письменности айнов и пытался их прочитать. Информация об этом пока не вышла за страницы узко профессиональных изданий.

Несколько лет назад в Санкт-Петербургской Центральной библиотеке о сахалинской деятельности великого ученого прочел лекцию молодой островной исследователь-энтузиаст Иван Сахарчук. Сегодня с его помощью мы попытаемся приоткрыть те страницы истории.

– Нужно, понимать, что письменность майя была только вершиной того айсберга вопросов, который Кнорозов рассмотрел, – рассказывает Сахарчук. – Он руководил дешифровкой протоиндийской письменности, образцы которой были найдены в Индии и Пакистане, изучал киданьские надписи в Монголии и рапунайские тексты на табличках кохау ронго-ронго с острова Пасхи, которые не переведены по сей день.

А главным направлением исследований Юрия Валентиновича была разработка теории коммуникаций, позволяющей выявить общие законы в формировании любого языка. В рамках этой работы, изучая письменные памятники майя, ученый с конца 1940-х до 1952 года сумел разгадать загадочные символы в тексте Диего де Ланда «Сообщения о делах в Юкатане» и в «Кодексах майя», изданных братьями Вильякорта.

В 1955 году Кнорозов защитил докторскую по теме «Сообщения о делах в Юкатане» как этноисторический источник», а к 1975 году полностью перевел «Кодексы». Только тогда последовало его безоговорочное признание мировой научной общественностью.

Символы на вулкане

В сентябре 1979 года после XIV Международного тихоокеанского научного конгресса, проходившего в Хабаровске, неожиданно для всех Кнорозов отправился на Сахалин вместе со своими коллегами, Александром Спеваковским и Чунером Таксами. Целью было найти как можно больше образцов айнской пиктографии и попытаться ее дешифровать.

К тому времени Юрий Валентинович уже точно определился, что это именно письменность, примитивный символический язык, а не случайные знаки. Образцы пиктографии были найдены в 1948 году и сфотографированы советским геологом Георгием Власовым в кальдере вулкана Богдан Хмельницкий на Итурупе.

Кнорозов предполагал, что тропа миграции при заселении американского континента проходила через Дальний Восток и Берингию (перешеек между Азией и Северной Америкой). Если так, то на Курилах можно было найти самый ранний зачаток протоамериканской культуры.

По руслу реки Южный Чирип ученые поднялись в кальдеру вулкана Богдан Хмельницкий и нашли там новый ряд валунов с пиктографическими надписями, которые изначально находились на возвышенности и потом упали вниз – скорее всего, в результате землетрясения. Возраст надписей составляет около 8 тысяч лет.

И было это только начало. Впоследствии Кнорозов проработал на Сахалине и Курилах еще девять археологических сезонов – с 1982 по 1985 и с 1986 по 1990 годы.

– На основе образцов, собранных к 1984 году, он заключил, что письмо айнов очень близко к эскимосской культуре, но вряд ли происходит с запада, то есть с материка, – говорит Иван Сахарчук. – Примитивные виды письменности не имеют глаголов, то есть времени и динамики, однако в айнских петроглифах динамика отчасти передается путем изменения поз. И этим они отличаются от пиктографии эскимосов, у которых все было статично.

Впрочем, позже взгляды ученого постепенно изменились. Вплоть до конца 1980-х годов он был уверен, что никакой связи с материком нет. Кнорозов сам склонялся к версии, что айны – палеоазиатская народность, пришедшая откуда-то из районов Океании, и их бородатость показывает родство именно с народами Океании.

Но уже к 1990 году возникло предположение, что обнаруженные на Курилах символы имеют общее начало с иссыкскими рунами и жаркутанскими знаками, найденными в Средней Азии. И Кнорозов даже посчитал уместным привести в одной из заметок для курильской газеты «Красный маяк» цитату Льва Гумилева о том, что, возможно, айны являются осколком древней расы динлинов, то есть протоайнская культура пришла из Саянского региона.

Уйти в ивасуй

А точно ли есть связь между айнами и найденными на Курилах письменами? Вопрос совсем не праздный. Надписи отнесены к культуре Дземон, но, трудно сказать, оставили их прямые предки айнов или, например, так называемые пещерные люди (коропоккуру) из айнских легенд.

Как рассказывает сахалинский археолог Михаил Прокофьев, на Итурупе Кнорозов предположительно обнаружил очень важный этап зарождения письменности – когда рисунки уже превращаются в геометрические знаки. Они пока сосуществуют с натуралистическими пиктограммами, дополняя их, но уже являют собой не картинки, а именно текст.

Я.В. Кузьмин , М. М. Прокофьев, Ю. В. Кнорозов

Помимо следов письменности, Кнорозов в раскопках на стоянке Янкито-1 на Итурупе обнаружил образцы керамики возрастом примерно 7 тысяч лет, также принадлежащие культуре Дземон.

Интереснейшая находка имела место на раскопе Кит-3 возле села Китового. Там были обнаружены 8 каменных кругов – внутренний из 14 камней, потом 28, 35 камней и так далее. Оказалось, это такой древний календарь, причем потрясающе точный. Месяцы в нем насчитывали по 28 дней и по 35 дней, а полный круг летоисчисления составлял 8 лет, то есть через каждые 8 лет стояния светил приходились на одни и те же дни недели.

– По своей сложности этот календарь не уступает календарям Индии, – рассуждает Сахарчук, – и это отводит нас от мысли, что айнская культура позаимствована у народов Океании. У них была развитая космогония, а вот астрономии как таковой не существовало.

Камень со знаками (сборы Ю.В. Кнорозова в Курильске, о. Итуруп. 1980 г.)

Еще одна интересная находка была сделана на Южном Сахалине в районе Невельска – надмогильные столбы «асьни», где нашла отображение айнская космогония. На столбах Кнорозов обнаружил указания на растительность и береговые очертания определенных географических мест. Согласно его дешифровке, на асьни отображался посмертный путь айна: с Южного Сахалина умерший отправлялся на Хоккайдо, потом на Хонсю, и тут столб имел либо круглую законцовку, либо стрелку. По этой стрелке айн уходил в ивасуй, то есть в нору или пещеру в лесу, через которую попадал в покан-катан – нижний мир.

На основании собранных данных, Кнорозов предположил, что продвижение носителей протоайнской культуры происходило не линейно (Хонсю – Хоккайдо – Сахалин – Курилы), а уже при переселении с Хонсю сразу образовались три разные ветви: хоккайдские, сахалинские и курильские айны. Иначе сложно объяснить существовавшие между ними серьезные различия в языке и культуре.

Лопаточки для усов

И еще один эпизод в островной историографии связан с именем Юрия Кнорозова: в 1990 году он передал в дар Курильскому краеведческому музею три экземпляра икуниси. Это айнские усодержатели, лопаточки длиной от 25 до 50 сантиметров и шириной от 4 до 1,5 сантиметра, используемые в ритуальных целях. Например, на празднике медведя айны поочередно выпивали из чаши хмельные напитки, придерживая усы с помощью икуниси.

Эти лопаточки, изготовленные в конце XVIII – начале XIX века, оказались самыми старыми из найденных в Сахалинской области. Отыскал их японский археолог Осаму Баба, работавший в 1930-х годах на Сахалине, позже они оказались в США, американские коллеги преподнесли их Кнорозову, и вот айнские икуниси вернулись обратно на родину.

Камень с рисунками (Янкито, о. Итуруп). Находка Ю.В. Кнорозова.1982 г.)

Один из усодержателей был найден в районе современного Калинино, на нем изображена сцена медвежьего праздника. Второй – родом из современного Охотского и показывает охоту на кита. Третий – из Красноярского, с рисунком охоты на нерпу.

– Как у любого древнего народа, у айнов быт и религиозность были тесно переплетены, ничто не лишено религиозного значения, – подчеркивает Иван Сахарчук. – Так и икуниси снабжены религиозно-бытовым рисунком, которому Кнорозов попытался дать объяснение.

Все усодержатели содержат остатки пиктографии и помечены символом Цикисани, хозяйки вяза и матери огня, которая покровительствовала айнам. Вяз они особенно почитали потому, что из него добывали огонь трением. Кроме того, ученый выделил и ряд других символов, обозначающих медведя, рыбу, лодку и так далее. Некоторые символы остались нерасшифрованными.

После 1990 года для советского исследователя, наконец, открылись границы за рубеж, он смог выехать в Гватемалу и Мексику, где был удостоен наград и почестей. На Сахалин Кнорозов больше не возвращался. Умер он в 1999 году в Санкт-Петербурге.

А что касается айнов, то их происхождение так и остается загадкой. Последние результаты генетических исследований показали их родство с группой мяо-яо, живущей на Юго-Востоке Азии. А по морфологическому строению языка айны, как ни странно, наиболее близки к древним европейским народам, таким как баски и абхазы. Возможно, когда-нибудь найдет подтверждение гипотеза Кнорозова о том, что айны – осколок протоиндоевропейской цивилизации. Пока же остается только строить догадки.

Комментарии (1)

Или

Жалко, что нет фотографии той самой скалы Юрия Кнорозова

2020-06-03 07:41:10

Жалко, что нет фотографии той самой скалы Юрия Кнорозова