Слишком много страшного слова

пятница, 30 ноября, 23:30

Автор текста: Игорь Снегин

Ну, может быть, ещё не со всех утюгов и чайников, но вот с телеканалов, не говоря уже о Сети, последние дни его я слышу часто. Даже слишком. И в разных вариациях: в репортажах ли с Донбасса, с Керченского пролива, само собой, из Сирии. А уж в ток-шоу об отношениях с Украиной оно вообще прописалось на постоянку. Даже в разговорах о ныне мирных Курильских островах нет-нет, да проскользнёт это страшное слово - война. Тут ещё и новый знакомый из Курильска вдруг подбросил жару, сказав, что в случае неблагоприятного развития событий по Малой Курильской гряде он готов на самые крайности...

Что поразительно, большинство моих близких под бойкие мантры о нынешних или завтрашних бойнях спокойно пьют чай, кофе, водку. Как бы этот милитари-фон уже и мало кого смущает и уж тем паче не напрягает. Можно щёлкнуть пультом и тут же перенестись на смотрины нижнего белья былых кумиров, напрочь забыть о вероятных угрозах. Хотя они, говорит мой знакомый психолог Виталина Бурмакина, откладываются на подсознании. Рано или поздно взрываются - пока, слава Богу, словесными бомбами: скандалами на семейных или служебных фронтах, транспортно-торговых разборках. А то и вылезают в ранних инсультах и сердечных приступах.

В таком кошмаре не всякая психика долго протянет. Или может быть, это действительно так «прикольно» быть в этом пекле, на войне? Не раз и не два приходилось слушать воспоминания ветеранов Второй мировой, затем афганцев. Даже участников неизвестных «африканских» войн, ещё  советского периода. Никто и ни разу ведь не сказал, как хорошо было там, в землянка и окопах, от запаха мочи и грязи. Как «здорово» было видеть разлетавшееся на кровавые куски от взрыва снаряда тело товарища. Или смотреть на свою оторванную руку, или почувствовать запах «жаренной» своей ноги.

Недавно был на дне рождении близкого человека, солдатом получившего от СССР два боевых ордена за военные операции, кажется, в Анголе. Но их нельзя было повесить на грудь. И он закопал их навечно в родительском огороде. Даже когда уже можно и надо было предъявить их в Пенсионном фонде, соцзащите, чтобы получить прибавку или полагающуюся по закону льготу в оплате за ту же стремительно растущую коммуналку, он не стал этого делать. Боль за убитых, теперь навсегда юных товарищей, оставшихся на безвестном поле брани, периодическими волнами окатывает, саднит и точит душу.

На той же, как нынче принято говорить, днюхе случился необычный гость. Ничего лишнего, в тщательно наглаженных брюках и накрахмаленной рубашке он смотрелся не просто  гармонично-артистично! Но даже в конце застолья не притронулся к «Киевскому» торту, который сам и принёс. А поразило другое: он пил водку легко, по-гусарски поддерживая тосты, добавляя свои, и практически не закусывал! Особо не хмелел, не спотыкался и не падал. Вёл себя достойно, если бы не этот нюанс. Когда в очередной раз основная часть празднующих шумно отправилась курить на балкон, он задержался на минуту, видя мои вопросительные глаза, и бросил так горько и просто, показывая на большие мясистые кисти рук: «Ты бы знал, сколько на них жизней...» Вот, прорвало вдруг. И поспешил на балкон.

Не знаю, облегчит ли он себе душу, однажды рассказав о своей далеко не туристической Африке, но какая-то часть его настроения передалась и другим, особенно мне, как его ближайшему соседу по столу. И я точно знаю, что он сильно не любит любую войну. Точнее, он её ненавидит. Войну, которая если не отнимает руки-ноги и жизнь, то всё равно калечит души навсегда.

Да, люди уходят каждый день. Среди них - знакомые, товарищи, коллеги, друзья и недруги. Кто и составляет наш мир. Мы хотим, чтобы нас осталось совсем мало на этот дивном шарике? Не думаю. Тогда, наверное, стоит заметно поубавить шапкозакидательский ажиотаж вокруг любой войны. Её героизируют, как правило, те, кто жил (и живёт) в комфорте, в благости, лености, и кто часто слышит, к примеру: «Да и мужик ли ты?! А вот твои деды!..». Потом подключаются диванные эксперты, политика, бизнес. Потому что война всегда лучший бизнес. И делают деньги на крови многие, кроме тех, кому хоронить своих детей.

СССР распался почти мирно потому, что раньше уже отхватил через край военного горя. Уже устал хоронить тех же своих афганцев... Была свежа память. Было много тех, кто умел, но не хотел воевать. А начинают войны те, кто хочет воевать. У нас прошедшие Анголу, Вьетнам, Египет, Афган хорошо понимали,  что к чему. Скорей всего, именно они и спасли всех остальных, не запустив большой войны. В противном случае и поныне  добивали б друг друга где-нибудь по углам. Но те, привитые, уходят. 

Война требует нескончаемых жертв, мы это видим и на Донбассе тоже. И человечество сейчас перед выбором: ограничиться локальными малыми жертвами или огромной - на всех. А пока в мире раскачивают лодку, пока множатся локальные конфликты и по периметру РФ, надо спешить с выбором и выводами. Как ни цинично звучит, но чем больше перед глазами покалеченных, тем быстрее остальные осознают, что беда уже у порога общего дома. Возможно, если осознать, то  можно спасти  жизни. Очень многих  миллионов.

«Я столько раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу - во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне».

Эти простые и точные строки 19-летняя Юлия Друнина написала в 1943 году, на фронте, уже перенеся не одно ранение. Удивительный человек, о котором стоит однажды поговорить отдельно. Она сама свела счёты с жизнью, но после развала СССР - не вынесла такой потери, и завещала нам в четырёх бесхитростных и вечных строках быть реалистами. И не верить в войну, которая не страшна.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или

Топ новостей