Молодые артисты Сахалинского Чехов-центра дебютировали вшестером

вторник, 4 декабря, 17:30

Автор текста: Екатерина Банковская

В премьере Чехов-центра «Старший сын» по пьесе Александра Вампилова сыграли все новички нынешнего театрального сезона

Здравствуйте, я ваш сын

Премьерный спектакль в черном зале встречает зрителя песнями под гитару в исполнении Романа Мамонтова. Немногие сахалинские театралы знали, что один из новобранцев труппы Чехов-центра обладает прекрасным голосом.

В образе кокеток-подружек на лавочке расположились молодые актрисы Анастасия Быкова и Ирина Женихова, присоединившиеся к коллективу островного театра двумя годами ранее. Пока один Роман обольщает девушек неумирающими хитами Виктора Цоя, другой Роман – Болтаев – полагается на силу личного обаяния.

Но с наступлением сумерек подружки, к досаде молодых людей, засобирались домой, даже не думая о гостях. Последняя электричка уехала, ночевать на улице холодно… Вспомнив библейскую истину, что все люди – братья, горе-ловеласы находят выход, какому позавидуют в самом запутанном водевиле.

Владимир Бусыгин (Роман Болтаев) и Семен Севостьянов, или просто Сильва (Роман Мамонтов), заявляются в теплую квартирку одного из местных жителей, и Володя прикидывается старшим сыном хозяина дома.

Добродушный и наивный, несмотря на убеленную сединами шевелюру, Андрей Григорьевич Сарафанов (Артур Левченко) с радостью принимает Бусыгина в свои отеческие объятия. Спустя ночь задушевных разговоров молодой разгильдяй, выросший без отца, обретает в Сарафанове родную душу.

Искренними чувствами он проникается не только к отцу, но и к младшему брату Васеньке (Никита Скавыш), и особенно к сестре Нине (Алла Кохан). Попав в дом Сарафанова, откуда все так и норовят сбежать, Бусыгин совершает в нем переворот. Родные люди учатся говорить друг с другом, а не притворяться глухими, делая вид, что проблем не существует. Но главный переворот совершается в душе самого Володи.

Космическое объединение

По задумке художественного руководителя Чехов-центра и режиссера премьерного спектакля Александра Агеева, «Старший сын» должен познакомить зрителя со всеми сразу новичками сахалинской труппы. В начале нынешнего сезона в островном театре выдалось самое масштабное пополнение – шесть молодых артистов из Владивостока, Ярославля, Екатеринбурга, Санкт-Петербурга.

– Это космически разные театральные школы, и понадобилось немало терпения и драйва, чтобы их соединить в одном спектакле, – рассказывает режиссер. – Мы долго разговаривали про Вампилова, про современную драматургию, про театр вообще. Нужно было презентовать новых артистов, открыть их с самых выгодных сторон.

В этом сезоне новобранцы уже выходили на сахалинскую сцену в эпизодических ролях в «Невельском» и «Грозе». В драме Островского Алла Кохан даже успела блеснуть в главной роли Катерины. Но все вместе они встретились только в «Старшем сыне».

В премьерном спектакле немного героев, и даже самая небольшая роль вышла по-своему запоминающейся. Сергею Сергееву прекрасно удался образ прямого, как шпала, военного Михаила Кудимова. Анна Дрозд сыграла Наталью Макарскую – яркую молодую и одинокую сотрудницу суда, кто при знакомстве с мужчинами привыкла спрашивать: «А вы где разводились?»

Урок актерского мастерства в «Старшем сыне» дает один из старожилов сахалинской сцены Виктор Черноскутов. Малейшие интонации в слове «теща» рисуют полную картину семейного счастья соседа Сарафановых.

Черный стройнит

К слову, пьесу Александра Вампилова для постановки выбрали сами молодые артисты. Режиссер попросил найти материал, который был бы интересен им самим. Перебрали ворох современных пьес – от Мартина Макдонаха до Ярославы Пулинович. И в итоге удивили худрука Чехов-центра хорошим вкусом, остановившись на классике 1967 года.

Впрочем, в «Старшем сыне» нет привязки ни к месту, ни ко времени. Да, Сарафанов вспоминает о войне, и в то же время герои грозят вызвать полицию, щеголяют в рваных джинсах и клетчатых рубашках по современной моде.

Декорации тоже не дают намеков на советское прошлое. Главный художник Чехов-центра Кирилл Пискунов решил сценическое пространство в экономном черном цвете с редкими белыми штрихами в виде лавочки да прорех на темных обоях. Почему черный?

– Он стройнит, – в шутку отвечает Александр Агеев. – Стройнит актерский талант. Вампилова можно было бы поставить в павильоне, наполненном деталями, воссоздать советскую квартиру, как в «Дне рождения Смирновой». Но декорации, реквизит, сложные костюмы драпируют артистов, а мы с художником хотели максимально раскрыть таланты ребят перед зрителем. Когда ничего не отвлекает, все внимание направлено только на актеров.

Профессиональный вызов перед молодыми артистами стоял нешуточный – камерное пространство черного зала не прощает фальши. Театральное действо разворачивается перед зрителями на расстоянии вытянутой руки. Герои предлагают сидящим на первом ряду карамельки, то и дело пробегают мимо. На малой сцене не скрыть испарину на лбу отвергнутого Васеньки или влюбленного взгляда, каким Володя смотрит на Нину.

Пусть в «Старшем сыне» нет неожиданных режиссерских ходов или цепляющих взгляд декораций. На протяжении двух с половиной часов не дает заскучать молодая актерская энергия.

Пьеса Александра Вампилова «Старший сын» многим знакома по одноименной экранизации 1975 года с участием легендарных Евгения Леонова, Николая Караченцова и Михаила Боярского.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или

Топ новостей