Убить выходной

понедельник, 17 декабря 2018, 18:09

Автор: Игорь Снегин

Хотите впустую провести субботу или воскресенье – сходите на почту отправить посылку

Сахалинские презенты

Убить выходной – и даже очень просто. Конечно, у каждого свой богатый  опыт: от возлежания на диване в обнимку с телевизором до зависания в Сети.

Поделюсь своим последним открытием: очень хорошо сжигают время клиентов почтовые отделения Южно-Сахалинска. В этом хорошо убедило меня минувшее воскресенье. Дело было так. Решил порадовать к Новому году своих девчонок, отправить им в Питер небольшой подарок. Ничего особенного – несколько баночек икры, молодильный крем и на десерт наши фирменные воздушные конфеты на агар-агаре («Птичка», «Губернаторские» и т.п.)

Всё это добро уложил в пакеты, потом – в плотную коробку из-под новой обуви и, перехватив скотчем, отчалил в неизвестность. Ведь никогда заранее не знаешь, какие новые сюрпризы приготовила тебе Почта России. А то, что она годами не перестаёт удивлять, давно не новость.

Кто сказал, что 13 – число счастливое?

Первая остановка – у пересечения проспекта Мира и улицы Пуркаева. Здесь в советское время было, наверное, лучшее отделение связи в островной области. Но сейчас на это двухэтажное здание 13-го отделения связи без слёз не взглянешь. Изъеденные временем ступеньки, которые периодически пытаются восстановить. У лестницы внутри неуклюжая будка. На втором этаже, где раньше размещался один из операционных залов, ныне магазин китайских и прочих изысков. Кастрюли, термоса, одеколон, мыло, шампуни, лампы, стиральные порошки. Большой выбор, но мне нужна почта. А сама почта по воскресеньям теперь здесь отдыхает. Хотя обслуживает огромную южную часть островной столицы: 9, 11, 12, 12-а микрорайоны и далее все жилмассивы, вплоть до аэропорта в Хомутово.

Невольно вспомнил генсека Андропова: услуги – для людей, а не люди для сферы услуг. Жаль, рано ушёл, так и не привив очевидного. А  день, похоже, не задался. Значит, можно махнуть рукой на посылку, тормознув у «Алко-маркета» – он здесь же, на первом этаже. За годы перемен перебывали в этих стенах отделения банков, один даже показательно лопнул. И вот пристань и отрада для заблудших душ. Здесь же, на крыльце, потом можно и ополовинить сосуд, а при желании, поделиться с такими же странниками, блуждающими совсем рядом. 

На Вокзальной

Глушить закипающие нервы с помощью «Бахуса» дело зряшное. Сначала нужно отправить новогодний презент. Начихав на соблазн, еду в центр, где когда-то удачно отправлял посылку в 19-ом отделении. Это совсем рядом с вокзалом. Но перед носом дверь захлопнулась и больше не открылась. Оказывается, в воскресенье они теперь работают только до 14:00 часов.

Ничего, иду дальше, на север. Рядом с погрузочно-разгрузочными терминалами (и невообразимой грязью вокруг!), примерно через метров 30– 40 – ещё одно почтовое отделение или, наверно, филиал. И новый сбой. Оказывается, здесь перерыв на обед до 15:00 (опять вспоминаю Юрия Андропова,  боровшегося за доступный сервис для всех).

Ладно, решаю на холоде ждать почти час, любуясь на облезлый сарафан-фасад ДК «Железнодорожник», напротив. Чуть согревала мысль: зато в первых рядах. Но за минуты две-три до открытия подруливает большое авто и из него высыпают сразу четверо ребятишек. Они привычно и уверенно идут к заветным дверям. Следом степенно ступает, вероятно, и сама мать-героиня. По умолчанию все расступаемся, дети же. Не всё в нас, значит, так безнадёжно.

В крохотном помещении воцаряется обычная почтовая суета. И уж не знаю, какой ангел-хранитель вдруг подсказал спросить банальное «а посылки принимают?» Хотя как же иначе. Но одна из операторов огорошила: «Сегодня работаем только на выдачу». Во дела!

Выходим с такими же горемыками на солнечную, но промозглую Вокзальную.

Отступление: обыск

Притомившись от бездарных хождений, решаю наведаться в клозет. Тот, что у замёрзшего фонтана, привычно не подавал признаков жизни. Поэтому уверенно направляюсь в вокзал и делаю сразу несколько открытий: проход через нижний тоннель надёжно заблокирован, а чтобы попасть в единственное в округе место общественного пользования за 20 рублей, надо сначала пересечь зал ожидания и спуститься в подвал. К слову, в подвале и по сию пору даже воды горячей нет, чтобы помыть руки, хотя вокзальное кафе напрочь лишено рукомойника.

На мою беду, в это время никакие поезда не прибывали и не отбывали. Почти пустые пассажирские скамейки. Так что для пятерых(!) скучающих у входа охранников (или стражей?) я оказался настоящей находкой. После того, как просветили посылку и рюкзак, заставили несколько раз пройти через подкову, что я безропотно и делал.

Но техника продолжала недовольно ворчать. Снял куртку и тоже отправил на просветку. На мне остались джинсы и рубашка. Так что будь у меня даже игрушечный пистолет-зажигалка, она бы сразу визуально проступила, выдав себя с головой. Но больше ничего металлического не было, а тщательный нательный осмотр с помощью некоего писклявого пенала говорил, что у меня где-то припрятан если не автомат Калашникова, то по меньшей мере «лимонка» точно. Неужто проглотил гранату?

Перспектива последующего медосвидетельствования вот-вот могла стать реальной. Никаких искусственных вкраплений в тело, слава Богу, пока нет. Но звенит же! И тут один из молодых охранников неожиданно сам пришёл на помощь – попросил показать, что в кармашке рубашки прячу. Достал  банковскую карту и, о чудо! Её магия вдруг притупила бдительность, заставив умолкнуть аппарат.  Меня отпустили, и я в который раз понял, почему нам не грозит тотальная безработица...

Весь небольшой зал фактически блокирован, даже выход на перрон перекрыли надёжные замки. Зато единственный вход-выход с площади контролировали сразу, повторю, пять человек. Примерно столько же пассажиров скучали в зале ожиданий.

У меня назрели вопросы уже из другой оперы. Зачем содержать внушительный штат секьюрити да ещё не в самое авральное время в полупустом вокзале? В конце концов, пусть даже это частная структура. Зарплата молодцев включается в  билетно-грузовой тариф, и мы все платим за бдительность. Или видимость бдительности…

Конечно, лучше перебдеть. Но военного положения на острове никто не объявлял. Потом, иногда и разум полезно включать тоже, а не только дивно чуткое оборудование. Или, быть может, кто-нибудь приведёт статистику по части задержанных диверсантов на железнодорожном вокзале в Южно-Сахалинске и, для начала, объяснит сбои техники, реагирующей на крохотную банковскую карту, как на миномёт?

Ну да ладно…

Посылку приняли. Ура!

Не солоно хлебавши, решил вернуться домой. По пути заглянул наудачу в так называемый главпочтамт на площади Ленина. На самом деле это 20-е отделение связи. Внутри узнаю, что посылку принять готовы, если она не слишком велика.

– Но вы сначала вернитесь к входу, там автомат, возьмите талон, потом купите у меня мешок для посылки, заполните и – снова за талоном,–  напутствовала барышня за  четвёртой стойкой.

Так и сделал. Вышла одна заминка – не сработал терминал, долгие десятилетия добравшийся до островной Почты России. Но я был опытным клиентом, заранее подстраховался. Однако накладки множились. Вдруг выяснилось, что оператор оформляет отправку моей посылки как обычной. Это значит, может в лучшем случае причапать ей в Питер на старый Новый год, если вообще не весной.

– Вы не сказали, что хотите EMS.

– А вы и не предложили, – робко парирую, боясь расстаться с иллюзией наконец-то сбагрить груз...

– Так, теперь берите другой бланк и снова заполняйте. Потом возьмите новый талон...

Стиснув зубы, и эту карусель переношу. Но нагрузок не выдержал уже и сам почтовый автомат. Сломался. Похоже, не одного меня футболили туда-сюда. Пока вокруг агрегата, заметно превышающего размеры подобной техники в банках, совещался консилиум, я снова приблизился к заветной стойке. Поведал про ЧП с почтовой новинкой: как быть? Напрягая голосовые связки, оператор некоторое время перепроверяла, не дурю ли я. Наконец в ответ прокричали, что автомат действительно не работает.  

–  И можно в порядке живой очереди? – вновь уточняла барышня, как будто были варианты.

...На моё счастье, когда я в очередной раз подошёл к этой девушке, она была занята другим клиентом и просто отправила меня к шестому окну. Так я познакомился с Верой Алексеевной Павлющенко, приятной стильной дамой из того, уходящего уже поколения, которое ещё умеет и любит трудиться. Которое ещё пытается хоть как-то спасти убитый имидж отечественной госпочты...

 – Коробка упакована неправильно, – тихо заметила она.

Вздохнул в ответ: а что делать – упаковывала  в недешёвый  мешок дама из четвертой стойки. Готов оплатить новый. Меня успокаивают, мол, все устраним. И далее как по волшебству переделала, всё оформила быстро и с кроткой улыбкой хорошего человека, который на своём месте. Правда, после всех мытарств не было сил радоваться.

Глядя на солнце, готовящееся к закату, понял: вместо часа бездарно потерял, убил, по сути, день жизни. Воскресный день.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или