В Холмске «по закону» замерзает 84-летняя бабушка-инвалид

четверг, 20 декабря 2018, 13:31

Эксклюзивный материал

Авторы: Светлана Коцубинская

В аварийном квартале портового города борются за выживание

Выселитесь и снесите

«Приезжайте к нам, посмотрите, как мы живем. Мы замерзаем в собственных квартирах, отогреваем трубы паяльными лампами, крыши текут, по полу гуляют крысы», – такое обращение от жителей Холмска пришло в издательский дом «Губернские ведомости» в первой половине декабря.

К жильцам аварийного квартала в Холмске выехали со съемочной группой ОТВ. На месте убедились: дела обстоят еще хуже, чем описано в обращении. Около тридцати человек ждали нас во дворе домов на улице Шевченко. Возмущенные холмчане – пенсионеры, родители с малышами – убеждены: еще один год в своих разваливающихся трущобах они не продержатся.

Елена Бивол, член инициативной группы, рассказала: в их небольшом квартале всего 8 деревянных двухэтажек 1960-х годов постройки. Все признаны аварийными после 2012 года. Значит, вошли в программу по переселению. Однако мэрия предоставила квартиры только тем, кто проживал в муниципальном жилье – это примерно половина жильцов. Собственникам же пришло уведомление: «в срок до 15 сентября 2018 года освободить занимаемые помещения и принять меры к их сносу».

Взамен в районной администрации предложили выдать оценочную стоимость аварийных квартир – в два раза ниже рыночной. За эти средства в Холмске квартиру не купишь, даже другую «аварийку». Учитывая, что большинство жильцов на ул. Шевченко – пенсионеры, ипотечный кредит им не даст ни один банк. Да и как его выплачивать?

Денег нет, но вы держитесь

Позже в комитете по управлению имуществом Холмского городского округа и вовсе заявили: денег на выплаты нет.

А с наступлением холодов проявилась и еще одна беда. В деревянных бараках – печное отопление, выехавшие жильцы перестали топить квартиры. И дом стал замерзать, вода в трубах превращается в лед, система водоснабжения перестает работать, а стены покрываются плесенью. Кроме того, пустующие квартиры стали приманкой для алкоголиков и наркоманов: что будет, если захотят согреться и подожгут дом?

– У меня годовалый ребенок, по полу бегают крысы, которые лезут из брошенных квартир. Мы были вынуждены сбежать от этого ужаса на дачу. А в мэрии и жилье нам не предлагают, и выкупную стоимость не дают. Кроме того, не так давно прислали обременение: теперь мы не можем ни продать, ни сдать свое жилье, ни отказаться от приватизации. Что нам делать? – интересуется Елена.

Взволнованные жильцы приглашают на экскурсию по домам, которые до 2012 года были, по мнению мэрии, «еще ничего». Света в подъездах нет, деревянные ступени местами сгнили, местами просели так, что ходить по ним непросто и молодым. Что говорить о пенсионерах? Крыши текут практически везде, во время оттепели или дождя ручей бежит прямо на электрический щиток. В одном из подъездов едва не рухнул потолок, его своими силами укрепили. Сегодня деревянная заплатка угрожающе нависает над каждым, кто осмелился зайти в деревянный барак.

– Кого здесь оставили? Родителей с маленькими детьми, стариков…Вот здесь живет бабушка 84 года, тут семейная пара – ему 90, ей 76… – рассказывает Вера Леонидовна Миненкова

С ней соглашается пенсионерка Ада Яковлевна Жбанова:

– Уголь на зиму закупить – это больше 20 тысяч. А я носить не могу, нанимаю человека. Тепло все выдувает, крыша течет, вода перемерзнет – я ее даже с улицы наносить не в силах… По телевизору сказали, будто бюджет Сахалинской области фантастически высокий. И чиновники не умеют его грамотно потратить. Вот есть мы, жители Сахалина, которые замерзают в «аварийках» и обращаются за помощью. Помогите!

Два одеяла и ведро

Экскурсия по достопримечательностям разваливающегося квартала продолжается. Посреди двора – огромная лужа: течет пожарный гидрант. Неподалеку брошены листы шифера – их привезли для того, чтобы жильцы самостоятельно законопатили дырявую крышу. Доходим до дома №14 на улице Шевченко. Заходим в гости к Александре Захаровне Доманиной 1934 года рождения. Говорит, что работать начала с 13 лет. Заработала звание «Ветеран труда» и инвалидность 1 группы – ослепла. В холоде, на ощупь она тянет ведра с углем из коридора на кухню, затем совочком закидывает в печь – и так каждые три-четыре часа. Руками трогает пол в туалете – определяет, где натекла новая лужа с крыши, чтобы поставить ведерко.

– Два ведра стапливаю, маленько теплее становится. Потом опять холодно. Я два одеяла на себя, носки теплые. Очень холодно, да и стенка гнилая. Сама ведра с улицы таскать не могу, даю деньги с пенсии мальчишке, он приносит на неделю, – рассказывает она.

Александра Захаровна просит, чтобы не снимали ее дом. Слепая женщина, которая проработала всю жизнь, стесняется условий своего существования. Хотя, замечают соседи, стесняться тут надо другим людям. Например, районным властям, которые и ей предлагают найти лишние сотни тысяч рублей для доплаты за переселение в новый дом.

– Я почти ничего не вижу, только свет чуть-чуть просвечивает, день от ночи могу отличить. Я всю жизнь честно, добросовестно работала. Даже ни разу не прогуляла. А сейчас инвалид. Мне нужна помощь, прошу крышу хоть починить. Один раз кто-то что-то сделал, как текло – так и течет…

Ничего не нарушено

Мы не послушались Александры Захаровны – засняли и сфотографировали условия, в которых выживает 84-летняя женщина. Надеялись показать кадры в мэрии Холмска. Этого не потребовалось. Председатель комитета по управлению имуществом Холмского городского округа Юрий Кутырев заверил, что знает о проблеме. Но помочь ничем не может. Жилье на улице Шевченко действительно вошло в программу по переселению из ветхого и аварийного жилья, но признали его таковым уже после 2012 года. Значит, доплачивать все-таки придется.

– В бюджет заложили деньги на строительство двух домов именно под этих жильцов. Начало строительства – 2019 год, окончание в 2020 году. Переселение будет происходить согласно 32 статьи Жилищного кодекса, где и прописан порядок. То есть либо предоставление выкупной стоимости, либо переселение с учетом выкупной стоимости, – сообщает Кутырев.

– То есть 84-летняя бабушка, получив на руки миллион рублей, должна найти еще несколько сотен тысяч, чтобы ей было куда переехать? И ничего нельзя сделать? – уточняем у чиновника.

– А вы предлагаете нарушить закон? – интересуется Кутырев.

Правда, сообщил председатель комитета по управлению имуществом, если жильцы не смогут самостоятельно снести бараки после выселения, муниципалитет эту функцию может взять на себя.

Тема закрыта

Мы попросили прокомментировать ситуацию депутата Сахалинской областной думы от Холмского городского округа Игоря Осипенко. Он сообщил, что с проблемой знаком, и ни о каких доплатах для собственников единственного жилья речи быть не может.

– Раньше действительно действовал механизм предоставления выкупной стоимости. Однако теперь мы внесли изменения в законодательство. Сейчас те, кто имеет единственное жилье, и его признали аварийным, получит квартиру без всякой доплаты. Мы проводили совещание, занимались этим вопросом с районными властями, А этого руководителя комитета по управлению имуществом я связывал с минстроем, где ему дали четкий ответ. Тема на сегодня закрыта, – заверил депутат.

Он также попросил предоставить контакты Александры Захаровны Доманиной для «разговора по существу»: возможно, ветерану труда и инвалиду 1 группы удастся помочь пораньше. Хотя бы починить протекающую крышу или обеспечить женщину углем. Одинокой пенсионерке надеяться не на кого, кроме как на тех людей, которые не хотят нарушать закон.

Что делать остальным попавшим в жилищную ловушку два оставшихся до переселения года – пока не ясно. Угроза перемерзания системы водоснабжения остается, а текущие потолки в квартирах и подъездах могут обрушиться в любой момент.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или