Сахалинский майор «Вихрь» ушел в вечность

вторник, 25 декабря 2018, 14:29

Автор: Игорь Снегин

С горестью прочитал официальное сообщение о смерти Михаила Ефимовича Яковлева, ветерана Великой Отечественной. «Обладателя ордена Красной Звезды», - пояснили суконным языком чиновники. Поправлю: кавалера ордена Красной Звезды. И ещё, добавлю, кавалера, как минимум двух орденов Отечественной войны...

От него всегда шёл свет негромкой радости. Он украшал будни. И наши парады тоже. Три года назад, когда ему было уже 93 года, я купил букет цветов и напросился в гости. Долго блуждал по бескрайним коридорам малосемейки, что недалеко от военного госпиталя по улице Чехова. Поняв, что гость заблудился, он поспешил на помощь.

Потом мы сидели в его неправдоподобно крохотной и чистой квартирке на четвёртом этаже, где из мебели были кровать, комод, небольшой складной стол, шкаф-купе да пара стульев. Он вспоминал, я слушал. За нами молча наблюдал небольшой телевизор. «А может быть, стоит новую плазму поставить?», - заметил я. «Зачем? Меня вполне устраивает старый товарищ», - усмехнулся хозяин.

В конце встречи предложил сделать несколько снимков на память, он ловко достал военный китель и офицерские брюки с кантом. Быстро переоделся. Благоухая хорошим одеколоном, как истинный офицер старой закалки, вдруг попросил послушать и оценить речь, написанную им убористым почерком для завтрашнего  парада. Завтра эти слова услышат все, а сегодня - только я, случайный гость. Просил оценить и, если что, предложить коррективы. Читал без очков, внятно, без запинки. На одном дыхании. Это после 71-го года, минувшего с самой страшной войны. Михаил Ефимович после Сталинграда и 2-го Белорусского фронта участвовал ещё в освобождении Маньчжурии и Сахалина. Перенес пять (!) тяжелых ранений и одну контузию.

- Возглавлял фронтовую разведку, - пояснил кротко и без особых подробностей. - Не раз ходил «за языком» на оккупированную территорию. А сколько схваток рукопашных случалось в окопах противника! Отсюда и раны, увечья.

Он махнул рукой, словно отгоняя горькие картины, и обещал подробности как-нибудь в другой раз. Но другого раза у нас больше не будет.

8 мая 2016 года в квартире Михаила Яковлева

Из документов майора Яковлева

Из документов майора Яковлева

Про себя я его окрестил сахалинским «майором «Вихрь» - по аналогии с легендарным разведчиком из одноименного романа Юлиана Семенова, давшего жизнь и давней киноленте.

- Да, раны дают о себе знать. Правда, я оптимист, это очень помогает жить долго. И нужды, и обид не испытываю, - пояснил он. - Говорите, спартанская обстановка? А мне ведь больше ничего и не нужно…

Откликаясь на просьбу, ветеран перечислил - пенсия, инвалидные и президентские надбавки. Получается на круг, как у иного современного баловня судьбы из депутатско-чиновничьего корпуса на пенсии, пороха и не нюхавшего. Наверное, впервые испытал радость, а не стыд  - в кои-то веки ветераны войны у нас начинают жить достойно... Правда, сколько их нынче? То-то же. Поэтому мысленно прошу Боженьку, если он слышит: чтобы длил он дни таким, как Михаил Яковлев. Живой истории нашей.

Но вчера случилось то, что рано или поздно всегда случается. Он всё-таки  ушёл.

Чтобы остаться уже только в памяти...

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или