Эйфория под куполом

пятница, 18 января, 12:30

Эксклюзивный материал

Автор: Евгений Аверин

Иногда очень полезно преодолеть себя и решиться на экстрим

 

Недавно дома наткнулся на удостоверение и значок спортсмена-парашютиста III разряда, которые мне выдали в 1993 году. Четверть века прошло с той поры, а кажется, что все было недавно… И помнится все удивительно ярко. Да и как забыть первый прыжок с парашютом! Сделать дебют мне тогда помогла профессия.

Помню, как 12 марта 1993 года приехал на аэродром в районе Березняков – написать материал про южно-сахалинский аэроклуб ДОСААФ. Там как раз шли занятия. Между делом руководитель парашютной группы Сергей Ананьев предложил: «Хотите, и вас бросим?»

Пока я раздумывал, смена закончилась. Решили, что приеду на следующей неделе. И вот 20 марта, суббота. Мандраж усиливается по мере приближения к аэродрому. На меня после инструктажа надевают парашюты – основной (Д-1-5У, или просто «дуб») и запасной. Мы садимся в самолет. Инструктор говорит, что я выхожу (именно выхожу) первым. На высоте около 900 метров открывают дверь, а за ней я вижу бездну. Звучат два сигнала – «приготовиться», и я подхожу к открытой двери. До сигнала, по которому надо прыгать (отделяться от самолета на языке инструкции) минута-две. Про такие моменты говорят – перед тобой проносится вся жизнь. Скажу вам, что так оно и есть, нет никаких преувеличений.

И вот второй сигнал. Рука сама тянется перекреститься, шум мотора заполняет все, и я шагаю за дверь. Через несколько мгновений – тишина. Над тобой купол. Видно место, куда надо приземляться, я делаю все, что говорили на инструктаже. Кажется, что ты висишь на одной высоте, но в какой-то момент земля стремительно приближается. Чуть согнув ноги в коленях, как учили, встречаешь заснеженное поле. Эйфория переполняет!

– С первым прыжком, – сказал тогдашний начальник аэроклуба Владимир Нестеров. – Понравилось прыгать?

 Конечно, понравилось, я прыгнул бы еще! Мое желание тут же исполнили. Второй прыжок, меньше чем через час, был страшнее первого. Ноги в самолете стали буквально ватными. После мне сказали, что такое бывает со всеми.

Ну а потом я начал прыгать вместе с другими спортсменами. Парашютный спорт – это как игра с разными уровнями сложности. Я начал, естественно, с самого простого, где купол открывает автоматика. Потом поднялся на вторую ступень. Сам укладывал основной и запасной парашюты. Хотелось двигаться дальше, чтобы  прыгать с больших высот. Для этого надо научиться падать – на высоте от километра купол не раскрывают сразу – там низкое давление, и он не наполнится воздухом.

 Поэтому надо спуститься, не раскрывая парашюта, до высоты 900 метров и только потом дергать за кольцо. А для этого необходимо научиться правильно держаться в воздухе –  сохранять равновесие примерно так, как это делаешь, лежа на большом мяче. 

Моей мечте не суждено было сбыться. В 1990-е аэроклубу не хватало средств, прыгали нерегулярно. Крайний раз (применительно к прыжкам и полетам никогда не произносят слово «последний») удалось прыгнуть в 1997 году на военном аэродроме в Соколе – авиаторы проводили там сборы. Выходил из вертолета и удивился – совсем другие ощущения, не те, что на самолете.

Хотелось бы испытать это вновь, и может быть, еще удастся выйти в небо. Не зря же наткнулся дома на корочку и значок.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или