Время продавать

вторник, 29 января, 16:27

Автор: Вадим Горбунов

Угольная промышленность на Сахалине выходит на новые, обнадеживающие показатели.

Советская геологоразведка оценивала запасы угля в 14 млрд тонн с глубиной залегания до отметки минус 300. В 2018 году начались геологоразведочные работы на Лахской угленосной площади на севере Сахалина.  Предполагается, что  ее запасы составят 1 млрд тонн энергетических углей. Можно смело говорить, что на нашем, в общем-то, небольшом острове находится почти 10 процентов общероссийских запасов твердого топлива.

Вспомним, что история освоения Сахалина начиналась именно с угля. Россия активно выходила к Тихому океану. Для океана нужен был флот. Для флота – уголь. Его нашли тогда только на Сахалине.

И дальше все было тесно связано с углем – и годы шахтерской славы, и годы стремительного развала.

Сразу скажем, что 14 млрд тонн – это величина достаточно условная. Уголь у нас трудный, горно-геологические условия сложные. Пласты очень рваные, с большим содержанием метана. Это стало одной из основных причин закрытия большинства сахалинских шахт. Возникли сложности и с реализацией. Когда после перестройки прекратили дотировать шахты, предприятия стремительно покатились к банкротству.

Но зато сегодня мы вышли на новый и очень интересный этап развития островной угольной промышленности. Причем о развитии можно говорить сейчас с полным правом.

Вряд ли кто помнит, что в середине 1980-х, в годы расцвета «советского» угля, его в нашей области добывали чуть более 5 млн тонн в год. Например, в 1987 году, во время формирования перспектив развития региона, была сформулирована задача «довести добычу угля в 2000 году до 6,5 млн тонн в год, то есть увеличить в сравнениес 1985 годом в 1,3 раза».

Планов тогда вообще было громадье. К 2000 году каждому жителю страны обещали благоустроенную квартиру. Не вышло. И с углем тоже.  Потому что ближе к 2000-у началась катастрофа, из которой выкарабкивались  не один год. Относительно недавно: каких-то 10 лет назад и 3,5 млн тонн в год считались очень хорошим «уловом».

А в 2018-м на Сахалине установлен исторический рекорд: добыто 10,786 млн тонн твердого топлива. И это, судя по всему, только начало. Например, Восточная горнорудная компания, которая обеспечила более 70 процентов общего объема, в прошлом году добыла 7,5 млн тонн,  в 2017-м – 4,5 млн тонн, а в наступившем строит прогнозы на 10 млн тонн.

Основные объемы угля отправляются на экспорт. Как сообщила сахалинская таможня, в прошлом году в стоимостном выражении уголь вышел на второе место после СПГ и обеспечил уже 10 процентов экспорта области.

Как известно, определенная части островитян к экспорту относится скептически. Мол, скоро все вывезут, а что останется?

Ну, во-первых, не скоро. С учетом нынешних темпов на это потребуется около миллиарда лет. А, во-вторых, почему бы не продавать то, что покупают?  Это совершенно естественный процесс, дающий работу тысячам людей. В той же Восточной горнорудной компании в 2013 году трудилось 800 человек, в 2019-м будет более 3,2 тысячи сотрудников.

Другое дело, что вместо сырья, конечно, желательно продавать продукцию с более высокой добавленной стоимостью. Но это пока только абстрактное желание. В нынешних экономических реалиях та же углехимия – очень дорогое дело. Не случайно в советские времена были закрыты японские заводы в Горнозаводске и Углезаводске. Они строились под военные нужды, когда бензин Японии был нужен любой ценой. В мирное время эта цена оказалась уж больно высокой. И сейчас будет такой же.

Да и не слишком экологичное это занятие – углехимия.

Сейчас начинают продвигать еще и проекты производства водоугольного топлива. 35 процентов воды, 65 процентов угля и определенные добавки, которые продолжительное время удерживают частицы угля во взвешенном состоянии. Его, как обычное жидкое топливо, можно развозить цистернами  на котельные в отдаленных районах.

Идея, может быть, и интересная, но на Сахалине  уже началась реализация программы снабжения таких котельных сжиженным природным газом, производимым на мини-заводах, первый из которых уже построен.
Споры, что важнее, выгоднее и интереснее, конечно, имеют право быть. Но это в какой-то степени напоминает развернувшуюся в 1990 годах дискуссию: что выгоднее  производить на Сахалине – СПГ или диметилэфир?

Диметилэфир – это очень хорошее и перспективное топливо, имеющее определенные преимущества перед сжиженным природным газом. Но на мировых рынках вверх взял СПГ.

Так и в данном случае. Если сейчас на этих рынках востребован наш уголь, грех этим не воспользоваться. А все остальное – по мере совпадения потребностей и возможностей.

 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или