Сахалинские откровения бортпроводника «России»

четверг, 31 января, 16:23

Автор: Игорь Снегин

Антон Ложков во всех подробностях рассказал о работе стюарда.

Классический очерк Геннадия Бочарова о, наверное, самом первом угоне гражданского самолёта из СССР в Турцию15 октября 1970 года, когда расстреляли 19-летнюю стюардессу Надю Курченко, шокировал миллионы. Потрясла и трогательно-печальная история в фильме «Ещё раз про любовь», где вместо возлюбленной явится на свидание её коллега-стюардесса и скажет такое: «Она не придет, потому что…» Будут и другие фильмы, где не последняя роль у бортпроводников. «Стюардесса», «На привязи у взлётной полосы», «Экипаж». Не все они, к счастью, с  драматическим финалом. Но почему-то больше всего врезаются в память трагедии. Профессия действительно, я считаю, действительно опасная. Этой мыслью делюсь с моим собеседником Антоном Ложковым. Он соглашается: «Случится может всякое, но с тех времён многое изменилось. ЧП в воздухе – большая редкость. Хотя, если верить статистике, за год в мире в авиакатастрофах гибнет до тысячи человек. Конечно, много. Что касается нештатных ситуаций, случавшихся не только на художественном экране, но и в жизни... Лично меня они от неба не отвадили».

Крылья Антона Ложкова

Антон работает стюардом уже шесть лет. Прилетел на Сахалин «Боингом 777» компании «Россия». На нашем острове уже далеко не первый раз. Начинал в «Трансаэро», там же заканчивал полугодовые курсы бортпроводников. В активе – несколько тысяч часов полёта.

– Но я их, честно, не считаю, – говорит он. – Позавчера вернулся из Доминиканы, теперь вот Южно-Сахалинск, где сегодня всем экипажем отдыхаем в гостинице. Завтра утром возьмём курс на Москву.

Командир после ужина отпустил ненадолго проведать друга отца, где и перехватил гостя. Благо гостиница, в которой остановился экипаж, через дорогу. Это я к тому, что одному ходить по чужому городу не очень рекомендуется. Впрочем, его забирал и провожал обратно друг отца, у которого мы и беседуем.

– И как тебе Южный?

– Меняется быстро. И в лучшую сторону. Строек много. Утром заскочили на рыбный рынок. Приятно удивил краб – менее двух тысяч за кило! В столице таких цен нет.

Пока я раздумывал, как реагировать, вмешался хозяин квартиры:

– Но это же крабовая лапша, а не фаланги!

– А какая разница, – пожимает плечами Антон, – то же самое мясо, что и в фалангах, только в разы дешевле.

– Ну... В принципе, да, – неохотно соглашается хозяин.

Пытаюсь прояснить зарплату, но это коммерческая тайна. Хотя в России всё секрет и ничего не тайна. При желании в Интернете можно выяснить, наверное, в пределах 60 тысяч... Да и хватает ещё романтиков, для которых не в этом счастье. Опять же, открываешь новый мир едва ли не каждую неделю или день.

Мы продолжаем мысленно парить. Париж, Берлин, Стокгольм, Рим, Мюнхен, Милан, Ницца, Барселона. Звучит, как музыка. «Россия» летает и в Бангкок, и на Пхукет, и на Гоа, и в загадочную для меня Пунта-Кану, и во многие другие города планеты. Множество российских городов и все столицы стран СНГ и бывших союзных республик, за исключением Киева. Почти во всех Антон бывал много раз.

– Такая работа, – говорит он.

– Наверное, за долгий рейс устаёшь и уже не до местных красот?

– Всегда стараешься выкроить время и что-то оставить в памяти приятное. Сейчас вот в гостях. Пока летели на Сахалин, был старшим бортпроводником. Отвечал за порядок в экономклассе. Помимо меня, 10 стюардесс трудились весь полёт, создавая относительный комфорт для 400 человек. Конечно, это непросто. Но мы старались. Расставаясь на островной земле, многие, как водится, благодарили экипаж.

– Вздремнуть удалось?

– Нет, конечно. Это вообще запрещено.

– Никто из пассажиров особо не отметился?

– К счастью, всё было хорошо. Одной пассажирке, правда,  что-то не понравилось в туалете. Прошли вместе с ней – попросил указать на недостатки, но она «уже забыла». Подобные казусы случаются, но в целом рейс прошёл спокойно, никто не вытягивал жилы, и мы, как всегда, старались больше улыбаться.

Думать о красе ногтей

С этим утверждением классика согласны все бортпроводники. Подробности чуть ниже. А пока вспомним, что «лётные» профессии – от стюардов (Антону больше по душе «бортпроводник») до пилота – одни из самых романтичных на земле. Возможно, потому, что незримо связаны с постоянным риском. Как и с физическими, и психологическими нагрузками.

Прошу Антона подтвердить или опровергнуть самые распространенные мифы о его профессии. К примеру, многие пассажиры ошибочно считают, что в работе бортпроводника нет ничего сложного. Ну, перед взлётом проговариваешь инструкции и демонстрируешь действия, которые необходимо применить в нештатной ситуации. Развозишь пару раз за полёт еду, повторяя на разных языках: «Вам курицу, мясо или рыбу? Кофе или чай?»

– Понимаете, на высоте 10 тысяч метров организм даже полностью здорового человека подвергается стрессу. Это я к тому, что бортпроводник должен быть абсолютно здоров, – поясняет Антон.

– Совсем без проблем организма?

– Постучу по дереву. Недавно жена вот дочку мне родила. Чем не пример нормальной  формы?

Между тем мало кто знает, что в среднем смены бортпроводников, мужчин и женщин, длятся по 10, а иногда и 15–20 часов в сутки.

– Трудимся почти без перестройки на разные  часовые пояса. Перепады давления – тоже издержки профессии. Всё время большинство из нас проводит на ногах.

– Гарантирован букет из отитов, бессоницы,  болезней суставов, варикоза и снижения слуха?

– У кого как. Лично я  проблем, повторю, пока не замечаю, как и врачи, осматривающие перед каждым полётом. Мне уже 35.

Тем не менее это профессия, пожалуй,  для молодых. Не случайно ведь, что отпуск членов экипажа не менее 70 дней в году. Антон же  собирается учиться дальше на пилота. В качестве примера для подражания привёл мне коллегу-бортпроводника, здоровье которому позволило в 48 лет (!) поступить в лётную школу! Но, помимо физических нагрузок, особенно коварны психологические стрессы. Пассажиры на борту ведь разные. Иные способны довести до слёз. Да и бригады проводников, наверное, не всегда мёд.

– Поэтому будущие бортпроводники ещё при обучении проходят специальные тесты на проверку устойчивости нервной системы, – вспоминает Антон и опровергает ещё одну версию, что учиться этой профессии легко и просто. – Для начала будущему бортпроводнику нужно пройти несколько барьеров. Это собеседование в выбранной авиакомпании. Потом врачебно-летную экспертную комиссию (ВЛЭК). Если проблем нет, начинается обучение. У всех компаний сроки могут быть свои – от двух месяцев до полугода, как у меня. После курсов и до выхода на первый рейс нужно налетать как минимум 35–40 стажерских часов. 

Интересуюсь, каким же премудростям так долго учат.

– Аварийно-спасательной и водной аварийно-спасательной подготовке. Сервису и медицинским аспектам. Надо уметь самостоятельно принять роды на борту, оказать первую помощь сердечнику и т.п. Знать основы психологии человека, нюансы общения. Ну и конечно, нужно учить английский. После допуска к полёту проходить медкомиссию приходится каждые полгода. 

– Ещё бытует устойчивое мнение, что стюардесс отбирают по внешности...

– Неправда. У нас в России некрасивых  не бывает.

– Поэтому, как пишут в Сети, в Европе всё больше берут парней, в том числе с особой ориентацией?

– Вопрос не ко мне. Да и в личную жизнь любых коллег, пусть и иностранных, вдаваться не будем. Их частные приоритеты к непосредственному исполнению служебных обязанностей отношения не имеют.

Зато, оказывается, в авиации существуют строгие каноны внешнего вида для женщин и мужчин. Ничего не должно быть раздражающего, вызывающего, кричащего. По правилам некоторых авиакомпаний, бортпроводники должны носить часы на случай сбоя электроники. Кольца, серьги – по желанию и только из благородных металлов. Цепочки, браслеты и броши запрещены. В случае нештатной ситуации они могут ранить, поцарапать, создать иные проблемы. Не приветствуются на видных местах татуировки и пирсинг. 

Для  сотрудниц авиакомпаний обязателен маникюр. В правилах отдельно может оговариваться допустимая длина и цвет: красный, бежевый. Приветствуется и французский маникюр. Кто не знает, это просто коротко остриженные ногти. У них белый кончик и ногтевая пластина натурального цвета (нежно-розовая или бежевая). Это создаёт эффект максимальной естественности, а руки  выглядят ухоженными. Девушкам разрешено носить короткие стрижки, волосы не должны касаться воротничка. Цвет волос – натуральный...

У бортпроводников тоже есть собеседования перед выходом в небо и разрешение на полёт. Как и у лётчиков, в соответствии с медицинскими нормативами. И ещё. Обеды у бортпроводников, как правило, из меню бизнес-класса. Правда, некоторые опытные стюардессы предпочитают брать с собой в дорогу банальные контейнеры, забитые домашними разносолами. Казённая еда, какой бы вкусной не казалась в первые дни, приедается. Ведь обновляется меню обычно раз в шесть месяцев или даже через год. 

Антон Ложков в гостях у друзей в Южно-Сахалинке

«Небесная» любовь

Куда же без неё! С одной стороны, столько известных людей связали свою жизнь со стюардессами: от актера Де Ниро до нашего олигарха Романа Абрамовича. Премьер-министр Австралии начала 1990-х Пол Китинг также встретил свою любовь в самолёте... Красивых легенд о романтических отношениях капитана и стюардессы, тоже хватает. 

– Наверное, это нормально, когда пилоты и стюардессы влюбляются друг в друга, женятся. Мы же сутками вместе работаем в непростых условиях. Затем отдых, и опять вместе в полёт. Так что браки случаются, – продолжает мой собеседник.

Некоторые девушки, правда, считают, что эпоха романтических отношений осталась в 70-х годах прошлого века, вместе с кинолентами, упомянутыми вначале.

– А похотливые пассажиры, – интересуюсь, – не злоупотребляют гостеприимством? В том смысле, что могут уединиться с дамой сердца в клозете...

– Раньше такое редко, но могло приключиться, – смеётся Антон. – В «Трансаэро», на двухэтажных «Боингах», наверное, пару раз мельком уловил. Если всё в рамках приличия и никто из пассажиров не пожаловался, то можно и «не заметить» шалость. Сейчас такого нет. Да и очередей у туалета почему-то меньше не становится. Так что подобный интим остался, наверное,  в игровом кино.

– Когда-нибудь попадались действительно неадекватные  пассажиры? Чокнутые, допустим, на почве алкоголя?

– Лично в моей практике – почти нет. Если вижу, что человека вот-вот снесёт с катушек, всегда умудряюсь найти общий язык, успокоить. Крайних мер, к счастью, применять не доводилось.

Поясню. Крайние меры допустимы, если пассажир буйный и создаёт угрозу безопасности. Тогда стюарды могут обезвредить его. Связать и так оставить до конца авиарейса. В любом случае последнее слово за капитаном судна.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или