Обезьянка и система: в сахалинском прокате фильм Михаила Идова «Юморист»

воскресенье, 3 марта, 13:04

Эксклюзивный материал

Автор: Сергей Суханов

В прокате фильм Михаила Идова «Юморист» — о нелегкой судьбе эстрадного артиста андроповско-черненковской эпохи. Кинообозреватель РИА «Сахалин-Курилы» с удовольствием посмотрел фильм и рассуждает о борьбе государства и личности.

О чем кино: у эстрадного юмориста Бориса Аркадьева в жизни все хорошо: счастливая семья, обожание миллионов, очередь поклонниц и благосклонность властей. Но комику не дает покоя несвобода и внешняя, и внутренняя: чем громче его успех на сцене, тем сильнее в нем назревает протест. И вот уже самый смешной становится слишком опасным.

Идов, российский сценарист c западным образованием, с каждым новым проектом становится всё печальнее. Были не без горчинки, но позитивные сериалы «Оптимисты» и «Лондонград», был фильм «Лето», расстававшийся с эпохой Цоя и группы «Зоопарк» уже несколько более минорно. И вот «Юморист» (здесь он еще и режиссер) — кино о грустном клоуне, задыхающимся на закате СССР. Совсем уж беспросветно, особенно в тех моментах, в которых угадывается не восемьдесят четвертый, а две тысячи сегодняшний.

«Шутники и юмористы развалили нам страну», — неприкрыто иронизирует рэпер Иван Дрёмин, он же Face, в финальных титрах. Фэйса всё это действительно волнует: несвобода творчества, запрет шутить, незримая рука «товарища майора», которая до сих пор кое-где нависает. Волновало это и десятки прототипов Бориса Аркадьева. Конкретно Идов ни на кого не указывает. Аркадьев — собирательный образ. Но поставь на его место условного Жванецкого-Арканова-Карцева и ничего особенно не изменится. Еврейские корни, обязательный коронный номер, который вспомнят и через тридцать лет, страсть к выпивке и женщинам — таких больших артистов было очень много.

 

У Бориса Михайловича (Моисеевича, конечно), как заметит один высокопоставленный чекист, всё хорошо. Есть большая квартира, семья и гастроли. Ест копченую курицу и осетра, у него толпы поклонников и успех у юных выпускниц гуманитарных факультетов. Его (показательно несмешной) номер про обезьянку и фотографа знает весь Союз — катайся с одним и тем же текстом и живи как барин. И тяжелой руки режима-то как таковой нет. Но Аркадьев задыхается. Не от жестких условий жуткого тоталитаризма, а от каких-то казалось бы мелочей. Где-то новый монолог без печати не пропустят. Когда-то ночью поднимут и повезут куда-то в сторону Лубянки, «шутить». В другой раз на день рождения генеральской жены отправят — работать той самой обезьянкой. Это редкий взгляд на кино о борьбе человека с системой — когда сапог, под который загнана вся страна, не тяжелый и железный, а вполне себе мягкий и удобный. Но сапог.

За главную роль в кино продюсер любимого сахалинцами кинофестиваля «Край света» и актер малой театральной сцены Алексей Агранович взялся впервые. И сразу успех, ведь, по сути, картина сфокусирована только на нём. Здесь есть чудесная Алиса Хазанова, уморительно естественный Юрий Колокольников, чувственная Полина Ауг. Врезается память резким и крикливым голосом «опозиционной совести» Семен Штейнберг. Но это всё эпизоды. А в одной из двух ключевых сцен «Юмориста» Агранович и вовсе один в кадре. Здесь он очень неожиданно раскрывается, ведя диалог то ли с космонавтом, то ли с Богом, в которого, впрочем, не верит. Атеист, пьяница и неверный муж оказывается голосом поколения творцов из-под палки, людей, что не бросались на амбразуры, не бежали за границу и не сидели в ГУЛАГах. Но не стали ли они важнее для эпохи, чем борцы-диссиденты, просто улучшая жизнь вокруг себя? Да, на первом ряду в зале перед Аркадьевым сидит омерзительный майор. Но зал-то большой и рядов в нем ещё много. А на них железнодорожники и рабочие, условные доярки и трактористы — для них можно и в тысячный раз прочитать и про обезьянку, и про всё на свете.

Но Идов не расставляет акцентов, не красит мир ни в какие цвета и, что важно, не даёт оценок. Зритель сам может решить, как бы он поступал на месте Аркадьева, с каким бы монологом и к какому выходил бы зрителю. Правильного ответа нет ни тридцать лет назад, ни сейчас, но упражнение для ума автор подкидывает занятное — за это «Юмориста» стоит любить и даже можно пересматривать.

В двух словах: качественный  и запоминающийся фильм о нелегких отношениях артиста и системы. Смотреть ностальгирующим по советской эпохе и надеющимся, что она не повторится.

 

Расписание сеансов

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или