В лихие 1990-е сахалинские музейщики и милиция отбили колокол у криминала

вторник, 19 марта, 11:35

455

Эксклюзивный материал

Автор: Николай Рыжань

Колокол на мысе Мария перед отправкой в Оху

Каким образом оказались старинные колокола на севере Сахалина, доподлинно неизвестно.

Звонкий спаситель

С началом промышленной добычи нефти Северный Сахалин стал играть важную роль в экономике Дальнего Востока. Поэтому появление маяков на мысах Марии и Елизаветы имело стратегическое значение. В 1932 году был установлен маяк на мысе Елизаветы. На мысе Марии сначала появилась деревянная четырехгранная ажурная башня, которую в 1935 году заменили на капитальное строение. Кроме того, на маяках установили огромные колокола. Чтобы в случае тумана и совсем уж плохой видимости моряки ориентировались на звук…

Один из самых габаритных экспонатов, хранящихся в Охинском краеведческом музее, – бронзовый колокол. История его появления на Сахалине доподлинно неизвестна. Имеющиеся на куполе надписи проливают свет лишь на место и время происхождения – он был отлит в Ярославле на заводе, принадлежащем семейной династии Оловянишниковых, в 1882 году.

– С 1935 по 1992 год этот колокол находился на мысе Марии и служил звуковым ориентиром для проходящих мимо судов. Когда побережье окутывал густой туман, что для Сахалина дело обычное, а огни на маяке были недоступны взору моряков, звон колокола, распространяющийся на несколько десятков километров в округе, предупреждал мореходов об опасном приближении берега, – рассказывает директор Охинского краеведческого музея Татьяна Кандерова.

Вес колокола 775 килограммов, диаметр 1 метр 17 сантиметров, высота 1 метр 24 сантиметра. В средней части купола по кругу нанесен орнамент с изображением святой Марии с младенцами и тремя апостолами. Над ними надпись – «Благовествуй, земле, радость велию, хвалите, небеса, Божию славу».

Мыс Марии был открыт в 1805 году первой русской кругосветной экспедицией 1803–1806 годов на шлюпе «Надежда» под командованием капитан-лейтенанта Ивана Федоровича Крузенштерна. Мыс назван именем матери русского императора Александра I – вдовствующей императрицы Марии Федоровны.

Досадная пропажа

В начале лихих 1990-х вокруг колоколов развернулась настоящая борьба. Дело в том, что в свое время схожие по размерам колокола были установлены на трех мысах Сахалина: Жонкиер, Елизаветы и Марии. С мыса Елизаветы колокол пропал бесследно. Незадолго до этого делегация, состоящая из сотрудников районной администрации, приезжала туда, чтобы решить, как перевезти колокола в Оху. Но смотритель маяка взял их под ружье и не подпустил к объекту. После этого инцидента колокол пропал, а в районе поползли слухи, что его увезли на материк по распоряжению Тамбовской епархии. Впоследствии выяснилось, что это всего лишь слухи…

С мыса Жонкиер, что в Александровск-Сахалинском районе, некие лица тоже пытались умыкнуть источник божественного звука, как и с мыса Марии, но получили отпор.

– Охинскому отделу культуры при поддержке местных жителей пришлось отстаивать право на владение этим колоколом, который мы рассматривали уже как культурное наследие нашего района, – продолжает Татьяна Кандерова. – Гиганта вывезли с помощью вертолета. С тех пор это один из самых привлекательных экспонатов нашего музея.

Колокол с мыса Марии. Отлит в 1882 году в г. Ярославль.

Погладить раритет

Вокруг колокола с мыса Марии уже успела сложиться легенда. Причем источником ее стали не местные жители, а москвичи. В Оху часто приезжают с концертами именитые артисты, которые в обязательном порядке посещают местный краеведческий музей.

– Я заметила, что в последнее время приезжие артисты ходят вокруг колокола и поглаживают его. Сначала я не придавала этому значения – мало ли, может, человеку просто понравился экспонат. Но однажды юморист из передачи «Аншлаг» рассказал мне, что, мол, в Москве уже поверье такое появилось: если едешь в Оху на Сахалин, необходимо зайти в музей, погладить колокол и загадать желание, чтобы погода не испортилась и концерт прошел удачно, – с улыбкой рассказывает Татьяна Кандерова.

По сей день остается загадкой, какое из обстоятельств заставило церковные колокола оказаться на далеком острове. Очевидно, что в 1882 году охинский колокол отливали не для того, чтобы отправить на север Сахалина, где бы он служил сигнальным ориентиром для моряков. Скорее всего, изначально его местом «жительства» был какой-нибудь собор. А после революции, когда начались гонения на церковнослужителей, видимо, было решено часть колоколов приспособить под нужды народного хозяйства. Светосигнальное оборудование, которым оснащались в те времена маяки, было слабеньким, и лучи просто напросто не могли пробиться сквозь густой туман. Поэтому на некоторых маяках дополнительно устанавливались колокола, звон которых и служил предупреждающим сигналом, спасением для моряков.

Первый колокол на Ярославском колокололитейном заводе Григория Оловянишникова был отлит 15 июня 1766 года (во время правления императрицы Екатерины II) для Спасо-Яковлевского монастыря в Ростове Великом. Вес его составлял 163 пуда (один пуд – это 16,3 килограмма).

Завод товарищества Оловянишниковых славился по всей России.

Его колокола звонили в храмах и монастырях городов, сел и деревень. Завод всегда отвечал за качество своей продукции и очень внимательно относился к заказчику, предоставляя ему дополнительные услуги по поднятию колоколов на колокольни.

Изделия, изготовленные заводом Оловянишникова, полюбили за благозвучность и мелодичность. Особо знамениты были большие колокола – они издавали мощные, стройные, громкие и одновременно необычайно чистые звуки, а еще они были очень красиво украшены. Внешние колокольные поверхности расписаны богатым орнаментом, рисунки разнообразны и привлекательны. И это, безусловно, тоже нравилось заказчикам, ведь каждый колокол представлял собой единственное в своем роде произведение колокололитейного искусства.

Владеть колоколами Оловянишникова было престижно, особенно когда заказы на них пошли даже из-за рубежа.

Своеобразным обобщением опыта династии явилась книга Николая Ивановича Оловянишникова «История колоколов и колокололитейное искусство», выпущенная в 1906 году и переизданная с дополнениями в 1912-м.

Фото предоставлено Охинским краеведческим музеем 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или