Сахалинский маршрут непослушного дрона

понедельник, 18 марта, 09:53

Эксклюзивный материал

Авторы: Вадим Горбунов, Николай Рыжань

Все больше беспилотников кружит в небе над Сахалином, и их хозяевам нужно позаботиться о соблюдении правил безопасности.

Заняли нишу

Слово «дрон» имеет несколько значений, но в наше время преобладает одно – беспилотный летательный аппарат (БПЛА).

Надо сказать, что с дронами автор этих строк знаком очень давно – уже около полувека. Первые были сделаны из тетрадного листка. Летали они, правда, неказисто, но все же летали. Потом были конструкции, собранные из реек, бумаги и ткани, воздушные змеи и планеры. Последние даже с резиновым мотором – вершина технической мысли. В небо взлетали и модели с бензиновыми двигателями, но это был высший пилотаж, доступный гуру из авиамодельных кружков.

Однако дроны, о которых пойдет речь, это несколько другое. Они появились совсем недавно – в начале этого десятилетия. Военные, конечно, начали заниматься БПЛА гораздо раньше, но в их епархию лезть не будем.

Микропроцессоры, сопряженные с гироскопами, опробовали еще на земле, когда появились различные гироскутеры, которым в итоге захотелось взлететь в небо. Потому был написан уникальный код универсального полета APM, на его основе создали автопилот Pixhawk, после чего детские летающие игрушки начали постепенно превращаться в серьезных воздушных роботов.

Дроны прочно заняли свою нишу в небе – ту, в которой самолеты и вертолеты использовать дорого и избыточно. Беспилотники все активнее применяются для проведения поисково-спасательных операций, мониторинга природных пожаров, в геодезии и топографии, транспортировке грузов, обработке сельхозугодий и многом другом.

Однако о специализированных дронах тоже говорить не будем. Это тяжелые и дорогостоящие машины, ими управляют подготовленные операторы. Принадлежат такие летальные аппараты организациям, которые соблюдают правила воздушного движения.

Тесное небо

А сегодня речь пойдет о любительских квадрокоптерах, которых с каждым годом в нашем небе становится все больше. Если быть точным, квадрокоптер – это дрон с четырьмя несущими винтами. Есть, например, и гексакоптеры, у которых шесть винтов. Но обычно зрители в такие детали не вдаются: если летит – значит, квадрокоптер.

Сколько их сейчас у нас, сказать трудно. Покупают дроны, как правило, в Интернете – китайские фирмы являются тут свое-образными законодателями мод. И любителей пилотировать у нас уже немало. Их можно найти в соцсетях, например, на Telegram-канале.

Оборот и использование дронов ничем не регулируется, что и привлекло внимание федеральных законодателей. Их сомнения по поводу беспилотников вполне резонны. Мельтешение в воздухе многочисленных БПЛА может привести к «дронопаду» с тяжелыми последствиями, поскольку техника все-таки увесистая. И, конечно, опасность представляет полет дронов в зоне воздушного движения – столкновение с ними пилотируемых летательных аппаратов чревато трагедией.

Поэтому сейчас, согласно российскому законодательству, дроны весом от 0,25 килограмма подлежат обязательной регистрации и специальной маркировке, а их полеты – ограничениям.

Но насколько реально это в нашей жизни? И все ли хозяева умеют идеально управлять беспилотниками, или в их руках они вдруг становятся непослушными?

Об этом мы поговорили с профессионалами, то есть с теми, кто использует дроны не для любительских воздушных гонок, а в своей деятельности.

Поиск на высоте

Артем Бандура – руководитель регионального отделения «Поискового движения России». В 2017 году организация выиграла президентский грант на реализацию проекта «Вечный полет», посвященного увековечиванию памяти погибших летчиков. На средства гранта и был приобретен квадрокоптер.

– Мы взяли достаточно серьезный дрон DJI Phantom Pro – с заявленной дальностью полета в идеальных условиях до шести километров, – рассказывает Артем. – Реальную отдачу увидели сразу. Разбившиеся самолеты лежат в глухих и труднопроходимых местах, иначе бы их давно нашли. Ориентиром служат архивные документы и свидетельства местных жителей – мол, где-то на той сопке они видели какие-то обломки. Приходится прочесывать все. А с высоты, особенно весной, когда еще не поднялась трава, все достаточно отчетливо видно. Кроме того, можно наметить пути подхода к исследуемому месту – где находятся ручьи, болота, овраги.

В прошлом году поисковики работали в районе заброшенного аэродрома Возвращение в Поронайском районе. В 1950 году, ночью, при заходе на посадку, здесь разбился самолет Як-11. Выброшенных из кабины летчиков нашли и похоронили, а вот обломки самолета оказались никому не нужны. Сейчас остались только архивные документы, свидетельствующие, что катастрофа произошла в 1200 метрах южнее взлетно-посадочной полосы.

Там бывшие совхозные поля уже заросли кустами и бурьяном, остались мелиорационные канавы, – рассказывает Бандура. – Если идти пешком, даже по GPS ничего не найдешь. Мы подняли дрон, отвели его на 1200 метров, сориентировали по глиссаде и зафиксировали местность. С высоты оказалось, что туда можно просто подъехать на машине, что и было сделано. Достали металлоискатели и буквально через три минуты зазвенели обломки самолета. Теперь на этом месте мы установим памятную табличку.

Отличная картинка

Известный сахалинский фоторепортер Сергей Касноухов тоже успел оценить преимущества этой техники.

– Дрон мне попал в руки лет пять назад – это был чуть ли не первый квадрокоптер на острове, – делится Сергей. – Сейчас у меня гораздо более современный DJI Mavic. Он и не слишком дорогой, и картинку дает отличную. Во всяком случае, федеральные агентства не жалуются.

DJI – одна из самых известных компаний по производству квадрокоптеров для любителей и профессионалов. Штаб-квартира находится в городе Шэньчжэнь (Китай). Однако есть у нас и приверженцы других производителей, коих немало.

Работать с DJI одно удовольствие. Любой фоторепортер знает, как важна высота в некоторых сюжетах, например, при съемках массовых мероприятий.

– Куда только мне и моим коллегам не приходилось карабкаться, чтобы устроиться повыше, – говорит Красноухов.– И с автовышками приходилось договариваться, а однажды меня даже на крюке автокрана в какой-то корзине поднимали. Зато теперь любой такой сюжет делаешь без проблем. Иногда с такой точки, о какой и подумать не мог, например – заход с моря. Я снимал на Сахалине, Курилах, Камчатке. Проблем, если соблюдать необходимые требования безопасности, нет возникает. Тем более что дроны запрограммированы так, что в зонах No Fly, например в аэропорту, они просто не работают.

В частности, строительство нашего аэровокзала сейчас приходится снимать по старинке, договариваться о «высоте» с кем только возможно. А дрон здесь бы очень пригодился.

Сейчас идут разговоры о регистрации квадрокоптеров. Если все будет продумано, без длинной волокиты, то почему бы и нет? А вот предупреждать о запуске дрона за два часа не получится. У фотографов ведь как – едешь на машине, вдруг увидел нужный кадр и свет. Быстро вытащил дрон, запустил, сделал снимок. Этого заранее не предугадаешь, да и через пять минут такого света уже не будет.

С тем же, кстати, согласен и Артем Бандура: «Мы и рады бы предупредить, что поднимаем квадрокоптер, но в тех местах, где мы работаем, просто нет связи».

Кто должен отвечать

Мои собеседники в один голос говорят об особой ответственности пилотов дронов.

В частности, Бандура полностью согласен с требованием регистрации и индивидуальной маркировки беспилотников. Все-таки летательный аппарат – техника повышенной опасности. Случись что, владелец должен быть известен.

Красноухов вспомнил, что во время учебы разбил один дрон, ведь тогда у них еще не было датчиков препятствий. По мнению Сергея, учиться пилотировать надо в безлюдном месте. Да и поднимать аппарат – тоже. Ни в коем случае нельзя совершать полеты над массовыми скоплениями людей и вообще над людьми. Заглючит электроника, замкнет аккумулятор, и быть беде!

Когда приходится снимать массовое мероприятие, дрон всегда нужно вести в стороне, по краю – это правило профессионала.

Трудно сказать, насколько будет работать законодательство в отношении любительских беспилотников, но эти правила должны быть в голове любого пилота, особенно начинающего: пока не научитесь идеально управлять дроном, не запускайте его в местах большого скопления людей и вблизи детских площадок.

Тогда, кстати, и у законодателей будет меньше поводов для излишней работы.

Полный фарш 

Приобрести квадрокоптер сегодня не проблема. В магазинах Южно-Сахалинска представлены аппараты, рассчитанные, как говорится, на любой вкус и кошелек. 

Например, на сайте одного из крупных магазинов электроники ценовой диапазон достаточно обширен – от 2900 до 106 тысяч рублей.

Как пояснили его сотрудники, цена зависит от возможностей квадрокоптера. Летный ресурс самого недорогого беспилотного летательного аппарата минимальный – аккумулятор рассчитан буквально на несколько минут. Видеокамера отсутствует. Непонятно, для чего такая техника может понадобиться.

Наиболее дорогостоящие винтокрылые минимашины оснащены современными камерами с высоким разрешением, в полете они могут проводить до получаса, что позволяет производить очень даже качественную видеосъемку с высоты птичьего полета. Собственно, для этих целей квадрокоптеры и приобретаются. Самый дорогой (цена 106550 рублей) имеет возможность висеть в воздухе 31 минуту. Радиус пульта управления – 5 километров. Разрешение встроенной видеокамеры – 12 мегапикселей, а объем оперативной памяти – 8 гигабайт. Эта модель управляется с мобильных устройств, поддерживает системы слежения Глонасс и GPS. В общем, «полный фарш».

Летун вне закона 

За нарушение правил использования беспилотных летательных аппаратов предусмотрены штрафы.

Ситуацию с беспилотниками нашему корреспонденту прокомментировала помощник Сахалинского транспортного прокурора Арюна Дагбаева.

– При эксплуатации любого беспилотного летательного аппарата, в том числе квадрокоптера, в соответствии с Воздушным кодексом РФ, необходимо получить разрешение на использование воздушного пространства, – уточнила она. – Такое разрешение на территории нашей области уполномочен выдавать зональный центр «Аэронавигация Дальнего Востока», расположенный в Хабаровске. Заявку можно направить через их официальный сайт либо обратиться по указанному там же телефону.

Процесс выглядит примерно так: по телефону владелец беспилотного летательного аппарата сообщает район его запуска, план и продолжительность полета. Сотрудники зонального центра в Хабаровске дают подробную консультацию по всем интересующим вопросам.

К слову, на беспилотные летательные аппараты весом свыше 35 килограммов требуется обязательная регистрация в Росавиации.

– Пока же владельцы квадрокоптеров установленными правилами пренебрегают, запуская аппараты, например, со склонов «Горного воздуха», – продолжает Дагбаева. – А это может негативно сказаться на безопасности полетов тех же вертолетов спасательных служб. Случаи нарушений фиксируются, что является поводом для расследования.

Для использования квадрокоптеров в границах населенного пункта требуется еще и разрешение муниципальных властей. А вот использовать беспилотные летательные аппараты вблизи аэродромов строго запрещено. За нарушение предусмотрен административный штраф для граждан от 2 до 5 тысяч рублей, для должностных лиц – от 25 до 30 тысяч рублей, для юридических лиц – от 250 до 300 тысяч рублей или административное приостановление деятельности организации на срок до 90 суток.

– Но стоит признать, что законодательство в этом вопросе пока еще недостаточно отрегулировано, – резюмирует помощник прокурора.

Есть мнение 

 Наш корреспондент спросил у сахалинцев, считают ли они безопасным массовое использование беспилотных летательных аппаратов, в частности, квадрокоптеров?

 Иван Аникеев, водитель:

– Пока это увлечение единиц, думаю, что опасности для окружающих оно не представляет. Мне кажется, ажиотаж прошел. Квадрокоптеры, кроме как для съемок местности сверху, больше ни для чего и не нужны. Сегодня они свободно продаются в магазинах, очередей нет. Хороший квадрокоптер стоит недешево, поэтому не каждому он по карману. К тому же во время эксплуатации может всякое произойти, и этого дорогого удовольствия можно с легкостью лишиться – упадет за 100 метров от тебя в лесу, не найдешь. А если и найдешь, то неизвестно еще, можно ли будет отремонтировать. Ну а когда попал в воду – пиши пропало, только попрощаться.

Марина Доценко, главный бухгалтер:

– Я считаю использование квадрокоптеров довольно опасным. Как-то на городском празднике во время концерта над головами зрителей летал такой аппарат. Видимо, местное телевидение снимало гулянье сверху. Так вот, я поймала себя на мысли – а вдруг он выйдет из строя и свалится мне на голову? Ладно, я, взрослый человек, а если ребенка покалечит? Где-нибудь в чистом поле, на природе, где людей мало, – не вопрос, пожалуйста, развлекайтесь. Но во время массовых мероприятий надо запретить полеты над головами собравшихся развлечься людей.

Ольга Маляренко, экономист:

– Лично я до сегодняшнего дня об этом даже не задумывалась. Знаю, что квадрокоптеры используют для видеосъемки. Мне нравятся видео, снятые с высоты птичьего полета. Еще слышала, что почта собиралась с их помощью доставлять письма и бандероли адресатам, но, скорее всего, это была первоапрельская шутка. Наверное, какую-то опасность квадрокоптеры представляют для линий связи, электропередач. Ну и есть вероятность, что на голову кому-то может упасть, если аппарат вдруг в воздухе выйдет из строя. Это же все-таки техника.

Фото из архива редакции и участников опроса 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или