На Сахалине крепкое слово остается в силе

понедельник, 25 марта, 14:34

753

Эксклюзивный материал

Авторы: Светлана Коцубинская, Евгений Аверин

Наш корреспондент выяснил, уходят ли нецензурные выражения из обихода сахалинцев

Нехорошие буквы

Тема, за которую мы решили взяться на этот раз, безусловно, спорная. Казалось бы, вокруг много проблем, о которых можно поговорить, – ЖКХ, цены на бензин, слякотная весна, наконец… Но задумайтесь на минуточку, в каких выражениях мы будем их обсуждать: не в газете, а между собой, на кухне или даче? Не проскочит ли крепкое словечко, а то и два? Думаем, что это достойно внимания – как неотъемлемая часть жизни.

Итак, русский мат: когда, зачем и что с этим делать?

Недавнее исследование ВЦИОМ показало: сегодня только 37 процентов россиян употребляют бранные слова, причем всего 18 процентов – каждый день. 10 лет назад таких было больше – 44 процента. Значит ли это, что россияне стали более культурными? Вообще, далеко непросто писать о том, «чьего имени и произносить-то нельзя». Любопытно выкрутились в рекомендациях к закону о СМИ. Самого перечня запретных слов там нет. Однако сообщается: «существует мнение, согласно которому к нецензурным относятся четыре общеизвестных слова, начинающихся на «х», «п», «е», «б», а также образованные от них слова и выражения».

Эти слова и выражения, по мнению сахалинцев, действительно стали реже использовать. Однако дойдет ли до полного их исчезновения?

Узнаем у тех, кто традиционно употребляет мат в быту. Большинство считает таковыми водителей. С одним из них, южносахалинцем Андреем, знакома уже 17 лет, еще со времен его работы в такси. Уже тогда витиеватость высказываний мужчины сносила с ног. Теперь Андрей изъясняется проще.

– Раньше в «пожарке» водителем работал, это что-то вроде конкурса было: кто загнет позабористее, – признался бывший словесный «виртуоз». – Скрещивали два слова, чтобы смачнее получалось. А сегодня – все, уже на спад. Нормальные слова для рассказа как-то сами находятся. Да и внуки дома, неудобно, при них нельзя выражаться. Но вот недавно руку гаражной дверью прижал и об окружающих забыл на несколько секунд….

Бранящийся ангел

Не секрет, что в творческой профессии любителей крепкого словца едва ли не больше, чем среди других. Помните, у Бродского:

Там была бы библиотека,
и в залах ее пустых
я листал бы тома с таким же
количеством запятых,
как количество скверных слов
в ежедневной речи,
не прорвавшихся в прозу,
ни, тем более, в стих.

Сегодня скверные слова в прозу, а тем более в стих, не то что прорываются, но и сами становятся основой для поэзии. Совсем не так изысканно уже изъясняются топовые звезды, к примеру, Сергей Шнуров. А концерты рэперов вообще стали отменять именно по этой причине. Так не дали сказать со сцены свои выстраданные «п» и «б» Ивану Дремину, более известному как исполнитель Face.

Хотя есть мнение, что порой именно то самое словцо добавляет реальности, позволяет узнать в героях своего соседа или подругу. Сахалинский писатель Владимир Семенчик в одном из своих рассказов тоже допустил нецензурное словечко в прямой речи. По сюжету паренек разбил цветочный горшок об асфальт, за что и получил обидное обзывательство на букву «п».

«Правда жизни» – так пояснил использование брани сам автор. Однако у этой истории было и продолжение. Спустя время рассказ сахалинского писателя был опубликован в учебных пособиях для школ. Составители пропустили скандальное словечко, и его срочно пришлось замарывать.

А журналисты? Кто знает, тот поймет: немало среди нас тех, кто не устоит перед возможностью усилить словесную конструкцию «вот этим вот». Причем, по давно сложившемуся мнению, самыми изобретательными являются телевизионщики. О некоторых даже ходят легенды. Есть в наших рядах прекрасная, как ангел, девушка: она может высказать законченную мысль, из разрешенного используя лишь предлоги, союзы и, может быть, местоимения. Хорошо это или плохо – тут двух мнений быть не может. Но, как говорят филологи, частое употребление крепких выражений тем самым их и обесценивает. Значит, скорее всего, и здесь начнется поиск других слов – эмоциональных, свежих, тех, которые вымарывать не придется.

Школьники ломают запреты

Будем честны: если крепкие выражения из уст взрослых людей перетерпеть иногда как-то можно, то детская брань воспринимается как физическая боль. Что же происходит в среде сахалинских школьников? Моими партизанскими «ушами» стали трое знакомых подростков 13–15 лет. Как говорят специалисты, именно в этом возрасте ребенок вступает в зону «языкового риска». Хочется испытать мир на прочность: что будет, если я поступлю не по правилам? А языковой запрет сломать проще всего.

И вот что рассказали школьники.

– Вообще, со взрослыми говорить о таком неловко, но раз вы просите... Среди своих – да, маты используем часто, – признались ребята. – Особенно в переписке, в «ВКонтакте»… Чтобы не звучало совсем уже как маты, иногда на конце слова букву меняем. К примеру, вместо «ь» ставим «б». То есть стараемся все-таки как-то сгладить. Это сейчас, а пару лет назад как есть, так и писали.

Еще, как выяснилось, ребята дополняют буквами известные сокращения. Вот как сказать «не знаю» нецензурно? Подростки говорят «хизи», и взрослые ничего не понимают. Иногда русские слова английскими буквами пишут. Иногда рифмуют, и это выглядит смешно.

– Почти никогда эти выражения к людям не относятся, – утверждают юные «разведчики».– А так – эмоция от происходящего не всегда плохая.

Кстати, сейчас многие ругательные слова появляются из компьютерных игр. Ими тоже пользуются подростки – «некр», «читер», «орк», «лаггер» и прочее. А старые бранные слова постепенно уходят.

Считается, школьники бранятся по нескольким причинам. Базовая – это семья. Еще одна – нехватка других слов, необходимых для яркого выражения эмоции. Значит, дома нужно просто держать рот на культурном замке и расширять свой словарный запас? Исследования российских ученых отчасти это подтверждают. Школьники с хорошей успеваемостью по литературе намного реже употребляют ненормативную лексику, чем их сверстники-троечники.

Китайский взгляд

Недавно прочитала один забавный факт. В одном из американских университетов, где учили русскому языку, профессор придумал интересный ход: одну из лекций каждый месяц посвящать русской брани. Но какую именно – не говорил. Посещаемость занятий была близка к 100 процентам.

На Сахалине тоже есть студенты, которые только знакомятся с великим и могучим. Мы поинтересовались: а как они относятся к такому явлению, как нецензурные выражения? Ситуацию прояснила студентка Ли Йюкунь, которая приехала на Сахалин из Китая год назад. 20-летняя девушка говорит, что на родном языке ругательствами не пользуется совсем. Но многие сверстники ими не пренебрегают.

– В России впервые услышала плохие слова от подруги. Она меня учила специально, – рассказала Ли Йюкунь. – Только не думайте плохо. Я считаю, что ваш язык очень богатый, там много красивых нормальных слов, чтобы выразить свои мысли. Просто мат – это тоже часть русской культуры. И я должна знать эти слова хотя бы для того, чтобы понимать, когда их употребляют при мне, знать значение сказанного.

Скорее всего, они ей пригодятся: пока это, и правда, часть культуры. Да и исчезнут ли – большой вопрос. Ведь еще до «изобретения» матерных слов на Руси существовал огромный пласт лексики для ругательств. Самые простые образовались от названий животных: «скотина», «червь», «козлище» и прочее. Очень осторожно использовались и слова, обозначающие потусторонние силы: «ведьма», «черт», «бес».

Наверное, потребность в этом была, есть и будет. Но ради эксперимента попробуйте все же сократить употребление брани. Хотя бы ради детей. Мотивацией будет следующий эксперимент. Ученые в течение нескольких дней ругали отборным матом стакан с водой. Позже полили ею зерна пшеницы. От обруганной воды взошло только 48 процентов зерен. В контрольной группе – 93 процента.

Ну вот, все-таки удалось написать разворот про мат, не используя ни единого крепкого словечка. Иначе – статья. Не газетная, административная. Ведь, как гласит закон, «в случае выявления факта распространения нецензурной брани в СМИ, будет составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч.3 ст. 13.21 КоАП РФ». И не так уж и сложно было выражать свои мысли без нецензурной брани. Попробуйте.

Есть мнение 

У островитян поинтересовались, заметили ли они, что нецензурную лексику стали использовать реже?

Николай Позвонков, моряк:

– В общественных местах нецензурщины стало меньше, это заметно. Но на моей работе все пока по-прежнему. Я хожу в моря, сфера у нас такая, сами знаете. Общаемся как обычно, признаюсь, используем плохие словечки часто. Хотя понятно, что надо бы поменьше ругаться, но вокруг одни мужики, и стимула-то никакого нет культурно выражаться. А на берегу сдерживаемся, конечно.

Ксения Лиличкина, сотрудница стоматологии:

– Думаю, да, стало заметно меньше ругательств, люди стараются иначе высказывать свои мысли. Хотя иногда и за собой замечаешь, что некультурно выразилась. Но и я, и многие вокруг понимают, что это уже дурной тон и просто некрасиво. А если выскочит какое словечко, тебя и поправить могут. Таких людей тоже стало больше: тех, кто следит за чистотой языка. И это правильно.

Сергей Сундамин, грузчик:

Да ну, прекратите! Как жить без этого, это уже часть нашей речи. Я иногда и слов подходящих подобрать не могу, только маты. Мне кажется, в русском языке и нет замены нормальной, чтобы по смыслу подходило. И не вижу в этом ничего такого. Сказал матерное слово и сразу окружающие все поняли: и кому что делать, и в каком состоянии находишься, и как сильно ты злишься.

Константин Чепурный, военный пенсионер:

 – Однозначно эти слова не должны звучать в учреждениях образования и культуры, на массовых мероприятиях и там, где есть дети. Думаю, с этим никто не будет спорить. Ну а на уровне управления малообразованным персоналом, наверное, этот пласт нашего языка уместен. Заметил, что многие работники из республик Средней Азии, общаясь на своем языке, используют для связки слов русский мат. Иногда благодаря ему можно уловить, о чем они говорят. И смех и грех!

Я все это к тому, что если люди понимают только такие слова, как им еще объяснить задачи, которые нужно выполнить, и меру их ответственности? Но это, конечно, не надо воспринимать как немедленное руководство к действию. По возможности нецензурной лексики нужно избегать. Чем меньше она будет встречаться в речи отдельно взятого человека, тем меньше будет засорять наш язык и, возможно, совсем исчезнет со временем.

Анастасия Сотникова, директор базы отдыха «Елочки»:

– Мат из русской речи, на мой взгляд, не исчезнет. Некоторые эмоции в полной мере можно выразить только с помощью этих самых слов. Что поделать, жизнь такая...

Но мат должен занимать свою нишу – пусть им ругаются только между собой, а не бранятся в присутствии детей, в общественных местах. У нас же часто получается так, что на матах свободно общаются, особенно молодежь, и не важно, что люди вокруг находятся. Матерные слова порой становятся средством основного общения между людьми, и я считаю, что это плохо.

Олег Дедяхин, ведущий специалист Сахалинского филиала Российской телевизионной и радиовещательной сети (РТРС):

– Уместность ненормативной лексики – неотъемлемой части живого языка, на мой взгляд, зависит от обстоятельств. Нормы культуры, языка и морали в обществе пластичны, подвижны во времени. В определенных ситуациях и субкультурах употребление мата естественно, указывает на принадлежность говорящего к некоей общности «своих», способствует взаимопониманию.   Матерщину очень часто связывают с образом пьяницы, запущенного подростка, уголовника и других неприятных персонажей. Но что удивительно – даже некоторые женщины, садясь за руль, начинают сыпать бранными словами,  когда реагируют на дорожный хаос. Снимают так внутреннее напряжение, стресс, испуг.

С матом «играют» в том числе в литературе и СМИ, на площадях и концертах, на театральной сцене и телеэкране.  За примерами далеко ходить не надо: Венидикт Ерофеев,  Сергей Шнуров, участники молодежных телешоу Comedy Сlub и Дом-2…

Не сильно отстают в сквернословии и некоторые популярные политики. Для определенной части общества эти люди  служат примером допустимого на публике, оправданием собственного безответственного поведения. К счастью, в большинстве случаев, нецензурщина все-таки табуируется, воспринимается как явление низкой культуры, в той или иной мере порицается.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или