Посетителям сахалинского Чехов-центра показали кровь гримера

пятница, 29 марта, 14:18

458

Эксклюзивный материал

Автор: Евгения Шарагова

Сахалинские зрители проникли за кулисы Чехов-центра и узнали, зачем артистам латекс и толщинки. Вместе с ними в потаенных уголках театрального мира побывал и  наш корреспондент.

За главной сценой

В конце марта на большой сцене Чехова-центра  сыграли «Чиполлино». Спустя всего несколько дней актеры, недавно представшие перед публикой в образах ярких овощей и фруктов, активно репетировали другое важное событие – капустник, посвященный Всемирному дню театра. Его ежегодно отмечают 27 марта.

Экскурсия, организованная администрацией театра,  проходила в самый разгар репетиции. Поэтому всех посетителей, да и самих работников попросили поставить телефоны на беззвучный режим. Ничто не должно было помешать важному действу.

Чехов-центр – без преувеличения главная сцена Сахалинской области. Здесь проходят праздники, торжественные награждения, произносят речи первые лица региона. Но наша экскурсия организована для того, чтобы перенести зрителей от помпезной сцены в уютные гримерки, костюмерные, пошивочные и бутафорские цеха. Участники похода в закулисье  – заядлые театралы, которые не пропускают ни одной премьеры сахалинского театра. По лестницам и узким коридорчикам, напоминающим сказочные лабиринты, они ступают впервые. Поэтому все здесь для них, как в детстве,  кажется волшебным. Можно в реальном времени понаблюдать за тем, как актеры поют и танцуют – по всему театру установлены мониторы, транслирующие картинку со сцены. Или увидеть, как устроена большая свеча из спектакля «Метель», а при случае даже перекинуться двумя словами с актером. Как раз из гримерки выходит улыбчивая Анна Антонова, кланяется зрителям и вмиг исчезает в узком коридорчике под овации от ее преданных поклонников.

Мечта костюмера

Наш экскурсовод – старожил театра, художник-гример Светлана Бухановская, первым делом ведет посетителей в родной цех. По пути в двух словах рассказывает о своей жизни. Начинала карьеру в Сахалинском областном театре, потом уехала в Магадан. И 17 лет назад по семейным обстоятельствам вернулась на островную землю, где продолжила служить Мельпомене.

В гримерке актерам делают сценические прически и макияж, они перевоплощаются в лысых хапунов, отважных капитанов, утонченных барышень  XIX века и других героев мировой драматургии.

Гримеры признаются, что запросы у режиссеров и главных художников спектакля разные, порой необычные. Но невыполнимых задач у них пока еще не было. Частенько выручают передовые технологии. Одна из последних разработок современных гримеров, которую с радостью взяли на вооружение в Чехов-центре, – искусственная кровь под названием «Мечта костюмера». Ее чудодейственны свойства заключаются в том, что она легко смывается со сценической одежды. Умеют здесь обращаться и с латексом – с его помощью, например, создается эффект дряблой кожи, изготавливаются носы и лысины.

– Один раз нам сказали сделать шевелюру для Водяного, – рассказала Бухановская, – взяли шапочку для бассейна, прикрепили к ней самодельные зелены локоны из ткани, набили их утеплителем. Получилось что-то вроде водорослей, – рассказала посетителям экскурсовод. – А вот этот старый паричок потрогайте! Он сделан из парчи. Распустили и заново сплели, процесс очень кропотливый, зато все получилось так, как задумывал художник. Если режиссер просит максимально натурального эффекта, мы делаем шиньоны и парики из настоящих волос.

Рисунок для «Скупого»

Отдел маркетинга театра – это удивительный мир афиш, баннеров, программок и эксклюзивных тканевых принтов.

– Приходит художник и  говорит, что подходящих для спектаклей тканей в продаже нет, – рассказывает начальник отдела маркетинга и рекламы Анастасия Чумак. – Тогда мы разрабатываем и утверждаем эскиз, отправляем его в специальную типографию в Москву, где занимаются печатью на тканях. Так создавались материалы для спектаклей «Дамский портной», «Дело номер бесконечность», «Скупой».

Отдельные произведения искусства – это театральные программки. Каждая из них в буквальном смысле создана вручную. Работники Чехов-центра сами разрабатывают концепцию, рисуют, печатают, вырезают, склеивают, чтобы в руках зрителя оказался маленький и интересный  путеводитель в мир премьерного спектакля. Его цель – не только рассказать, кто и какие роли исполняет, но и подарить зрителю особенное настроение.

Зная, что для многих такие программки становятся частью личной коллекции, маркетологи подходят к их созданию с особым трепетом. Так, зрителям спектакля «Метель» вручили свернутое свитком и подобранное лентой письмо Пушкина, конечно, не настоящее, но очень даже в духе Золотого века русской поэзии. К премьере «Невельского» здесь выпустили мини-карты мореплавателей, а для юных зрителей новогоднего спектакля подготовили программку – елочную игрушку, которую можно было повесить на праздничное дерево.

– Наш главный художник просто в восторге! Он родом из Санкт-Петербурга, где подобные вещи обычно заказываются в типографии. У нас же вся эта красота создается здесь, – говорит  Анастасия Чумак.

Грязный дублер

Схожий принцип работы и пошивочном цехе, костюмерной театра. Костюмы здесь шьют индивидуально, по точным лекалам. И не только шьют, но и вяжут. Яркие свитера героев сказки «Чиполино» – это тоже рукотворное творение театральных мастериц. Бывают сложные, многослойные костюмы. К свитерам перед премьерой актеры очень долго привыкали, жаловались, что они колются. Бывает, что приходится облачаться в тяжелые шинели, утягивающие корсеты. Но костюмеры признают, что большая часть актеров Чехв-центра – люди стройные. Часто для создания образа объемы их тела приходится, наоборот, увеличивать с помощью так называемых толщинок. Их подкладывают под одежду.

 - В «Чиполлино»  у нас работает мальчик, Апельсина играет (актер Илья Романов. – Прим. автора), уж очень худенький,– говорит костюмер Оксана Безрукавая. – Конечно же, ему необходимо «подкрепление»  – и задняя часть, и животик.

Костюмер объясняет, что в ее задачи входит не только подготовка кителей и платьев к спектаклю. Часто приходится дежурить за сценой, чтобы помочь артисту переодеться.

– Бывает, что в спектакле присутствуют вещи - дублеры, например, два комплекта костюмов. Один – чистый, другой – «грязный», – рассказывает Безрукавая,– и у нас с актером порой только одна минута на переоблачение.

Револьвер на сцене

Предметы, используемые в спектаклях, хранятся в реквизиторском цехе. Мастера демонстрируют светящуюся книгу, задействованную в одной из постановок, какие-то шкуры и чучела животных, бутылки и поднос с изящными бокалами. У участников экскурсии невольно напрашивается вопрос: «А что же актеры из них пьют?», а кто-то хватается за лежащий на столе револьвер. Кстати, этот пугач был куплен в настоящем оружейном отделе, а потом переделан в театральный реквизит. А вот песок в спектакле «Чужой ребенок» ненатуральный. Начальник реквизиторского цеха Светлана Суворова объясняет любопытным постелям, что это был мелкий пластик. Его на сцену насыпают так много, что потом приходится убирать лопатами. Такая вот интересная на службе у Мельпомены работа.

Экскурсия  по театральному закулисью  была организована в поддержку Всероссийской акции «Культурный минимум», организованной Роскультцентром. Ее участниками стали первые 30 человек, увидевшие объявление в соцсетях и дозвонившиеся по указанному в нем номеру. Группа была сформирована всего за один час.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или