Сахалинец поведал, как разрывал давно умершую дружбу

суббота, 30 марта, 17:04

994

Эксклюзивный материал

Автор: Игорь Снегин

Порой сделать это не проще, чем поставить точку в любовной истории.

 Страницу перевернуть непросто

«О, сколько нервных и недужных, ненужных связей, дружб ненужных!..» – однажды выдохнул в грустную песню Евгений Евтушенко. И, правда, столько вокруг пустых, ничего не дающих душе и интеллекту отношений, порвать которые так трудно.

Разорвать дружеские отношения не проще, чем поставить точку в бурной любовной истории. Нам порой невероятно сложно расставаться с когда-то такими дорогими сердцу товарищами.

– Слушай, он мне звонит каждый день, – рассказывает знакомый про своего  ближайшего товарища. – А я вконец устал от его навязчивости, тупости, глупости, пьянок и общих походов по дамам «пониженной социальной ответственности», прямо хоть место жительства меняй. Что посоветуешь?..

В дружбе, как и в любви, писал в своём дневнике Лев Толстой, много общего, особенно в юношеские годы. Но всё это со временем обычно проходит. Самые высокие отношения истончаются. Нередко, безо всяких видимых причин, на уровне души, что равносильно смерти. Потом появляются новые контакты, другие знакомства. Ты уже становишься неинтересен старому другу или он тебе.

Звонишь, а в ответ: «Старина, очень много дел, извини». И короткие гудки, как прощальный марш. Ну и ладно… Нечего выяснять, что да почему. Наверное, это вообще самый легкий способ оборвать связи. Он не нужен тебе, через некоторое время и ты будешь для него воспоминанием. Все свободны...

Росли рядом

Все это заставляет вернуться в прошлое. Помню, однажды, придя после работы домой, увидел на вешалке в прихожей курсантскую лётную шинель и форменную фуражку. Из зала раздавались возбуждённые голоса. Я от неожиданности и нахлынувшего вдруг страха, замер. Ноги вмиг налились свинцом. Друг детства, как летний снег на голову, прилетел без предупреждения.

Уже через несколько метров я понимал, случится нечто из разряда «или – или»: вернётся та юношеская непосредственность, привязанность искромётной дружбы либо произойдёт непоправимое. Мы всё-таки не виделись почти вечность – 10 лет! То есть, всё это время учились, служили, мужали, обрастали, как судно ракушками, новыми связями и приятелями.

Да, мы оставались прежними в воображении. Регулярно обменивались искренними письмами, и они были виртуальным праздником. Но вживую-то не виделись и не общались.

Дело в том, что после 8-го класса, я упорхнул в большую жизнь мегаполиса из глубинного колымского посёлка, а мой лучший друг Сергей ещё на несколько лет там задержался. Но в моей памяти по инерции оставался тем, прежним, на своей феерической высоте. Как лучший школьный спортсмен, победитель всевозможных спартакиад и товарищ, с которым в студёной тайге было тепло и надёжно. Он учил с первой спички разжигать костёр на снегу, ему вообще тогда не было равных и во многом другом, начиная с учёбы, организации походов, игр, а главное, в  человечности.

Жила в нём такая обострённая тяга к справедливости, взаимовыручке. Парень на дух не переносил намёка на подлость и предательство. Своими примерами учил терпению, стойкости, выдержке, любви к суровому краю, который я всё же покинул первым.

 Мы были разными и бесконечно интересными друг другу собеседниками. Не идеальными, конечно. Идеальных в этом мире нет. Тайно покуривали в тайге в актированные дни при минус 54, а то и поболе. Иногда исследовали на себе и дурманящее действие крепких напитков, остававшихся после обильных застолий взрослых. Словом, росли рядом.

Душа отвыкла

И вот, как запоздалые цветы-объятия, суета каких-то слов: «Как там в Риге?», «А ты, значит, женишься?..».

А внутри нехорошая тишина. Отвыкла душа, не признала былого лидера отношений? Или, как говорила однажды моя высокопоставленная  кума – изжили себя отношения, изжили. Может и так. Только почему с его стороны всё без видимых перемен? Также глаза зажигаются и готов говорить и слушать вечность, а мне с ним скучно. Да и не хочется тратить время и силы, чтобы восполнить вакуум не пережитых вместе лет, ставших настоящей непреодолимой пропастью.

Оказывается, так бывает: из детства вылетел очень близкий и дорогой человек, а приземлился через годы хороший, но... совсем чужой.

Он это быстро понял, загрустил. В присутствии моих нынешних друзей и подруг замыкался, тускнел. Мы стали слишком разными, с взаимоисключающим, а не дополняющим багажом. Со мной подобное случилось впервые, и было искренне жаль стремительно сдувшихся отношений, тягостно. Не высекается больше искра, нет. Хотя друг был прежний в своих чувствах, а мне уже в тягость. Спустя время, ругая и перепроверяя себя, слетал к нему в Ригу. Увы, это ничего не изменило. Пришлось признать смерть отношений, некогда казавшимися мне вечными, как Солнце.

«Не надо мучить себя. То было детство, а детство прошло», –  сказал, успокаивая, друг детства, назвать которого бывшим язык не поворачивается. Тем паче там, в солнечном снежном детстве, он по-прежнему самый-самый. Иногда, раз в год или в несколько, мы можем созвониться. При случае и встретиться. Зато обузой, обидами и упрёками никогда свои жизненные лодки не загрузили.

Наверное, это и есть расставание по-хорошему, без вытягивания жил. Но так бывает не у всех.

Резать без наркоза

Не люблю советами разбрасываться. У каждого свой путь. А тут ещё и речь об отношениях. Деликатно ухожу от ответа, советуя обратиться к знакомому психологу, который по жизни рационален и вроде как бескомпромиссен.  

– Ну, ты спроси для меня, – канючит приятель. – Сделаешь, да?

Психолог категоричен: когда отношения заходят совсем в тупик, надо ставить точку, отсекать. Да, непросто, но если не прервать, придётся груз ненужной и утомляющей «дружбы» тащить через годы и дальше. Без всякой радости и смысла. Это тоже самое, что быть подпиткой для энергетического вампира. Передаю слова приятелю, который начинает вдруг возмущаться:

– Друга? Отрезать?! К чертовой матери?!?

Да, тяжело поначалу взять и выкинуть из своей жизни, не общаться совсем. Потом пустота, как любая рана, затянется, наполнится новым смыслом и людьми. Дальше будет легче, без условного энергетического паразита...

– А если не заживёт? Да и новых друзей после 30-40 лет, уже не сыщешь, – теряется знакомый и после затяжного молчания добавляет, – легко сказать порви, забудь! Столько зим, столько лет, и выпита не одна цистерна. Хотя, с другой стороны, здоровье уже не то, и бредни его в конец достали...

– Да к черту сентиментальность. Надо отсекать всех, ставших  несносной обузою, – ссылаюсь я на научный авторитет, хотя сам могу годами, как маятник, колебаться в таких ситуациях.

...Приятель раздумывал несколько дней. Позже делится: мол, понял, что надо учиться разумному одиночеству. Вот друг рядом – отлично, нет друга – тоже хорошо. Самодостаточность–  самый полезный навык.  

Где-то через месяц он рассказал, что связь всё же рвал постепенно, чтобы не так больно, а приговорённый к «отсечению», наверное, и сам что-то просёк. Он тихо исчез, оставшись  в добром прошлом. Никаких разговоров и объяснений. Мой приятель сейчас учится быть холодным, расчётливым и жёстким. Как само нынешнее время. Правда, я совсем не утверждаю, что это хорошо…

Фото с сайте pixabay.com

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или