Сахалинские ветераны вспомнили о войне и как встречали 9 мая 1945 года

четверг, 9 мая, 07:00

713

Эксклюзивный материал

Автор: Евгений Аверин

9 Мая в России отмечают 74-ю годовщину Великой Победы.  Сегодня в сахалинских городах и селах, даже самых небольших, пройдут митинги, концерты и памятные мероприятия, куда, конечно, в первую очередь, пригласят ветеранов. В праздничный день они поделились своими историями. 

Зенитчица Анна Соколова во время войны невредимой дошла до Югославии.

Анне Соколовой, жительнице села Таранай Анивского района, было 20 лет, когда началась Великая Отечественная война. Девушка тогда жила в селе Березовка Куйбышевской области, работала в сельском хозяйстве. Как и все ровесницы, строила планы на жизнь.

Но их перечеркнула война. Анне принесли повестку в военкомат. Мысли, чтобы отлынить, где-то отсидеться, ни у кого не возникало.

 — Мы погрузились на повозку и поехали в район, в военкомат. Там сказали — пойдете на первую линию. То есть рыть окопы, — вспоминает она. — Затем военкомат направил меня на курсы зенитчиков. Мне очень хотелось побыстрее научиться своему ремеслу, чтобы бить немцев на передовой.

После окончания курсов Соколову вместе с такими же молодыми девчонками направили охранять от авианалетов узловую станцию в Винницкой области на Украине. Часть, где служила наша героиня, дошла до Югославии. За время войны зенитный расчет Анны Федоровны сбил не один фашистский самолет.

Потом она вернулась в родное село на Волгу. Там познакомилась со своим мужем Федором — он был танкистом, прошел всю войну. Вместе супруги прожили до 1984 года. После смерти мужа Анна Федоровна переехала к сыну Юрию, который после окончания учебы получил распределение в село Таранай, работал механизатором в совхозе «Пограничный», затем был председателем сельского исполкома, главой администрации.

Николай Наумов (слева) , Анна Соколова и Григорий Макаренко

Женщина полюбила остров. Активно участвовала в патриотическом воспитании анивской молодежи. Всегда охотно принимала приглашения на классные часы в школы, выступала на тематических праздниках и митингах. Вместе с сыном быстро заслужила уважение сельчан за доброту, честность и открытость.

В последние годы здоровье стало подводить, из дома она уже не выходит. Как-никак  через 2 года ей исполнится 100 лет…

Но 9 Мая мыслями Анна Федоровна всегда в праздничной колонне. День Победы остается для нее великим праздником. Долгожительницу Тараная очень радует, что ее не забывают и в этот майский праздник всегда приходят гости с поздравлениями.

Виктор Чуйко совсем ребенком участвовал в диверсионных операциях.

Жителя областного центра Виктора Чуйко знают, пожалуй, все сахалинцы, неравнодушные к шахматам. Виктор Иванович много лет возглавляет региональную федерацию шахмат ветеранов войны и труда. В его копилке — блестящие победы, судейство международного матча на Мальте. В свои 80 с лишним лет он остается неутомимым организатором, активно участвует в патриотических мероприятиях. Говорит, что помогает казацкая закалка — родом он с Дона, из семьи потомственных казаков. Настрой, который витал в родительском доме, помог ему и в годы войны. Немцы захватили станцию Лихая в Ростовской области, где жили Чуйко. Вите наравне со всеми приходилось трудиться на полях. И еще, хотя в это сложно поверить, он участвовал в диверсиях — вместе со своими ровесниками и мальчишками постарше.

Особенно запомнилось первое задание. Тогда юные мстители пустили под откос крупный фашистский эшелон с авиабомбами.

— Помню, когда мы работали на полях, к нам подошел 14-летний Пашка Суржанский. Пятерых пацанов, в том числе и меня, позвал в лес — поговорить. Там напрямую спросил — хотите помочь фронту? Конечно, мы ответили, что на все готовы, ведь в казацкой среде жили! И Пашка рассказал, что нужно сделать.

Из Харькова через несколько дней должен был выйти крупный немецкий эшелон. Он двигался через нашу станцию Лихая. Во время стоянки нужно было насыпать песка в буксы вагонных колес, чтобы вывести их из строя.

Семья Чуйко жила рядом с железной дорогой. Мама Виктора работала там смазчицей, и это облегчило задачу.

Немцы отправили эшелон в ненастную погоду, когда советские бомбардировщики не могли взлететь. Это успокоило врага. Охрана не обратила особого внимания на мелюзгу, которая сновала рядом с мамой Чуйко, обходившей состав. Мальчишки отстали от взрослых и стали незаметно насыпать песок в буксы, по несколько горстей. Так обошли 12 вагонов.

Немецкий состав тронулся. И минут через 15 раздался первый взрыв. Вагоны сходили с рельсов, загорались, от огня взрывались авиабомбы.

— После этого Пашка приказал нам убегать, потому что немцы установили имена двоих мальчишек, — вспоминает Чуйко.— Врагам помог кто-то из местных, завербовавшихся в полицаи. Меня в этом списке не было. С той поры стали действовать осторожнее.

Было у маленького Вити еще одно испытание. В доме Чуйко квартировал немецкий офицер. Мальчику понравилась его зажигалка, которая чуть не стала причиной трагедии.

– Немец закурил, оставил зажигалку на столе и вышел во двор, — вспоминает Виктор Иванович. — Я схватил ее, и деру! Офицер быстро сообразил, кто это сделал. Взял меня за ухо, привел в дом, схватился за винтовку, и тут бабушка вбежала! Она меня и спасла.

Женщина встала на колени, начала кричать, и на ее крик прибежал местный полицай, стал рассказывать офицеру, что перед ним находится мать казака, который зарубил не один десяток большевиков. Немец немного остыл, а полицай посоветовал отдать офицеру что-нибудь ценное. Оккупант получил 12 золотых червонцев, единственную ценность в семье.

Когда пришли советские войска, наш офицер вручил маленькому Вите хромовые сапоги за помощь фронту. Их Виктор Иванович сохранил и всегда надевает вместе с казачьей формой на шахматные соревнования. Говорит, что это настоящий талисман.

Николай Наумов хорошо помнит, как люди встречали известие о капитуляции Германии в далеком 1945-м.

Анивчанин Николай Наумов недавно отпраздновал вековой юбилей. Он давно считает себя сахалинцем и говорит, что другой судьбы для себя и не представляет. А когда его призвали в армию из Куйбышевской (ныне Самарской) области, и ведать не ведал, что окажется на далеком острове.

На дворе стоял 1939 год, началось сражение наших войск с японскими захватчиками на реке Халхин-Гол в Монголии. Часть, где служил Наумов, отправили по железной дороге на станцию Борзя под Читой. Но когда состав туда прибыл, бои уже закончились. Здесь и решили пока оставить военнослужащих.

Там же Наумов закончил школу младших командиров и стал сержантом. Летом 1940 года его отправили служить в Монголию, в Улан-Батор. Когда началась война с немцами, часть вывели в Советский Союз, в приграничный с Монголией район. Парень с Волги не раз просился на фронт. Но ему сказали, что он нужнее здесь, в качестве чертежника штаба артиллерийской дивизии.

Как и все, Наумов от души радовался, когда узнал о капитуляции немцев в Берлине. Но все понимали, что пока не разгромлена Япония, война до конца не завершена.

 — В начале августа 1945 года мы перешли границу Китая, — вспоминает 100-летний анивчанин. — С трудом преодолели горы. Рядом с нами шли танкисты и кавалеристы, бойцы монгольской армии. У нас был приказ идти в Порт-Артур. Но мы добрались только до середины Маньчжурии, японцы в Китае капитулировали. Бои продолжались в отдельных местах, некоторые части не признавали приказа о капитуляции.

Потом воинская часть Наумова вернулась в Улан-Батор. Николай Степанович, отслужив положенное по призыву, решил остаться в армии на сверхсрочную службу. В 1947 году его дивизия переместилась на Сахалин. Так фронтовик оказался на острове. Вспоминает, что ехали сюда долго, немало времени провели в Ванино, пока ждали парохода. Его часть сначала поставили охранять автомобильные склады в железнодорожном тупике — это район, где сейчас находится Пенсионный фонд.

В 1953 году Наумова перевели служить в Аниву. Там он и остался после увольнения на гражданку в звании старшины-сверхсрочника.

Поступил во Всесоюзный юридический институт на заочное отделение, после окончания работал следователем в прокуратуре Анивы, затем инструктором райкома партии, заведующим отделом культуры Анивского райисполкома. Работал военруком в местной школе, в 1990-е годы занимался сельским хозяйством.

На Сахалине, оказавшимся таким приветливым, создал семью, здесь у него появились дети, внуки и правнуки.

Все это время Николай Наумов играл в шахматы. Интеллектуальная игра позволяет и сейчас сохранять ясность ума и хорошую память.

— Я шахматы в первый раз увидел, когда мне было 20 лет. Посмотрел, как товарищи играют, и тоже увлекся этой игрой, — говорит он.

Ветеран был постоянным участником шахматных баталий. А за второе место на Международном фестивале Moscow Open в 2010 году получил шахматы ручной работы из редких пород дерева. Их Николаю Степановичу лично вручил великий гроссмейстер, чемпион мира Анатолий Карпов.

Но шахматами дело не ограничивается. 100-летний Наумов — отличник ГТО, мастерски метает гранаты, умело стреляет из пневматической винтовки. Еще он — неоднократный призер нескольких состязаний по шахматам и стрельбе из пневматической винтовки среди островных пенсионеров и ветеранов. И тем, и другим он до сих пор владеет в совершенстве! Его прошлогодний результат в стрельбе — 45 из 50 возможных на соревнованиях в Корсакове — до сих пор не побит стрелками анивской администрации.

В это трудно поверить, но Наумов был одним из факелоносцев Международных зимних игр «Дети Азии», прошедших на Сахалине. Можно сказать, что именно он создал в Аниве общественную организацию ветеранов войны, труда и правоохранительных органов. По его инициативе в райцентре появилась Аллея ветеранов. В честь векового юбилея Российский комитет ветеранов наградил анивчанина памятным знаком.

Ну а сам Николай Степанович демонстрирует яркий пример активного долголетия и заряжает окружающих своим жизнелюбием.

Григорий Макаренко участвовал в судьбоносной Маньчжурской наступательной операции в Китае.

Анивчанину Григорию Андреевичу Макаренко перевалило за 90. Каждый раз, когда приближается 9 Мая, он вспоминает своего отца. Так сложилось, что воевать с фашистами пришлось им обоим. Только отец с фронта не вернулся, до сих пор считается пропавшим без вести. Мой собеседник по-прежнему лелеет надежду, что когда-нибудь откроются все обстоятельства папиной гибели.

Григорий Андреевич рассказывает, что, когда Германия напала на Советский Союз (а его семья жила тогда на Украине в Житомирской области), он очень хотел пойти вслед за отцом. Тот с малых лет привил сыну мысль, что долг каждого мужчины — защищать свою землю. Старший Макаренко ушел на фронт сразу, а Григорию в первый год войны исполнилось только 15 лет… В армию его взяли в 1944 году, когда наши войска гнали захватчиков с советской территории.

– Службу я проходил в Вологде, в 391-м запасном полку, — вспоминает житель Анивы. — Какая радость была у всех, когда мы услышали сообщение, что 9 мая Германия капитулировала! Я очень жалел, что не успел повоевать. Но вскоре нам объявили, что предстоит ехать на восток и принять участие в боях с японцами. В июне 1945 года наш полк перебросили в Монголию для пополнения частей, которые прибыли туда раньше и успели побить немцев. В составе 18-го механизированного полка 8 августа 1945 года мы двинулись на японцев. Так я стал участником Маньчжурской наступательной операции в Китае, которая сломала хребет японским захватчикам.

За военные заслуги Григорий Макаренко получил орден Отечественной войны II степени, медаль «За победу над Японией». Судьба распорядилась так, что после войны парень с Украины остался на Сахалине, перебрался в село Поречье Углегорского района. Затем переехал в Аниву. Всегда активно участвовал в ветеранском движении, в патриотическом воспитании молодежи.

Признается — очень рад тому, что его не забывают люди, за которых он когда-то воевал: находят время навестить, справиться о здоровье и поздравить с праздником.

Сахалинцы — фронту

Жители области перечислили на постройку танков и самолетов более 2 млн рублей. Благодаря этим средствам появились самолеты для эскадрильи, получившей название «Советский Сахалин». А позже  еще для одной эскадрильи «Сахалинский нефтяник».

 

За время Великой Отечественной войны сахалинцы внесли в фонд обороны страны 66 млн рублей деньгами и облигациями, свыше 6 килограммов золота и серебра. С острова все 4 года шли посылки бойцам — люди отправляли теплые вещи, предметы быта и прочее.

 

С самого начала войны на промышленных предприятиях, в совхозах и колхозах были созданы фронтовые бригады, выполнявшие заказы, предназначенные для обороны. Значительный вклад в Победу внесли нефтяники острова. Добыча черного золота росла из года в год, несмотря на нехватку кадров, изношенность оборудования. В 1944 году нефтедобыча, по сравнению с предыдущим, увеличилась на 100 тысяч тонн.

 

Уголь с Сахалина отправляли на предприятия Хабаровского и Приморских краев, других регионов, которые выпускали продукцию для фронта. На шахте «Арково» в Александровск-Сахалинском районе была создана первая в области женская проходческая бригада, ею руководила Валентина Казакевич.

 

Другой показательный эпизод — в 1944 году на шахте «Мгачи» из-за нехватки грузчиков задерживалась вывозка угля на берег. Местные домохозяйки пришли на помощь и своими силами отгрузили 13 тысяч тонн. Всего за годы войны Сахалин дал 229 тысяч тонн угля сверх плана.

 

Вместе со взрослыми в добычу рыбы включались школьники — в области сформировались бригады юных рыбаков, в которых работало свыше 400 мальчишек и девчонок. Бригада Коли Мартынова из совхоза «Свобода» Рыбновского района (занимал часть территории нынешнего Охинского), состоявшая из 15 подростков, выловила 223 центнера кеты. Наркомат рыбной промышленности страны признал ее победителем во Всесоюзном соревновании и наградил премией. Не менее активны были школьники на полях — работали от рассвета до заката, перевыполняли норму.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или