Сахалинские депутаты выяснили, почему область не может выйти из горящего сезона

вторник, 14 мая, 11:57

Эксклюзивный материал

Автор: Вадим Горбунов

13 мая пожарные опять тушили сухую траву- на этот раз в районе села Поречье Углегорского района

Прокатившийся по Сахалину огненный вал выявил ряд системных проблем.

Пепел с неба

Массовые возгорания, случившиеся в конце апреля - начале мая на Сахалине, стали поводом для срочного проведения в стенах областной Думы «правительственного часа», посвященного противопожарной безопасности городов и сел нашей области.

Возгорания были, действительно, массовые. Заместитель главного государственного инспектора области по пожарному надзору Ирина Тыльная привела показательную статистику.

В этом году пожароопасный сезон начался раньше обычного — не с 1 мая, а с 15 апреля, хотя первые небольшие палы начались даже на неделю раньше. И с того времени произошло более половины всех возгораний, случившихся с начала года.

 Первый серьезный пожар произошел 18 апреля в Углегорске – из-за поджога сухой травы сгорели 4 дачных домика. 30 апреля в Южно-Сахалинске вспыхнуло СНТ «Геолог» –  огонь уничтожил 30 строений. Дальше – больше: 3 мая огонь добрался до Красногорска, где сгорели 8  жилых домов. Затем  – СНТ «Ландыш» в пригороде Южно-Сахалинска, еще 5 дач. Это самые крупные пожары с материальным ущербом.

Произошли и сотни других возгораний, после которых вместо снега с неба падал пепел. И на каждое из них пожарные обязаны были реагировать, чтобы огонь не нанес еще большего ущерба.

Караулы работали день через день, то есть практически без выходных и уже валились с ног, пока, наконец, дожди, начавшиеся 7 мая, не дали временную передышку.

Что показала зима

Причиной происходящего, по мнению Ирины Тыльной, стала малоснежная зима. Снег сошел очень быстро, потом наступил многодневный сухой период. И начались травяные палы. 94 процента выездов пожарных были на  сухую траву, мусор и бесхозные строения. Понятно, что все эти возгорания происходили по вине человека. Кто-то выехал на шашлыки, кто-то решил быстро очистить территорию от сухой травы, а еще бесконтрольные игры детей со спичками тоже не стоит сбрасывать со счетов.

– Именно малоснежная зима выявила всю нашу бесхозяйственность и безалаберность,  – заявила Тыльная.

С этим трудно не согласиться. Депутат Александр Болотников вспомнил, как после сгоревших в 1998 году Горок (село в Тымовском районе), несколько лет велась серьезная профилактическая работа – населенные пункты опахивали, все, что могло загореться, сносили…А потом все расслабились. И теперь проедешься по глубинке – всюду заброшенные деревянные строения, скученные хозпостройки, покосившиеся заборы.

Ну и, конечно, заросшие травой пустыри. Все это просто не может не загореться.

Естественно, у депутатов возник вопрос – а что сами пожарные, которые должны все это контролировать и вести и профилактическую работу? По словам Тыльной,  накануне пожароопасного сезона сотрудникм ГУ МЧС проверили готовность администрации районов на предмет угрозы лесных пожаров. Было проверено 9 муниципальных образований, где есть вероятность выхода лесных пожаров на 44 населенных пункта  в 34 селах выявлено 283 нарушения требований пожарной безопасности. Выданы предписания, ответственные лица привлечены к административной ответственности.

Но в нашем случае горели СНТ, окрестности населенных пунктов, да и сами населенные пункты – и совсем не из-за лесных пожаров. Как быть в этом случае?

По закону ответственность за  противопожарную безопасность здесь несут муниципалитеты, юридические лица, собственники земельных участков, в данном случае – руководители СНТ. Да и сами граждане должны заботиться о безопасности своего имущества – страховать  его и соблюдать требования пожарной безопасности.

Однако в области всего 55 инспекторов госпожнадзора. Если до муниципалитетов и юридических лиц они еще доходят, то до граждан уже не получается. Да и запрещено инспекторам вторгаться в частные владения. Остается работать только по факту. Так, возбуждены уголовные дела по пожарам в «Геологе» и Красногорске. Но вряд ли окружающие извлекут из этого уроки.

По мнению пожарных, что говорить о гражданах, если беспечное отношение к безопасности проявляют сами местные власти? Именно они должны организовывать скашивание травы на пустырях (желательно еще осенью), снос бесхозных деревянных строений, патрулирование населенных пунктов работниками местного самоуправления, следить за состоянием техарсенала.

Сага о гидрантах

Возьмем гидранты. Госпожнадзор дважды в год – весной и осенью – проводит профилактическое мероприятие «Водоисточник», информация – в том числе и о неисправных гидрантах – доводится до правительства области и прокуратуры, которая должна принимать меры.

– Но почему тогда оказался пустым единственный гидрант в Березняках рядом со строящимся коттеджем, который сгорел полностью? – спросила депутат Наталья Коршунова

Заместитель председателя правительства Владимир Сидоренко высказался по поводу гидрантов весьма эмоционально.

– Помните, год назад горела многоэтажка на  Чехова в Южно-Сахалинске? Гидрант оказался неисправен. Была проведена тотальная проверка по области, выданы предписания. Кто-то из мэров побежал и все отремонтировал? Зимой в Охе горел «Океан» –  гидрант не работал. Сейчас по моему поручению прошла очередная проверка. Мэров накажут. Но в целом-то картина не очень хорошая. Я думаю, не больше 50 процентов гидрантов сегодня рабочие.

На самом деле зампред немного преувеличил. Не 50 процентов, а всего лишь 866 гидрантов, то есть 28 процентов. Но и это ведь чрезвычайная ситуация.

– У муниципалитетов нет денег ни на укос травы, ни на снос «заброшек», ни на гидранты, – указали некоторые депутаты. – Поэтому взваливать всю вину на местные власти некорректно…

Проблема не в деньгах

Вопрос, конечно, интересный. Потому что при желании деньги можно найти. А вот вызвать заинтересованность у глав сельских поселений – гораздо труднее. Ведь то же патрулирование – это совсем не проблема. Пройтись раз в день по селу, посмотреть, где кто что жжет. Предупредить…

Или взять, например, добровольные пожарные дружины. Они должны быть созданы в каждом населенном пункте и первыми, не дожидаясь приезда профессионалов, начинать борьбу с огнем. Некоторое время назад этому было уделено повышенное внимание. Принят даже областной закон, установивший, что добровольные пожарные за счет областного бюджета страхуются, также как и профессиональные. Но потом все постепенно затихло.

В реестре добровольных пожарных насчитывается около 6,5 тысячи человек. Но на весенние возгорания не вышла ни одна дружина.

То есть надо проводить ревизию реестра и искать новые подходы к активизации работы добровольных пожарных дружин. Потому что одного только обещания возместить  вред здоровью оказалось мало.

То же самое, кстати, можно сказать о сельских старостах.

Надо отметить, что правительство области и региональное управление МЧС уделяют большое внимание материально-техническому оснащению противопожарной службы.

Достаточно сказать, что начиная с 2000 года в области было построено 21 современное пожарное депо. В конце прошлого года на областные деньги закупили большую партию новейшего оборудования общей стоимостью 90 млн рублей.

В январе 2019-го для пожарных приобретены четыре новых снегоболотохода. Но вполне очевидно, что нужны новые, а, может быть, и старые, но подзабытые подходы к формированию системы тотальной пожарной безопасности.

Ведь еще 22 апреля, после крупного возгорания в Углегорске, глава области Валерий Лимаренко на аппаратном совещании поручил главам районов выполнить все противопожарные мероприятия. А потом последовали южно-сахалинские СНТ, Красногорск. 13 мая на заседании правительства этот вопрос был поднят вновь. И разговор шел очень жесткий.

Фото с сайта ГУ МЧС России по Сахалинской области 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или