В лаборатории сахалинского наркодиспансера знают о своих пациентах все, кроме имени

пятница, 12 июля, 12:11

1053

Эксклюзивный материал

Автор: Светлана Коцубинская

Фото Светланы Коцубинской

Сегодня много говорят о вреде наркотиков и алкоголя, в Сети миллион видеороликов с выходками людей, находящихся в неадекватном состоянии. То пьяный водитель убил на дороге мать с ребенком, то мужчина средних лет в совершенном неглиже танцует посреди проезжей части… А вы когда-нибудь задумывались о том, что происходит в организме человека, принявшего на грудь, в нос, легкие или кровь?

Наступление из центра

О том, какие именно вещества на время или навсегда меняют личность, сколько этих веществ достаточно, чтобы человека, что называется, понесло, досконально знают в химико-токсикологической лаборатории Сахалинского областного наркодиспансера. Пусть своих пациентов ее сотрудники и в глаза не видели, зато ведают о них такое, что и родная мама удивится. Обо всех секретах нам рассказала ее заведующая Ольга Селецкая. Опытнее ее на островах, наверное, и нет. Пришла работать в наркодиспансер сразу после института, 40 лет назад. Вскоре в учреждении возникла необходимость открыть свою лабораторию. Не обычную, клиническую, а химико-токсикологическую.

— Это случилось, когда в страну массово пришли наркотики. Естественно, сразу же потребовалось большое количество специализированных лабораторий. Сначала открывали только в федеральном центре, потом, когда зараза стала расползаться, появились и в регионах. Чаще они прикреплены к краевым, областным, республиканским наркодиспансерам, — пояснила Ольга Викторовна.

Основная задача — дать наиболее полную картину того, что попало внутрь человеческого организма и как на дурь отозвались органы всех систем жизнеобеспечения: нервной, кровеносной, пищеварительной мочевыводящей. Иногда это ведет к таким фатальным изменениям, что человек погибает.

— Вы даже не можете представить, что происходит с организмом при употреблении наркотиков. А я могу. Мы делимся опытом с коллегами из других организаций, разговариваем на эту тему. Так вот, врачи,  к которым поступают такие пациенты в реанимацию, говорят: на вскрытии мозговое вещество было жидкое… Вы можете представить, что надо употребить? — говорит специалист.

Распад до ацетона

Сегодня, уточняет завлабораторией, ситуация чуть лучше. Уже перестали продавать в киосках с печатной продукцией комплекты мечты: мак и растворитель. Но из квартир некоторых сахалинцев и сейчас доносится раздражающий запах химикатов. Там доморощенные лаборанты проводят собственные опыты… И все же пошел на пользу Федеральный закон № 230, который подписал президент несколько лет назад. На его основе обследование населения стало практически тотальным. Хочешь получить разрешение на оружие? Управлять автомобилем, авиатранспортом или плавсредством? Работать в силовых структурах или в медицине? Без теста на наркотики не обойтись.

Однако важна также и другая сторона лабораторных исследований — это анализы людей, алкоголиков и наркоманов, которые проходят лечение в наркодиспансере.

— Мы определяем не только факт наличия алкоголя, но и его количество, а также всех суррогатов, которые могут содержаться в нем. Ведь всем известно, что алкоголь распадется до ацетона и воды. Степень отравления организма врач может видеть по содержанию ацетона в биожидкости, — поясняет Селецкая.

Важно, что все методы исследования — отечественные, их разработкой занимаются ученые в НИИ наркологии. На Сахалин периодически приглашают специалистов, чтобы наши лаборанты могли освоить новые лицензированные программы. Ольга Викторовна отметила, что в области, к сожалению, иногда получают результаты теста на алкоголь или наркотики при помощи обычных биохимических анализаторов. Однако они неточны, а ведь зачастую речь идет об очень важных, решающих судьбу вещах: осудить, поставить на учет…

Без права на ошибку

Для того чтобы шанса даже на малейшую ошибку не было, в химико-токсикологической лаборатории установлено хорошее и точное оборудование, которое постоянно обновляется. Работа здесь кипит круглосуточно, одновременно можно устанавливать до 150 проб. В основном, биожидкостью является моча, и тому есть свои причины.

— Во-первых, всегда получаем достаточный объем материала, в отличие от крови, точнее, сыворотки, с которой мы работаем. Вторая причина тоже очевидна. Ни для кого не секрет, что пациенты, употребляющие наркотики, часто заражены серьезными заболеваниями. Поэтому мы стараемся лишний раз не подвергать наших специалистов пусть и минимальной опасности. Тем более что все необходимые тесты можно с такой же точностью сделать и на моче, — разъяснила позицию руководитель лаборатории.

Биоматериал подвергается множеству химических воздействий, его «истязают», чтобы добиться совершенно четкого ответа: какой именно яд и в каких количествах испытал на себе человек. Сюда, кстати, присылают на анализ и материал от сахалинцев, отравившихся грибами, лекарствами, техническими жидкостями…

Так называемая библиотека-определитель фармсредств в нарколаборатории огромна — более 35 тысяч веществ. И она постоянно пополняется, особенно в части наркотиков, ведь новый дурман изобретают постоянно.

— В прошлом году, например, добавили четыре вещества. Случается, что мы открываем новый наркотик  раньше того, как он попал в нашу библиотеку, — вспоминает специалист. — Был такой случай два года назад: аппарат определил незнакомое вещество и сам дал ему имя  «новый спайс». Мы с ним не были знакомы, консультировались с коллегами из других регионов. И только спустя год пришло определение в наш список наркотиков.

Соседские проблемы

Благодаря тесному взаимодействию с другими регионами, сахалинские специалисты знакомы с картиной употребления наркотиков во всей стране. В Москве, к примеру, не знают, что такое дезоморфин, в то время как Сахалин все не может с ним расстаться. У соседей, во Владивостоке, его тоже, кстати, нет. В Хабаровске же — единичные случаи. Наркотики растительного происхождения более распространены в Амурской области. Но везде сегодня преобладает синтетика.

— Перед этим у нас был пик употребления синтетических каннабиноидов, и только в прошлом году все пошло на спад, — продолжает Ольга Селецкая. — А вот с синтетическими стимуляторами борьба оказалась сложнее. На смену старым приходят новые. В западной части страны бич – это ЛСД.

Еще один острый вопрос — немедицинское употребление фармакологических препаратов для получения галлюцинаций. Рецептурный отпуск немного снизил накал, однако проблема остается.

В общем, пояснила Ольга Викторовна, без работы химико-токсикологическая лаборатория пока не останется. Хотя, конечно, хотелось бы.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или