На сахалинской «Битве критиков» обсудили китайских секс-ботов в российской глубинке

13878
Чт • 27 июня 2019 • 15:34
Мария Кантамирова
Фото: кадр из сериала
Фото: кадр из сериала

Зачем сценарист включил в российский сериал «Лучше, чем люди» для Netflix присказку про «уже с вечера в говно», является ли секс с роботом изменой и украден ли сюжет у Голливуда — эти и многие другие вопросы обсудили на сахалинской «Битве критиков» — Autodafe.

Анализ сериала на позитивной ноте начал Егор Москвитин. Он рассказал, что «Лучше, чем люди» — первый российский сериал, который попал в Netflix в категории Netflix Originals (по его словам, это показатель высокого качества).

— По состоянию на начало этого года на Netflix подписаны 139 миллионов человек (то есть, вся Россия). Каждый год он вкладывает 15 миллиардов долларов в покупку контента в других странах. Для сравнения ведь Голливуд на своей территории зарабатывает 11 миллиардов долларов в год. Это ответ на висящий в воздухе Сахалина вопрос «За чем будущее — за телевидением или за кинопрокатом?», — отметил Москвитин.

Отметив преимущества Netflix, «противник» Москвитина Денис Горелов проехался по слабым местам сериала.

— Герои картины являют собой роботическую идеальную семью для рекламы бутербродного маргарина. Мама, папа, мальчик и миниатюрная девочка, похожая на маму. Единственное, что спасает реноме фильма, это считалка: «Дети, в школу собирайтесь, петушок провел давно, лишь Георгий Николаич уже с вечера в говно» (эту фразу главному герою сказал робот, пытающийся его разбудить — прим. ред.), — улыбнулся Горелов.

Молодой критик аккуратно встал на защиту отечественной работы.

— Сериал, на мой взгляд, удался. Но мне не нравится его хронометраж. Раз уж это семейная драма, хотелось бы, чтобы она была более емкой. Но (подлизываюсь) очень здорово склеены разные сюжеты — детективный, воспитание для проблемных подростков, семейный роман и фантастика. Там анализируется, какой будет Россия, если роботы уже появятся, а депутат Милонов еще не исчезнет, — сказал Москвитин.

Ведущий предложил присутствовавшему в зале сценаристу Александру Дагану вступить в диалог, «с порога» задав ему неприятный вопрос.

— Вы согласны с тем, что ваше произведение в том или ином виде уже в 18-й раз встречалось в мировой кинопрактике. Иначе говоря, вы украли-с? — ехидно спросил Дибров.

От такого «наезда» сценарист на мгновение замялся, но тут взял себя в руки.

— Я согласен, что тема случалась множество раз в мировой практике. Все действительно похоже на западный мир. Но обратите внимание, что Алиса (робот — прим. ред.) — это не отечественная разработка, она приехала из Китая, и, оказывается, качественный член семьи может быть в Россию привезен из Китая!

Сценарист отстаивает ту позицию, что искусственная девушка в сериале — это не секс-игрушка, несмотря на обязанность выполнять все желания хозяина. Мысль, которую он пытался донести до зрителя, лежит в другом.

— Алиса отвечает тй реальной ситуации в мире. Есть 300 миллионов мужчин, которые не имеют шансов жениться на женщине, которая говорит на их языке, разделяет их культуру и так далее. Алиса — это не секс-бот. Это попытка некоего гениального китайского ученого Хун Сяна создать спутницу жизни, — подчеркнул Даган.

Егор Москвитин полюбопытствовал, были какие-то идеи, которые хотелось сделать на экране, но продюсер с калькулятором говорил: «В другой раз». Сценарист признался, что были.

— Есть страшный для сценаристов «этап оптимизации». Это страшнее, чем бюджет. Ты понимаешь, что из 20 интерьеров нужно перейти в 8, — вздохнул Даган. — Была бы моя воля, ни одного человекоподобного робота кроме Алисы в кадре бы не было. Ее можно принять за человека. Не было возможности показать роботов, похожих на людей, а не людей, которые играют роботов. Это принципиальное различие лучше бы играло на историю.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru