«Они приставляли автомат к голове ребенка»: Беженка из Донецка рассказала о пути на Сахалин

среда, 24 июля, 09:02

2564

Автор: Екатерина Щеголькова

Историю своей непростой жизни и путешествия из Донецка на отдаленный остров Сахалин почти за 7,5 тысячи километров корреспонденту РИА «Сахалин-Курилы» рассказала Анастасия Сёмкина. Молодая мать с маленьким ребенком бежала из страны, охваченной пламенем гражданской войны, оставив там большую часть вещей и имущества.

Молодая женщина завела аккаунт в Instagram «Дончаночка на Сахалине» и какое-то время выкладывала туда свои истории. Наш корреспондент связался с ней и попросил рассказать все с самого начала.

Анастасия начала рассказ со слов: «Мой путь на Сахалин был долгим и тернистым». Дальше рассказ пойдет от ее лица, чтобы читатель смог напрямую услышать ее историю.

Мы сидели за праздничным столом и смеялись над новостями в телевизоре

Я родилась на окраине Донецка. Мои родители — простые рабочие люди. В 15 лет я начала взрослую самостоятельную жизнь с молодым человеком. Когда мне исполнилось 18 лет, у нас родился ребенок. На тот момент я училась в педагогическом колледже на учителя начальных классов. Мой муж работал шахтером и почти постоянно был под землей.

Жили мы тогда неплохо — как раз перед войной приобрели трехкомнатную квартиру, сделали там ремонт. Все было замечательно. Но в это же время в Киеве начало происходить что-то непонятное и жуткое. Начались митинги на киевском майдане Независимости. Честно, я очень далека от политики, но знаю лишь одно — люди требовали свержения власти и хотели перемен. Но хотели они этого как-то странно, дико. Они словно сошли с ума.

Я помню, мы сидели дома, была новогодняя ночь. Мы смотрели по телевизору, что происходит в Киеве, смеялись, шутили, что, как только морозы придут, все разбегутся и вся эта показуха закончится. Мы до конца думали, что происходящее несерьезно. Но когда это продолжилось до самой весны, всем стало уже не смешно.

Как сейчас помню, 2 мая произошло то, что перевернуло жизни всех украинцев. Когда в Одессе сожгли Дом профсоюзов с живыми людьми внутри, когда добивали беременных женщин, которые и так уже там горели, а потом это же показывали в новостной ленте, этим кипел весь интернет. Было страшно.

Бутерброды с наркотиками

Небольшое отступление. Через своих знакомых я узнала историю о женщине, которая поехала на майдан из Донецка. По слухам, люди, которые там митинговали, получали за это деньги. Она пробыла там две недели и, когда вернулась домой, привезла немаленькую сумму денег. Чуть позже она заболела, причем, это произошло очень быстро. У нее начались перепады давления, плохое самочувствие. Первое обследование в обычной бюджетной больнице ничего не обнаружило. Когда ей стало хуже, дети решили обследовать ее полностью платно.

Сделав все анализы, доктор спросил ее, давно ли она употребляет наркотики? Женщина поразилась, так как никогда в жизни не касалась дурманящих веществ. Оказалось, что на тот момент в ее организме был уровень «дури» как у заядлого наркомана. В итоге все деньги, которые она заработала, ушли на лечение от наркозависимости.

Остается вопрос: откуда в ее организме внезапно появились наркотики? Ведь можно сделать только один вывод, что люди в здравом уме и светлой памяти не могут бросаться камнями и с такой жестокостью калечить друг друга.

Люди были обижены

Почему Донецк решил объявить автономию? Не буду утверждать точно, а выскажу только свою точку зрения на происходящее. Люди были обижены. Шахтеры как работали, так и продолжали работать в тех же условиях. Они выполняли свой тяжкий труд. Люди добывают уголь, а затем он уходит в Киев, где идет распределение на всю страну. Страну, которая сошла с ума. Так почему же мужики должны были в поте лица пахать, пока кто-то стоит на майдане и брусчаткой бросается? Это было обидно. Когда горел Дом профсоюзов, мы поняли, что не можем жить в одной стране с убийцами.

Мы пошли голосовать на референдум 11 мая, а правительство, естественно, этого не поддержало: «Как это так? Золотая жила от нас уйдет!» Нас мгновенно назвали предателями и оккупантами. После этого через считанные дни на границу Донецкой области начали заходить военные со стороны аэропорта и Славянска.

Приставляли автомат то к моей голове, то к голове ребенка

Там где мы жили, первое время все было тихо. Однажды, когда я шла за ребенком в детский сад, мне позвонила моя свекровь и сказала бегом бежать домой — на территорию поселка заехали танки с военными. Я очень испугалась, но уезжать не собиралась. Наверное, слишком боялась неизвестности в новой жизни.

Переломный момент наступил во вторник, помню как сейчас. Друг семьи написал мне по интернету: «Настя, в пятницу перекроют все коридоры, и здесь начнется такой хаос, что лучше бежать прямо сейчас». Я не поверила, так как это трудно принять.

На следующий день мы поехали в гости и попали в такую передрягу, что не описать словами. Нашу машину остановили какие-то мужчины с автоматами. Возможно, это были донецкие ополченцы. Они были явно неадекватны, приставляли автомат то к моей голове, то к голове моего ребенка. Сказать, что было очень страшно — ничего не сказать. Но каким-то чудом все обошлось и нас отпустили. После такого я твердо решила бежать.

Люди смотрели на нас косо

Я буквально за два дня собрала ребенка и сестру и мы поехали в Житомирскую область к бабушке. Там мы перекочевали две недели, но мужу нужно было возвращаться обратно, чтобы доработать до законного отпуска.

Жить там было сложно. В детстве я помню в городе на площади стоял памятник Ленину. Теперь же там поставили памятник Небесной сотне — людям, которые погибли на майдане. Тогда я вообще не понимала: почему мир сошел с ума?

Когда ты ходишь по городу, все по твоей речи понимают, что ты из Донецка. Все местные разговаривают на русско-украинском языке, а мы — только на русском. Сразу понятно — приезжие… Некоторые не обращали внимания, кто-то смотрели на нас косо. Психологически это было очень тяжело.

Мой муж со свекровью приехал раньше намеченного времени. Ночью они попали под обстрел, и им пришлось выбираться из города окольными путями на двух поездах с пересадками. С собой они взяли две большие сумки с первым необходимым и зимними вещами, потому что мы не знали, куда нам придется ехать дальше.

В общей сложности мы прожили у бабушки месяц. Нас было пятеро взрослых, девочка-подросток и маленький ребенок в двухкомнатном доме. Удобств не было, вода холодная из колодца, туалет на улице, работы нет. Муж пошел на стройку, получал по 100 гривен в день — это на полраза в магазин сходить. Естественно, нужно было что-то решать дальше.

Мы поискали в интернете пункты помощи беженцам. Знакомые нам советовали Белгород, но мы остановились на Симферополе.

Нас перестали кормить

В Симферополе прямо на перроне нас встретил сотрудник МЧС. Мы рассказали ему, что мы — беженцы из Донбасса, после чего он проводил нас в гостиницу «Артек», куда направляли всех людей из Донецкой и Луганской областей. Зрелище, конечно, было не из приятных. Людей было море, негде было протолкнуться. Некоторые находились там по несколько суток, они ждали, когда их уже куда-то определят.

Нас отправили на базу в Межводном. На вторую неделю нашего проживания ситуация накалилась до предела. Если поначалу мы были очень довольны и отношением, и пропитанием, то потом начался кошмар. Все денежные запасы уже давно иссякли, и не только у нас. Нашей семье даже пришлось заложить золото в ломбард. Но и эти деньги давно закончились.

В какой-то момент нас перестали кормить. Не совсем, но я как сейчас помню, как семьи стояли в очереди друг за другом с кастрюлями и ждали, когда им на семью выделят пшенной каши с салатом из сырых кабачков. А есть-то хотелось, деваться было некуда.

Причина такого перепада в качестве еды заключалась в том, что владелец базы содержал нас за свой счет. Государство было должно выделять ему какие-то деньги за то, что он нас кормит, но почему-то задолжало. На конец нашего пребывания поговаривали, что ему должны уже около миллиона рублей.

В какой-то момент мы думали вернуться, но тогда ради чего был пройден весь этот путь?

Самолет привел нас в Южно-Сахалинск

Полет в Южно-Сахалинск тоже стал для нас испытанием. В «день икс» нам выдали сухпайки. Мы приехали в аэропорт Симферополя. Там вновь была толпа людей — более 300 человек. Примерно половина успела получить регистрацию, когда объявили, что аэропорт заминирован. Тревога была ложной, но людям пришлось провести в самолетах и снаружи аэропорта несколько часов.

Наконец мы взлетели и приземлились уже в Южно-Сахалинске.

Тут началась красота, особенно после творившегося в Симферополе бардака. Все было хорошо организовано. Прямо на взлетной полосе стояли автобусы, скорые, пожарные, полиция и другие службы. Волонтеры с рупорами нас распределяли: «Семьи, у которых дети до двух лет направо», «Семьи с детьми старше — налево» и так далее. Всех распределили по автобусам и развезли по санаториям. Наша семья попала в санаторий «Аралия».

В течение недели к нам приходили специалисты центра занятости, спрашивали, кто что может, кто какие профессии имеет. Служба миграционная нас прописала, а дети первого сентября пошли в школу.

Жизнь пошла своим чередом

После некоторых злоключений мы вышли на Поронайск. В общежитии нам дали двухкомнатную квартиру площадью 70 квадратов полностью после ремонта. Все классно, но там не было ничего — только голые стены.

Я устроилась воспитателем в начальную школу №2. Зарплата была 8 тысяч в месяц, да и у мужа пока работы не было. Я не побрезговала и написала объявление в газету о том, что мы беженцы с Украины и нам нужна гуманитарная помощь. И люди начали откликаться — это было так приятно! Люди привозили и мебель, и технику, и одежду.

Жизнь пошла своим чередом. Сейчас я заканчиваю СахГУ, работаю в чудесном поронайском центре детского творчества. Наши дороги с мужем разошлись. У меня теперь другая семья. У нас родился второй ребенок, ему сейчас 5 месяцев. В прошлом году мы летали в отпуск в Донецк со старшим сыном. Конечно, хотелось бы делать это чаще, но дорога туда стоит огромных денег. Иногда думаю о том, что могла бы улететь в отпуск за границу, но в приоритете всегда стоит такой родной и красивый Донецк. Ведь пока там есть родные, я буду стараться ездить туда как можно чаще.

Часто спрашивают, вернулась ли бы я обратно, если бы там все наладилось. Мой ответ — нет. Я искренне полюбила Сахалин, построила тут новую счастливую жизнь, а Донецк — он навсегда остается в моем сердце. Всегда будет моим домом.

Комментарии (3)

Или

Алина

2019-07-24 20:50:25

Полностью поменять жизнь... хотя этого и не хотелось. С начала могло показаться, что все будет по другому сценарию. Вот так мы предполагаем, а жизнь располагает

Анонимно

2019-07-24 11:08:34

Сахалин - он такой) дарит новую любовь. Трогательная история. Жаль людей. Такое пережили. Всем мир!

Светлана Сергеевна

2019-07-24 11:04:54

Душещипательная история....и неожиданный конец, столько прошли с мужем, и в горе и в радости, и в итоге разошлись( Моя коллега тоже беженка с Украины и тоже на Сахалине с мужем развелась((((