Легенда сахалинской журналистики живет на маленькую пенсию и считает себя богачкой

вторник, 10 сентября, 13:43

983

Автор: Никита Максимов

Трудно представить, как можно всегда оставаться женщиной. Истинной, элегантной,  красивой... Особенно когда неделями мотаешься по разбитым сахалинским направлениям с тяжеленной камерой наперевес. Антонина Деменюк умела. Умеет и сейчас, несмотря на возраст, вопросы о котором прячет за искрами улыбки.

Взялась за камеру от безысходности

У отечественной журналистики давно женское лицо. Так уж сложилось, что мужчины среди писательской братии стали на вес золота. Есть много профессий спокойнее, престижнее и доходнее. Только в среде операторов слабый пол не может основательно закрепиться. Оно и понятно, какой девушке захочется в жару и морозы мотаться по городам и весям с тяжелым оборудованием.

Хотя удачные попытки иногда случаются. Антонина Деменюк пришла в профессию, как в книжках пишут, случайно. В ней осталась на долгие десятилетия. Шутка ли, она единственная (!) женщина-кинооператор всего Советского Союза, за что по праву занимает почетное место в галерее легенд сахалинской журналистики.

— Это было в конце семидесятых. Я тогда работала режиссером на государственной телерадиокомпании и распределяла по съемкам операторов, — вспоминает Антонина Семеновна. — И вот, шли областные соревнования по хоккею. Нужно снимать, а никого из операторов не оказалось. Директор у нас был человек жесткий. Просто отрезал: не волнует, хоть сама иди и снимай. Тогда и решила — была не была. Попросила выдать мне заряженную любительскую камеру и поехала работать. Так вышел мой первый сюжет, а уже через три дня руководство подписало приказ на право съемок.

А вот следующий операторский опыт оказался куда хуже. Запись пустили в расход. Однако опыт набирался быстро. Поначалу ей заказывали небольшие сюжетики про природу, которые использовали как заставки между программами. Но вскоре она уже работала наравне с маститыми мастерами дела и закрутилось…

Одна на весь Союз

Вскоре молодой кинооператор получила немецкую камеру, профессиональную, с тремя объективами и автоматической настройкой. По сравнению с любительскими отечественными это был почти космос. Весила она немало, хоть и была узкопленочной (пленка шириной 16 мм вместо привычных 32), — около шести кило, плюс к тому катушки. Вес для невысокой хрупкой девушки приличный.

— Да не замечала я этот вес. Что там тяжелого?— немного недоумевает она. — Тем более что штативом никогда не пользовалась. Всегда снимала с плеча. Руки, слава богу, не тряслись. Да и талия была очень натренированная, легко изгибалась и позволяла мне снимать круговые планы, стоя на одном месте. Так никто из моих коллег не мог.

Впрочем, те самые недостижимые для остальных круговые планы были не единственной ее фишкой. Антонина Семеновна настолько хорошо чувствовала камеру и видела свет, что выставляла его без всяких приборов на глаз и никогда не ошибалась. Возможно, определенную роль играл опыт работы с оптикой, который она получила во время учебы в культурно-просветительской школе. Хотя, вернее всего, это просто природный дар, особое чутье. Иначе как объяснить, что когда она начала работать, очень многие коллеги-женщины решили попробовать себя в этом деле, но у них ничего не получалось. Так Деменюк и осталась одной женщиной-кинооператором Советского Союза…

— Как-то во время командировки в Смирных встретилась я с ребятами из Москвы, которые снимали там передачу «Служу Советскому Союзу». Так они очень удивлялись, как мне все это удается, — вспоминает она. —  У меня ведь и перерасхода пленки никогда не было. На сюжет полагалось тратить ее не больше 30 метров. В те времена стране не хватало серебра и у нас были установлены лимиты. Не все опытные мужчины в них укладывались.

Как ей это удавалось, никто понять не мог. По словам нашей героини, никакого секрета нет. Она просто сразу старалась раскладывать в голове ход сюжета. К ней на пленку попадали только нужные планы, которые она снимала, словно монтировала. Коллеги-монтажеры это ее качество очень ценили, потому как работы им практически не оставалось.

Это же умение помогало Антонине Семеновне работать в одиночку без корреспондента. Случалось так, что оправлялась в командировку дней на пять и привозила по 25 (!) сюжетов кряду. О таком наши современные коллеги и помыслить не могут. 

— Я приезжала в район, «оккупировала» горком или райком партии. До поздней ночи изучала все, что за последнее время произошло на территории, составляла план съемок и с утра принималась за работу, — делится она секретами профессионального мастерства. — Благо в области меня все хорошо знали и старались помочь.

А вот от сопровождения местных чиновников всегда отказывалась. Предпочитала работать без их присмотра. За что ее на местах побаивались.

Простая психология матери

Антонина ездила так много, что ее узнавали практически в каждом городке и поселке области. Не раз бывала на Курилах. Пережила там 17 (!) землетрясений.

— Ничего серьезного. Слабенькие они были. Просто качало, как на пароходе, и все, — невозмутимо вспоминает она.

Очень часто в те времена снимали военных. С военными связано немало интересных, нередко мистических? историй. Одна из них особенно запала в душу.

Как-то Деменюк приехала с артистами к пограничникам на дальнюю заставу. Погода стояла отличная, кругом веселье.

— Все хорошо, но вижу в объектив: один солдатик в первом ряду и совершенно никак не реагирует на происходящее. Сидит, словно каменный. Что греха таить, портит картинку, — рассказывает собеседница. — Надо выход искать. Подхожу к нему, знакомлюсь, спрашиваю не обижают ли. Отвечает, мол, все в порядке. Потом выясняю, девушка ему не пишет давно, вот он и ходит сам не свой. Командиры уже боятся, как бы не повесился, следят за ним. Ясно, что парня нужно спасать. Сработал материнский инстинкт. Поступила просто. Отвела в сторонку и мягко провела профилактическую беседу. В общем, нашла подход, встряхнула его немного.

А как закончили приезжие артисты, Антонина Семеновна предложила подхватить эстафету солдатам. Взяли они гармошки, гитары и устроили такой концерт прямо на берегу Тихого океана. И парнишка хмурый плясал и смеялся уже вместе со всеми. Так что съемки получились просто замечательные.

Выручало женское обаяние

Антонине Деменюк всегда больше нравилось работать с черно-белой пленкой. Хотя и до Сахалина доходили новые технологии. Сначала появилась возможность снимать в цвете. Только кинокамеры те требовали к себе очень много внимания. Нужно было то и дело менять объективы и светофильтры. Это ужасно замедляло процесс, что для репортажных съемок смерти подобно. Позже проблему решили видеокамеры.

Свой последний сюжет на кинопленку она сняла в 1989 году, после чего перешла на видео. Тогда освещали приезд высокого столичного начальства, которое осматривало рыбзаводы. Операторов работало очень много, но никого и близко не подпускали.

— Я решительная была, общительная. Познакомилась с охраной и попросила провести меня в автобус, поближе «к телу», — рассказывает Антонина Семеновна. — Когда все сели, меня проверили на наличие оружия и проводили на заднее сиденье. А что мне снимать оттуда, затылки?! Убедила, и мне разрешили работать рядом с водителем. Коллеги из Хабаровска просто не верили, как мне удалось их обаять.

Обаяние, действительно, не раз выручало. Природа наделила им Антонину Семеновну наравне с красотой. Недаром все сахалинские фотокоры любили украдкой снимать ее во время работы. А потом стеснительно оправляли карточки по почте прямо на адрес телерадиокомпании.

Отказалась пить за Ельцина

Власть имущих Деменюк доводилось снимать не раз. Случалось и сидеть за одним столом. Особенно ей врезалась в память работа в начале девяностых с делегацией депутата Госдумы Бабурина и тогдашним губернатором. Под конец для чиновников накрыли стол, который ломился от деликатесов. Все это напоминало пир во время чумы, ведь страна тогда жила голодно. Столичные гости, немного приняв на грудь, что называется, раздухарились.

— В общем, завели они разговор, что народ, мол, быдло, которое только и нужно, чтобы кормить Москву. Так, знаете, стало противно. Возмущению не было предела, — слегка повысив голос, рассказывает она. — Потом вдруг подняли тост за президента и предложили выпить стоя. Я демонстративно отказалась. Сказала, что не хочу пить за руководителя, приспешники которого не уважают простой народ...

Тихая жизнь пенсионерки

В девяностые у Антонины Семеновны работы было много. Порой довольно опасной. Например, она вела скрытые съемки милиционеров, замешанных в угонах и перепродаже автомобилей. Получился целый фильм. Довелось трудиться и с известным тогда журналистом Михаилом Таратутой.

— После съемок он спросил, сколько стоит моя работа. Замялась, не знала, что ответить,  — говорит Деменюк. — Тогда он просто достал из кармана и отдал мне 500 рублей. Невероятные деньги. В то время на ГТРК нам платили гонорар 1,70 за сюжет. Те крохи считать было стыдно.

В 2005 году на сахалинском телевидении начались перемены. Его передали в ведение Москвы, начались сокращения. Так сошлось, что тогда же в Подмосковье строили дома специально для северян, и Антонина Семеновна решила уехать. Сейчас ведет тихую жизнь простой российской пенсионерки. За 44 года непростой работы на нашем острове она заработала, страшно сказать, 20 тысяч рублей пенсии.

— По закону положена мне какая-то доплата за труд на Курилах. Да только доказать не могу. В Пенсионном фонде говорят, документы об этом утеряны. Бог с ними… — философски вздыхает легенда сахалинской журналистики. — Местные пенсионеры получают по восемь тысяч. По сравнению с ними я просто богачка…

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или