Молодой сахалинский летчик рассказал, как пробил дорогу в авиацию

четверг, 29 августа, 11:36

1678

Автор: Игорь Снегин

Мечтают летать многие мальчишки. Правда, не каждому судьба дает возможность проложить свою дорогу в небо. Путь нелегкий, особенно когда ты родился в маленьком сахалинском городке в самой простой небогатой семье. Наш герой Александр Петров сумел. Да еще как — в свои 26 лет он уже стал командиром воздушного судна.

Когда снится небо

Иногда он видит один и тот же сон: себя в пилотской кабине. А дальше уже варианты из недавнего рейса. Как в замедленном кино наблюдает за происходящим — мозг прокручивает запись, анализирует, все ли делает правильно. Рядом второй пилот, из новеньких. Вторые, как правило, в команде не задерживаются, идут дальше, обкатываясь и набираясь опыта. Потом тоже садятся в командирское кресло. Вчерашний с ходу просил порулить самостоятельно. Александр был не против — как иначе учить.

Сам Александр Петров тоже молод. Ему едва перевалило за 26, но на своем воздушном судне DHC-8 он уже «дед», знающий машину почти от и до.

Так, дублируя во сне новичка, вдруг очнулся. Сработал внутренний будильник. На часах 05:40. Пора вставать. Теперь душ. Горячий чай с крохотной булкой — весь символический завтрак. Можно еще зацепить чайную ложку меда. Отутюженная с вечера форма покорно ждет. С особым тщанием убирал накануне с рукавов белоснежной сорочки остатки нелюбимых боковых стрелок, упорно наносимых в прачечных гостиницы, когда приходилось ночевать не дома.

Через три минуты он уже подтянут, строг. Форма сидит как влитая. Осталось поцеловать любимую девушку Валю и прыгнуть в машину. Минут через 20-30 — аэропорт Южно-Сахалинск. Главное быть на месте за час до вылета. Медосмотр — без проблем. В штурманской узнает, кто будет вторым пилотом, с которым полетят сегодня в Хабаровск и обратно. Может быть, предстоит сделать несколько рейсов. Получив необходимые инструкции, документацию, спешит на перрон.

Визуально осматривает самолет, затем салон. В пилотской кабине изучает карту маршрута, прогноз погоды. Надо заранее прикинуть все, чтобы избежать непредвиденных ситуаций.

Проверяет работу приборов, механизмов, бортового компьютера. Уточняет общий вес груза. С учетом всех данных утверждает оптимальную заправку топливом. Пристрастно ищет возможные погрешности или неисправности.

Выслушав доклад старшего бортпроводника (всего их два), связывается с диспетчером. Получив добро на руление, запускает двигатели. Потом — разрешение на взлет. С этого момента уже полностью слит с крылатой машиной в единое целое, чувствуя пульс и каждый ее нерв.

Все ради этих минут

Александр старательно избегает громких слов. Для него пилот – специалист, в руках которого не только небо за облаками, но возможность каждый раз видеть неповторимые восходы и закаты. В его руках, как правило, жизни 70 пассажиров и всех членов экипажа. Отсюда непоказная собранность, ответственность. Незаменима здесь психологическая устойчивость. Умение быть совместимым с экипажем. А еще дар – в экстремальной ситуации мгновенно реагировать, принимая верное решение. Потому что за все, происходящее  на судне, отвечает только один человек — командир.

— Маршруты наших DHC-8 — до Хабаровска, Владивостока, Благовещенска, на Курилы — в пределах 1,5-2,5 часа. Непродолжительные, — поясняет летчик. — Практически сразу после взлета уже надо готовиться к посадке, просчитывая любую мелочь: силу бокового ветра, дождь, атмосферное давление. Идеально все не бывает: то пассажир задержится, то еще что-то.

Наконец, все перипетии позади. Впереди на добрый час только бескрайнее небо.

— Я, как правило, до высоты в десять раз больше (10000 футов) автопилот не включаю, — признается Александр. — Люблю летать «на руках».

Посадка, говорят, самое трудное в авиации. Читал не раз: самые напряженные моменты для пилота — взлет и особенно посадка. Здесь многое зависит только от его умений.

— Может быть, но для меня это не самая сложная часть, выполняемая у нас вручную. Думаю, именно при посадке летчик начинает по-настоящему наслаждаться полетом. Мне даже кажется, что ради этих особых минут мы и летаем, — говорит он.

Дорога в большое небо

Есть у меня юное дарование, сын близкого приятеля. Окончив школу, он со второй попытки поступил в Краснодарское высшее военное училище летчиков. Чем труднее и серьезней были барьеры, тем настойчивее и решительнее их брал. По отзывам инструктора, обещал быть отличным штурмовиком. Но случилось непредвиденное: ушел с четвертого курса, по сути, в никуда. И все потому, что якобы понял, «армия не мое». Теперь мечтает найти себя в гражданской авиации.

Мой новый знакомый Александр Петров другой. Уже с 12 лет «заточил» себя на гражданский флот и цели не менял. Разве что в фантазиях иногда заносило в космонавты. Но, трезво оценивая возможности, генеральную линию жизни, выстроенную мысленно для себя, не ломал.

Единственный сын в семье рос в любви, но умудрился не стать избалованным и капризным нарциссом. Много читал. Особенно нравились Хемингуэй, Дюма с его «Графом Монте-Кристо». Из «летных» героев запомнился разве что «Маленький принц» Экзюпери, уставший от капризов единственной розы и отправившийся смотреть, как устроена жизнь на других планетах.

Родители, Татьяна и Владимир, живут в родном Долинске и, похоже, вполне довольны. Мать — метеоролог, отец — электрик. Они достаточно молоды — каждому нет и 50, и видеть взрослого «крылатого» сына, конечно, редкая удача. Но почему из маленького заштатного райцентра Сахалина Саша рванул сначала в Питер, а оттуда в небо? Вон сколько нынче молодых и красивых, называемых офисным планктоном! Почему не примкнуть и потеряться, раствориться, тихо прожигая у компьютера отпущенные годы? Мама поначалу была против — зачем так далеко уезжать? Ребенок совсем. А отец не возражал. В итоге — компромисс и все благословили.

В Долинске когда-то квартировалось много летчиков. Рядом поселок с говорящим именем Сокол. Когда-то здесь был мощный военный авиаполк. Сейчас, говорят, потихоньку авиация возрождается. Но все равно — видеть ежедневно в островном небе резвящиеся стальные птицы юный Петров не мог, а тяга к небу жила и не отпускала...

Можно было попробовать для начала пройти выездную комиссию в Хабаровске, а он метнулся сразу в головной университет. Потому что уверовал в себя, свое здоровье — спорт тоже прописался в буднях подростка, особенно нравился настольный теннис, в котором ему было мало равных. И знания на первых порах били ключом. Учился в школе почти сплошь на пятерки. Поэтому поступил, несмотря на конкурс, с первого раза на бюджетную форму обучения.

— Я думаю, я знаю — я родился, чтобы летать, — спокойно и буднично бросает мне Александр. — Не представляю себя вне профессии. Нравится все: полеты, напряжение, ответственность. Постоянно на острие. И хочется еще больше узнать, понять, научиться, чтобы тем, кто летит со мной, всегда было надежно. Дом бы еще хорошо построить у моря... 

Жить по мечте не просто, если сама судьба тебе благоволит. И глупо не воспользоваться еще и поддержкой фортуны, когда она протягивает руку. Главное, не предавать мечту, родных, любимых и друзей.

— В авиации, особенно гражданской, важно оставаться человеком, на которого можно положиться всегда. Не бросающего слов на ветер, отвечающего за свои поступки. Тогда и другим с тобой надежно и спокойно, — добавляет молодой пилот, совершивший 8 февраля 2019 года свой первый самостоятельный полет в качестве командира воздушного судна.

 Его главные подвиги — будничные ежедневные полеты. Иногда случается три, даже четыре. И все в радость.

Команда, без которой нам не жить

Александр окончил университет в 2015 году. Поехал в Москву трудоустраиваться в «Аэрофлот». Прошел все собеседования, подтвердил знания, включая английский. Попросили ждать, когда откроется вакансия.

Только ждать в съемной квартире было очень накладно для родительского бюджета. Поэтому вернулся на Сахалин. Три месяца пролетели незаметно, а на четвертый затосковал. Выждав еще немного, попытал счастья в дочерней компании, аэрофлотовской дочке – региональном перевозчике «Аврора».

И удача вновь улыбнулась и больше не оставляла. Перед тем как стать вторым пилотом, прошел курсы на специальном тренажере в Испании. Дальше все пошло как по маслу. В сахалинской авиакомпании он обрел наставников и новых товарищей. Команда летчиков, техников, механиков, всех прочих многочисленных служб, обеспечивающих нормальный полет самолета, стала родной. За три года Александр, как мы знаем, дорос до командира экипажа, потом — до ведущего пилота компании.

Вот как о Петрове отзываются сегодня товарищи. Михаил Каримов, тоже командир экипажа DHC-8:

— Летали вместе. Интересный и надежный.

Шеф-пилот подразделения DHC-8 авиакомпании «Аврора» Павел Аксененко:

— Главное, ответственный и любящий свое дело.

Говорят, кашу маслом не испортишь. Так и добрые слова, идущие от сердца, вряд ли уже испортят этого парня, с которым, уверен, встретиться в пути — всегда к удаче.

Комментарии (2)

Или

Анонимно

2019-09-02 22:33:10

Мы тобой гордимся

Анонимно

2019-08-29 12:15:22

Так держать, Александр!