Сахалинская семья почти год пытается доказать вину московских врачей в гибели сына

вторник, 29 октября, 15:08

791

Автор: Анна Ленская

Фото с сайта pixabay.com

Семья из сахалинского Углегорска около года сражается со следствием, чтобы доказать вину специалистов московской клиники в гибели 9-летнего сына. Мальчик перенес операцию на сердце, но через месяц умер. Близкие школьника уверены, что Игорь погиб из-за ошибок врачей и халатного отношения, но до сих пор не могут доказать это в суде.

Как сообщает издание Mash, в октябре 2018 года Игоря Б. направили в столичную больницу. У ребенка диагностировали сложный врожденный порок сердца, и заведующий отделением хирургического лечения таких заболеваний принял решение о срочном оперативном вмешательстве. Ребенка отправили на стол практически сразу, без очереди — по квоте. Такое решение удивило близких ребенка: ранее Игорь стоял на учете в профильном медицинском центре Новосибирска, и там в операции отказали из-за некритичных показателей.

«Пора освобождать место»

На хирургическом столе юный сахалинец провел 12 часов. После этого его отправили в реанимацию, а затем довольно быстро сняли с ИВЛ и перевели в обычную палату. Бабушка мальчика рассказала корреспондентам издания, что к маленькому Игорю относились жестко, если не жестоко. Ребенок боялся идти на операцию, но врачи не стали тратить время на установление доверительного контакта с ним — ограничились инъекцией успокоительного средства.

«Он плакал, забился в угол. Я не хотела его отдавать. Подошел дежурный врач, сделал ему укол. Игоря просто положили на носилки и повезли. Врач сказал, что он пришел в себя, а уже на второй день после операции он начал практиковаться над ним: снял с него аппарат искусственного дыхания. На каком основании он это сделал? Медик сказал, что мой внук уже хорошо дышал, но потом ему стало плохо. Я только заплакала и сказала: «Зачем вы это сделали? Зачем вы сняли аппарат?», — вспоминает пожилая женщина.

По словам бабушки, чуть позже у ребенка диагностировали стафилококк, но медики утверждали, что неизвестно, откуда в организм маленького пациента попала инфекция. Когда мальчик пришел в себя в реанимации, он плакал и просил отвезти его домой. Вскоре ребенка перевели в обычное отделение, несмотря на плохие результаты анализов. На просьбы родственницы не торопиться с этим врачи не отреагировали.

«Мне сказали, что пора освобождать место, не только один наш Игорь тут. Я была в шоке! Я спросила, зачем же с такими анализами привезли из реанимации ребенка? «Вам сейчас все сделают, введут железо, прокапают глюкозу и подключат кислород», — сказали мне. Пока врач это говорил, Игоря затрясло. Я держала его за ручки, укутывала одеялом. Но никто даже, никто не подошел: ни медсестра, ни врачи. Никто», — рассказала бабушка Игоря.

Пожилая женщина пыталась вызвать реанимационную бригаду — ей не позволили. Дежурный врач настаивал на том, что ребенок просто переволновался и нуждается в присмотре.

«Халатное, грубое отношение. Игорь смотрел на меня такими глазами, а я держала маску и ничего, ничего не могла сделать», — поделилась сахалинка.

Через месяц после операции Игорь умер. Его семья обратилась в полицию, чтобы привлечь врачей клиники к ответственности. Тяжбы длятся почти год, и весы правосудия склоняются не в сторону убитых горем родственников.

Страшные цифры и жуткая реальность

Издание Mash ссылается на собственные источники в больнице, которые называют шокирующие цифры по детской смертности в учреждении — около 70 процентов. При этом жуткую статистику известной клиники нигде официально не публикуют, уголовные дела годами остаются на стадии расследования, а о родителях, которые похоронили своих малышей после лечения в больнице, никто не думает.

В свою очередь, по данным издания, семьи умерших пациентов в открытую говорят о страшных фактах: операции проводятся без согласия законных представителей, инструменты плохо дезинфицируются, детям заносят инфекции. Близкие маленькой Киры К. из Вологды сами покупали для своей малышки все антисептики, крема и лекарственные препараты, пишет Mash.

Девочка провела в клинике полгода и перенесла восемь операций. После этого ее перевезли в итальянскую клинику, где местные врачи выявили множество инфекций и внутренних повреждений от трахеостомической трубки. У ребенка диагностировали полиорганную недостаточность, которой не было до поступления в московскую клинику. Кира скончалась в июле 2019 года.

«В палате отделения, где сидят мамочки, постоянная плесень, сырость, отсутствие каких-либо условий. Платная палата для мамочек стоит 5 тысяч в сутки. Не хотите платить — будете спать на стуле», — поделился с редакцией Вадим К., отец малышки.

Семья умершей девочки считает, что смертельный конвейер в московской клинике работает ради государственных квот. Чтобы получить финансирование, медики готовы принять решение об операции, даже если она не нужна, уверены родственники. Используются и схемы лечения, которые не были утверждены стандартами, и лекарства, которые не лицензированы в России. И это только верхушка айсберга: случай Киры — один из многих сотен.

Со всей страны главе СКР направили почти 2 тысячи заявлений с требованиями разобраться в деятельности медицинского учреждения. Уголовные дела почти не движутся, допросы родителей не проводят, грамотных экспертов-криминалистов не подпускают к расследованию, а беседы с медработниками переносятся. Тем временем дети продолжают гибнуть из-за по-настоящему медвежьих услуг московских врачей.

Комментарии (1)

Или

Светлана Сергеевна

2019-10-29 17:54:03

Боже, какой кошмар