Сахалинские попрошайки могут с легкостью купить на милостыню автомобиль

пятница, 1 ноября, 12:52

1322

Эксклюзивный материал

Автор: Евгений Аверин

Фото из архива редакции

Просящие милостыню у сахалинских храмов используют давно проверенные методы выманивания денег. В этом корреспондент РИА «Сахалин-Курилы» еще раз убедился, несколько дней понаблюдав за их «работой». Выяснилось, что многие «слезные» истории местных «промысловиков» – всего лишь легенда.

Неудачная путина проводника

Однажды я выходил из местного кафе и ко мне подошел мужчина средних лет, попросил денег «на покушать». Дал ему полтинник, разговорились. Мой случайный собеседник рассказал, что он из Иркутска, по профессии – проводник пассажирских поездов, а к нам приехал на путину. Но ничего не заработал. Денег на обратный билет нет. Помыкался в поисках заработка и в итоге вынужден просить милостыню возле Воскресенского собора в Южно-Сахалинске. Устроиться на работу, чтобы заработать на билет домой, без прописки не получилось.

Я видел его еще несколько раз сидящим возле храма. Иркутянин рассказывал, что почти нашел работу. Потом исчез. Вспомнить о нем заставил московский блогер Илья Варламов. Не так давно он разместил на своей странице в Instagram фото того самого собора в Южно-Сахалинске. В кадр попали и те, кто просил возле ворот милостыню. Снимок стал иллюстрацией к его вопросу для интернет-аудитории: «Как церковь относится к просящим и чем им помогает?». Волей-неволей наш остров на какое-то время оказался в центре внимания армии подписчиков популярного блогера. А мне стало интересно – что же произошло с моим случайным знакомым?

Узнал я о нем от немолодой женщины, которая постоянно находится на территории храма, помогает убираться и общается с теми, кто просит подать копеечку.

– Он уже отсюда ушел, – рассказала Софья. – Вроде стоит недалеко, возле торгового центра. Знаю, что живет где придется. А в Иркутск почему не уезжает? Так он не иркутянин. И никакой не проводник.

Я особо не удивился. Типичная история – чего только не сочинишь, чтобы незнакомые люди дали денежку.

Моя новая знакомая поведала и о других членах этой просящей «корпорации». Чаще всего приходят к воротам и стоят с протянутой рукой (точнее, с пластмассовыми кружками) люди, которым нужно нашкулять денег на выпивку. Их мучает похмельный синдром – голова не пройдет, пока не выпьют. Такую публику у нас называют алкашами или богодулами. Их легко узнать по опухшим лицам. Подходят обычно к началу утренней и вечерней служб, потом исчезают. Но при необходимости могут заступить на «вахту» и днем – если до вечера ждать невмоготу.

Гале не хватает пенсии

Кроме выпивох, милостыню у храма просят люди, которые действительно нуждаются в деньгах. Одна из них, назовем ее Галина, рассказала, что пенсии не всегда хватает. Да и с родственниками случаются проблемы, надо деньжат подкинуть. В общем, жизнь вынуждает. Галина чаще находится на территории церкви, помогает с уборкой. Нередко оставляет кружку у ворот, сидеть на паперти все время нужды нет.

Встречаются люди и не совсем адекватные. Могут без видимой причины устроить скандал даже в храме. Вот недавний случай. Один парень (его вроде зовут Роман) принял на грудь, зашел в храм и стал нести какую-то околесицу. Женщины попытались его образумить, но дебошир не успокоился. Когда его выводили из церкви мужчины, особо не сопротивлялся. Зато когда оказался за оградой, стал грозить всем кулаком.

Слава ничего не просит

Еще один колоритный персонаж – пожилой человек с палочкой. В здешнем сообществе его знают как Славу, бывшего военного. Оказывается, непьющий. И даже квартира есть, в ней живет дочь и зовет папу домой, места хватит всем. Но он отказывается и бродяжничает так уже 11 лет.

– Где ночует – непонятно, – поделилась Софья. – Я несколько раз видела, как он спал на лавочке в сквере неподалеку. Одно время прижился в туалете на территории храма, там места хватает. Потом ушел. Его оттуда, наверное, попросили, потому что после Славиного выселения там что-то ремонтировали.

Что интересно – Слава никогда не сидит возле ворот с кружкой. Деньги и еду горожане ему предлагают сами. И он еще не все берет. Иногда просит в долг, и всегда возвращает. С достоинством отказывается от мелочи. Я один раз был свидетелем того, как наш герой отмахнулся от пирожка, который ему хотела дать одна женщина.

Не так давно Славе купили новую одежду – от прежней невыносимо пахло. Но люди из его окружения предполагают, что и от обновки скоро станет нести, потому что дед не моется. Иногда обливает себя водой из шланга. Сейчас куда-то исчез. Где ночует – не знает никто. Мне тоже найти его в окрестностях храма не удалось.

Есть у соборных попрошаек и своя легенда. Якобы приходит сюда по выходным опытная «нищая», которая уже собрала денег на три машины. Когда появляется, начинает указывать, чтобы не занимали ее место. Хотя их здесь никто не бронирует. Такая вот вырисовывается картина.

Наверное, социологи скажут, что здесь представлены все составляющие маргинальных, то есть пограничных слоев общества. Этих людей ни к криминалу, ни к законопослушным гражданам не отнесешь.

Дайте денег, я уеду

Такие же выводы можно сделать после беседы с одним из священников храма, иереем Артемием Тороповым. К воротам церкви, подтвердил он, приходит разная публика: те, кто собирает деньги на выпивку, и те, кто нуждается в них, чтобы свести концы с концами.

– Просят помочь всех, и служителей в том числе. Я обычно спрашиваю: на что деньги нужны? На еду – давайте куплю. Люди, которые действительно голодают, соглашаются, – говорит священник. – Был случай – пришли к воротам мужчина и женщина, как выяснилось, супруги. Попросили помощи. Я купил им еды. Привел в кафетерий. Они постояли, видимо, насобирали денег и больше не появлялись.

Еще часто встречаются люди, просящие деньги на дорогу. Как и мой знакомый «иркутянин», говорят, что так уж сложилось: на Сахалин приехали подзаработать, а вернуться назад не могут. Артемий Торопов не раз предлагал таким бедолагам взять билет. Но только в одном случае человек согласился – посадили на автобус, и он уехал.

Но чаще бывает по-другому.

– Однажды стоящий у ворот рассказал, что ему нужно домой в Хабаровск, а денег нет. Я предложил купить ему билет и сразу же ехать в аэропорт, – вспомнил священно-служитель. – Мужчина стал юлить – мол, с пересадкой в Хабаровске лететь нужно. Я сказал – нет проблем, возьмем билет до конечного пункта. Но мужчина сразу замялся, сослался на какие-то дела. Спустя время снова пришел к воротам. Но уже деньги на билеты не просил.

Как правило, всем просящим у ворот предлагают потрудиться на территории собора, заработать на бесплатный обед. Но соглашается далеко не каждый. Кое-кто даже меняет дислокацию, осваивает территорию возле недавно построенного собора на площади Победы. Людям нужны деньги, а не их продуктовый эквивалент в виде обеда. Такой вот маркетинг…

Иногда вместо благодарности можно получить оскорбление. Не так давно в соборной трапезной, расположенной на территории храма, четверым пришедшим попрошайкам бесплатно налили кофе.

Одного попросили только выйти из помещения, поскольку был нетрезв. Тот в ответ устроил скандал и вылил кофе на продавца.

– Среди подобного контингента верующих нет, – считает Артемий Торопов. – Во всяком случае, на службах таких людей не замечаю.

Ни Богу свечка

Издавна повелось, что возле церквей нищим и убогим подавали. Но, как правило, люди из этих денег обязательно тратили какую-то часть на свечи, заходили в храм.
С той поры прошло много лет. У церквей по-прежнему просят милостыню много людей, но даже 20 рублей на то, чтобы поставить свечку, тратят немногие.

Да, нищие с протянутой рукой у многих вызывают неприязнь, особенно если они пришли собрать на выпивку. У таких «дельцов» иной взгляд на жизнь, который нормальным людям не понять. Они живут в другой системе координат.

Но с точки зрения церкви, возможно, так тебя проверяет Господь – не побрезгуешь ли ты человеком, внешний вид которого вызывает отвращение, откликнешься ли на его просьбу? Вдруг несчастный действительно попал в тяжелую жизненную ситуацию? А в свое время с него строго спросят, на что он потратил подаяние и действительно ли в нем нуждался.

Ну а кто-то считает по-другому: зачем вестись на разводки типа «не на что вернуться домой» и потакать пьянству? Тем более если попрошайки над тобой потом только посмеются …

Одним словом, каждый делает свой выбор и решает – стоит ли подавать нищему…. на билет домой.

От ворот до смерти 

Пять лет назад в Воскресенском соборе человек, которого считали бомжом, ценой своей жизни спас других прихожан.

Вспомним жуткую историю, произошедшую в областном центре 9 февраля 2014 года. В этот день прямо в Воскресенском соборе сотрудник частного охранного предприятия «Центурия» Степан Комаров из служебного оружия открыл стрельбу по находившимся там людям.

Как позже сообщали СМИ, на звуки выстрелов в помещение вбежал Владимир Запорожец, просивший милостыню у ограды собора. Он потребовал Степана прекратить огонь. В ответ преступник сбил его с ног выстрелом, после чего добил еще тремя пулями. Вместе с Владимиром погибла и монахиня Людмила. Оставшиеся патроны Комаров потратил на расстрел икон в храме. После этого сдался прибывшей полиции. Свои действия впоследствии парень объяснил сильной неприязнью к церкви и православной вере. За это преступление он получил пожизненное заключение.

Как считают священнослужители, за свой поступок Владимир наверняка оказался в раю. Ценой жизни он спас других людей, которые могли попасть под пули. Вообще такое стечение обстоятельств – когда человек, которого воспринимали как попрошайку и относились к нему с пренебрежением, оказался ближе всех к месту происшествия и не побоялся подойти к злоумышленнику с ружьем – церковь считает Божьим промыслом. Теперь в нижнем храме собора основан мемориальный уголок в честь погибших в февральской бойне.

Кстати, родные и близкие Владимира Запорожца очень возмутились, когда в новостях его называли бомжом и нищим. Знающие его люди утверждают, что он милостыню не просил, но постоянно помогал тем, кто стоял с протянутой рукой, и даже давал таким людям приют у себя в общежитии.

Штраф попрошайкам 

За слишком назойливое попрошайничество придется ответить по закону.

С точки зрения закона, наказывать просящих милостыню возле церкви и в других местах не за что – в Кодексе об административных правонарушениях (КоАП) РФ нет статьи за попрошайничество. Это раньше, в советские времена, такие действия считались противоправными и воспринимались как административное правонарушение, поясняет Артем Меримский, начальник отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних Сахалинского УМВД.

Правда, сейчас есть один нюанс: если человек просит подаяние очень уж навязчиво – хватает за руки, не дает прохода, оскорбляет – это может быть расценено как мелкое хулиганство. А за него уже полагается штраф и общение с полицией.

Еще в Уголовном кодексе есть статья 151, которая предусматривает наказание за вовлечение несовершеннолетних в антиобщественные деяния, в том числе и попрошайничество. У нас в этом году подобных случаев не было.

Надо сказать, что сахалинские попрошайки доставляют полицейским меньше всего хлопот. Они постоянно находятся в одних и тех же местах – там, где большая проходимость: центр города, железнодорожный вокзал. А вот возле крупных торговых центров нищих встретишь редко – их оттуда выгоняет охрана.

Фото Евгения Аверина

– Я думаю, нельзя говорить о том, что на Сахалине людей, просящих у прохожих деньги, контролирует криминал. У нас нет данных о том, что в этой среде сформировались устойчивые сообщества с вертикальной иерархией и существует обязанность отчислять проценты от выручки смотрящим, – объясняет Меримский. – Выходить в людные места и просить прохожих о помощи вынуждают разные обстоятельства, соответственно, там собираются граждане из разных слоев общества.

В нетрезвом виде они способны что-то учудить. Не случайно в Кодексе об административных правонарушениях Московской области появилась статья за попрошайничество и в ней предусмотрены штрафы.

По словам Меримского, этот опыт изучают и в нашем регионе. Разработка новых положений в областном КоАП только началась, работы предстоит много. Вопрос только в том, заставят ли штрафы попрошаек сменить свой взгляд на жизнь и способ заработка?

Периодически в соцсетях и на интернет-форумах раздаются призывы убрать просящих милостыню с людных мест. Но с точки зрения закона, как мы уже выяснили, они ничего не нарушают, подают им добровольно. Самое главное – весы общественного мнения могут быстро склониться в противоположную сторону. Несколько лет назад на ограде вокруг Воскресенского кафедрального собора повесили растяжку с надписью «Просьба не подавать просящим деньги, поскольку они будут потрачены не на благое дело, а на покупку спиртного».

Среди интернет-пользователей это вызвало бурное негодование. Вспомнили о том, что на Руси всегда подавали нищим, сирым и убогим, а возле церквей и подавно…. Растяжку давно убрали, рядом с собором по-прежнему стоят попрошайки.

Есть мнение

Как вы относитесь к людям, просящим подаяние на улицах, – этот вопрос наш корреспондент задал южносахалинцам и гостям города.

Анастасия Колесник, сотрудница компании «Газпром добыча шельф Южно-Сахалинск»:

– К попрошайкам на улице, а конкретно в нашем городе, отношусь негативно. Зачастую это просто сильно выпивающие люди средних лет, которые вполне могут работать. Но бывают случаи, когда хочется помочь, особенно если это пенсионеры. Тогда я не могу пройти мимо. Считаю, что в нашей великой и богатой стране нельзя такого допускать. Российские пенсионеры должны жить достойно и не вызывать жалости. А если человек попал в трудную ситуацию по состоянию здоровья, он должен получать хорошее пособие. Что касается пьющих людей: у них, вполне возможно, сломана судьба и не стоит их ненавидеть. Надо просто быть добрее и помогать друг другу. Иногда даже одно хорошее слово может изменить жизнь.

Николай Казаков,научный работник, кандидат геолого-минералогических наук:

– Вопрос сложный. Среди тех, кто просит, попадаются разные люди. Это и профессиональные нищие, которые по-другому зарабатывать не хотят. Такие люди есть и будут при любом строе и во все времена. А еще есть старики, неспособные себя обеспечить, вынужденные стоять с протянутой рукой. Другие начинают заниматься уличной торговлей: продают свои старые книги или носки-рукавицы, которые сами связали. Такие люди выброшены системой. И это, я считаю, позор для нашего государства.

Ольга Винайкина, сотрудница музея из Хабаровска:

– Крайне негативного отношения попрошайки – хотя это слово мне не нравится – у меня не вызывают. Если могу помочь и что-то им дать, то делаю это. Все зависит от человека, который обращается с просьбой. Конечно, обычно просят денег. Но с собой не всегда есть лишние купюры или монеты. Пьяному не дам ни копейки. Хотя, если честно, давно не сталкивалась с людьми, которые на улице что-то у тебя просят.

Как-то мы с мужем добирались вечером с работы в автобусе. Рядом ехала девчушка лет 8–9, видимо, с занятий. Проспала свою остановку, доехала до конечной… Телефон разрядился, она в рев! И что, проигнорировать? Посадили ее в автобус, заплатили за билет, водителю наказали, на какой остановке высадить. Если честно, будучи студенткой, однажды сама попала в похожую ситуацию… Просила у стоящих на остановке дать на автобус. Хорошо, нашлись добрые люди. Так что все в жизни бывает и по возможности надо помогать другим.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или