Cахалинец провел 48 часов за решеткой и остался всем доволен

пятница, 29 ноября, 12:11

696

Эксклюзивный материал

Автор: Лев Костенко

Фото: fas.gov.ru

Под арест можно попасть и за уголовное преступление, и за административное правонарушение (пьяную езду, например) — так прописано в законе. Житель областного центра Андрей Е. к нарушителям и тем более к преступникам себя не причислял. Без всякой опаски подошел к полицейским, которые остановили его на улице.

Перед этим пил пиво. Удивился, когда ему сказали, что у него накопилось неоплаченных штрафов на 12 тысяч рублей и поэтому надо проехать в управление для составления протокола. Южносахалинец признался, что поначалу испытал легкий шок. Потом пришла мысль, что его не должны были забирать на улице и надо жаловаться. Но после отсидки изменил свое мнение.

О своих впечатлениях Андрей рассказал корреспонденту РИА  «Сахалин-Курилы».

Приятные условия для арестантов

Каково это — побывать под административным арестом?

— Ну, сначала подумал, что проведу здесь 15 суток. В советское время еще бытовало выражение «попасть на 15 суток» — обычно на этот срок закрывали за мелкое хулиганство, появление пьяным в общественных местах и прочее. На работе потом подвергали общественному порицанию.

Уже когда вышел, посмотрел в Интернете — административный арест применяется только за наиболее тяжкие проступки. И по общему правилу устанавливается на срок до 15 суток. То есть меньше дать могут, больше — нет. Я, правда, до сих пор не понимаю — неужели мой проступок оказался «наиболее тяжким»? Но впредь мне наука.

Ну и какие первые арестантские впечатления?

— Скажем так, бодрит. Тебя сначала временно определяют в камеру. Вынимаешь шнурки из ботинок. Сдаешь все личные вещи. Нельзя сказать, что страшно. Скорее, необычно. Как будто попадаешь в параллельный мир… Захожу в помещение в обуви без шнурков. Камера четырехместная. Там сидел мужик, по пояс раздетый. Я смутился от внешнего вида соседа, но вскоре разделся и сам: температура градусов сорок. Воды нет, не бежит она из крана. Деревянные нары, ни матраца, ни постельного белья. Сосед угодил за решетку за неуплату штрафа, как и я. Вскоре привели третьего. По его словам, ругался матом на остановке. За разговорами скоротали ночь. После обеда повезли к мировому судье. Она и присудила двое суток ареста.

— Сильно огорчился?

— Ну как сказать… Разве охота возвращаться за решетку? А решетка оказалась уже в другом месте — в изоляторе временного содержания. Доводилось слышать ужасы про это место. Но был приятно удивлен тем, что увидел. Вежливые полицейские, даже дали три книги.

В камере я находился один. Там чисто, аккуратно. Выдали постельное белье. Температура нормальная. В кране есть вода. Работает радиоприемник. Еще бы телевизор!

Но ведь все равно неволя?

— Да. Но там я реально расслабился. Даже сам не могу себе объяснить отчего. Утром дали две порции каши, хлеб, чай. В общем, чувства голода не испытывал. Перед обедом вывели на прогулку. Нас было человек 15. Шутили, смеялись. Кто-то вспомнил культовый фильм «Хочу в тюрьму». Не только я был приятно удивлен условиями содержания. Нашлись и те, кому здесь раньше пришлось бывать. По их словам, наш изолятор стал цивилизованнее.

Кто-то запел известную арестантскую песню «Постой, паровоз, не стучите колеса». Все подхватили, посмеялись над собой. А самое большое изумление у меня вызвало, когда минут через тридцать после возвращения в камеру открылось окошко в двери и полицейский спросил: «Не хотите позвонить родственникам?»

Говоришь так, словно тебе оттуда выходить не хотелось!

— Ну что вы! Из таких мест всегда хочется выйти побыстрее. Да, цивильные условия содержания — это плюс. Я, как говорится, под впечатлением. Но все-таки ты там выполняешь чужую волю. Когда выходишь на свежий воздух, когда можешь идти куда угодно, делать что хочешь — испытываешь ощущение счастья! Это не передать словами, это надо почувствовать! В обычной жизни мы привыкли к свободе. Не ценим это!

Хотя законы, безусловно, лучше не нарушать.

— Со штрафами теперь не будешь затягивать?

— Нет. Уже научен.

Комиссия следит за порядком

За соблюдением прав административно арестованных и за состоянием камер для них следит общественная наблюдательная комиссия (ОНК) Сахалинской области. В нее входит член Общественной палаты области, священник Русской православной церкви протоиерей Виктор Горбач. Он рассказал, что ОНК сразу нашла общий язык с полицией областного центра.

— Отношения сложились рабочие, между нами налажено хорошее понимание. Руководство городского УМВД слышит все наши предложения, — пояснил он. — Недавно в южно-сахалинском изоляторе временного содержания, где находится камера арестованных по административным делам, был сделан ремонт, о котором давно говорили. Поэтому условия содержания стали лучше.

Опыт общения с нарушителями показывает: большинство считает, что их поместили в камеру незаслуженно. Могли бы так не наказывать, а обойтись штрафом. На это в первую очередь и жалуются членам ОНК.

Но комиссия не занимается такими вопросами и не подменяет собой суд, а только следит за соблюдением условий содержания. Многие еще считают ущемлением своих прав запрет на курение в камерах. Но здесь общественность непреклонна — это требование федерального закона. Чтобы подымить, для административно арестованных отведено специальное место во дворике для прогулок. А вот если задержанные просят пригласить священника, их законное требование быстро выполняют. Кстати, в состав комиссии вместе с православным священнослужителем входит и мусульманский — имам.

Самый же больной вопрос — размещение южно-сахалинского изолятора в подвале. Это понимает и само полицейское начальство. В идеале надо бы построить новое здание УМВД, но быстро это не произойдет. Окончательные решения принимаются не на уровне области, и задача Общественной палаты и ОНК — донести важность проблемы до всех региональных и федеральных структур.

Что касается питания, прогулок и бытовых условий, то здесь, отмечает Виктор Горбач, замечаний не было — ни в Южно-Сахалинске, ни в других районных отделах полиции. Лучше всего такие помещения обустроены в Макарове — там не так давно возвели новое здание для полиции. Самое старое сегодня находится в Поронайске.

График поездок по изоляторам у комиссии расписан заранее, но она может и отступить от него, пойти на проверку раньше срока. Сложилась традиция посещать изоляторы в новогодние каникулы. А еще общественная наблюдательная комиссия проводит прием родственников задержанных или отбывающих наказание в колониях на территории Сахалинской области.

Адрес для писем: Южно-Сахалинск, Коммунистический пр., 39б, офис 401 (для ОНК).

Закон запрещает содержать арестованных за административные правонарушения в одной камере с арестованными по уголовным статьям. Административный арест может быть назначен лишь в исключительных случаях, когда с учетом характера деяния и личности нарушителя применение иных видов наказания не обеспечит реализации задач административной ответственности. При рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным (ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ).

Комментарии (1)

Или

каРот

2019-12-12 18:36:50

если бы каналья не остался доволен! ух он бы у нас поплакал. Я так и не понял, реклама это или антиреклама? Стоит мне туда попадать или нет?