Главному часовщику Эрмитажа понравились на Сахалине люди и музеи

воскресенье, 8 декабря 2019, 10:08

1203

Эксклюзивный материал

Автор: Даниил Панкстьянов

Фото: Денис Таушканов

Михаил Гурьев работает в Эрмитаже 25 лет. Он руководит единственной в России лабораторией научной реставрации часов и музыкальных механизмов. В коллекции знаменитого на весь мир музея насчитывается около 3 тысяч только механических часов, и все являются памятниками художественной и технической культуры.

Во время Дней Эрмитажа на Сахалине островитяне смогли познакомиться с мастером, который согласился дать эксклюзивное интервью корреспонденту РИА «Сахалин–Курилы». И разговор начался, конечно же, с рассказа о наиболее уникальных изделиях, попадавших в его лабораторию.

— Мы занимаемся реставрацией механизмов самых разных типов, эпох и размеров. Работая с ними, окунаешься в историю экспоната, и узнаешь много интересного. Например, есть в музее механические дрожки Егора Кузнецова. Крепостной мастер-самоучка сделал их для императора, надеясь получить за столь необыкновенный подарок вольную. Повозка имеет встроенный орган и верстометр. Звон колокольчика отмечает каждую версту, что дает возможность оценить скорость передвижения. После реставрации мы выкатили ее на Дворцовую площадь Санкт-Петербурга и произвели там настоящий фурор!

Не менее уникальный объект — карманные часы «яичной фигуры» в серебряном корпусе, созданные Иваном Кулибиным в подарок императрице Екатерине II. Каждый час в них раскрываются дверцы и миниатюрные фигурки разыгрывают сценку на библейский сюжет с музыкальным сопровождением.

Невозможно обойти вниманием и необыкновенные часы «Павлин», созданные в XVIII веке в мастерской Джеймса Кокса. Его часовой механизм работает постоянно, а фигуры павлина, петуха и совы, входящие в композицию автомата, заводятся для публики один раз в неделю. Сегодня это один из самых популярных экспонатов Эрмитажа. К тому же единственный в мире крупный автомат XVIII века, дошедший до нашего времени без серьезных изменений и в действующем состоянии.

Фото: из архива Михаила Гурьева

Фото: из архива Михаила Гурьева

Фото: из архива Михаила Гурьева

Фото: из архива Михаила Гурьева

Какое впечатление у вас осталось о Сахалине и о Днях Эрмитажа?

— Ваш остров — интересное место, здесь необычная погода, отличающаяся от средней полосы или севера-запада нашей страны. Люди внимательные, приветливые, но улыбаются нечасто. За все время ни разу не видел здесь пьяных. В Южно-Сахалинске чисто, свежо и непривычно мало европейских машин. Было интересно взглянуть на немногочисленные следы владения частью острова Японией.

В Охе мы смогли посмотреть только местный музей. Обратил внимание на разный уровень экспозиций. Зал, посвященный нефтегазовой промышленности, отличается новой техникой: видно, что это ключевая тема музея.

Как начинался ваш путь в Эрмитаж и почему вы выбрали для Сахалина часы, которые иногда называют даже мистическим атрибутом?

— В начале реставрация часов была моим хобби, которое переросло в профессию. Мне, инженеру-механику, стало интересно, как работают часовые механизмы. Когда исправишь, вычистишь и запустишь механизм, он и правда начинает проявлять какие-то признаки живого существа: движется, звучит. В древности часовщиков часто считали магами, фокусниками и даже слугами дьявола. Я себя волшебником не ощущаю. Мне часы напоминают о жизни, о смерти и вечности.

Сегодня механические часы уходят из повседневной жизни, а с ними и часовщики. Получается, что, восстанавливая музейные экспонаты, мы сохраняем и эту старинную профессию, существующую с XIV века. И работы в Эрмитаже нам хватит на несколько поколений. Кроме того, помогаем другим музеям и организациям, к нам приезжают российские и зарубежные стажеры.

Создание и реставрация часов — это творчество. В нашем случае мир художественный и мир технический сильно переплетаются, и сложно отделить одно от другого. Да, наверное, и не нужно этого делать.

Совершенствуясь в своем деле, я выхожу на другие направления в истории и культуре. Например, работая над астрономическими часами, я с интересом знакомился со временем императора Священной Римской империи Рудольфа II. Именно по его заказу и создали уникальный механизм немецкие мастера в 1584 году. Эти часы впервые после реставрации были представлены на Сахалине в музее книги Чехова.

Раритет, изготовленный Георгом Роллем и Иоганном Рейнгольдом, датируется XVI веком, но отличается необычайной точностью. Астрономические часы с небесными и земными глобусами преподнесли царю Ивану Грозному в качестве дипломатического подарка. 

Фото: Денис Таушканов

 Таких специалистов, как вы, очень мало в мире. Общаетесь ли вы со своими коллегами?

— Мы активно взаимодействуем с музейщиками, часовщиками и антикварами в России и за рубежом. Это помогает искать аналоги реставрируемых часов, прояснять художественные и технические детали. Всякая информация стоит денег, но нам ее предоставляют бесплатно, в расчете на взаимовыгодное сотрудничество. А люди, которые интересуются старинными часами даже в коммерческом плане, достаточно интересны. Ежегодно я участвую в работе приемной комиссии международной художественной ярмарки, проходящей в Маастрихте (Нидерланды). Там удается посмотреть дорогие часы вполне музейного уровня.

Как правило, часовщики по характеру скорее интроверты, замкнутость помогает им глубже погрузиться в профессию. С другой стороны, на моем уровне нужно много общаться: для участия в музейной жизни, для получения информации, необходимой при реставрации, для организации сотрудничества со смежниками — мебельщиками, ювелирами, художниками. Приходится преодолевать свою природную закрытость.

Фото: Денис Таушканов

Фото: Денис Таушканов

Фото: Денис Таушканов

— А с чего обычно начинается реставрация уникальных часов?

— С их исследования: мы описываем, фотографируем, изучаем устройство, анализируем состояние экспоната. Ищем аналоги, проводим экспертизу материалов. Какую-то информацию нам предоставляет их хранитель, какую-то находим сами.

Иногда реставрация затягивается на 10–20 лет. Для некоторых работ нужно, как говорится, созреть. Например, одной из первых предложенных Эрмитажем работ была реставрация «Механического оркестра» И.Г. Штрассера — самого большого механического органа в музее. Первоначально мы отреставрировали только часовой механизм, а к восстановлению самого органа приступили лет через 20, набравшись опыта в ремонте более простых механизмов. Тем не менее работа лаборатории была высоко оценена: в 2010 году нам присудили Государственную премию Российской Федерации в области литературы и искусства.

«

Когда исправишь, вычистишь и запустишь механизм, он и правда начинает проявлять какие-то признаки живого существа: движется, звучит.  В древности часовщиков часто считали магами, фокусниками и даже слугами дьявола. Я себя волшебником не ощущаю. Мне часы напоминают о жизни, о смерти и вечности

»

Михаил Гурьев (второй слева) с сотрудниками Эрмитажа. Фото: из архива Михаила Гурьева

 — Приходилось слышать, что в XVIIIXIX веках часовщиков обучали по 10–12 лет. Как сегодня готовят специалистов такого уровня?

— Да, в то время ученик признавался мастером после того, как сделает часы, демонстрирующие все, чему он научился. И лишь после этого получал право работать самостоятельно. Сегодня, пожалуй, единственный путь — стать учеником у старого мастера или у нас в коллективе. В нашу лабораторию попадают по-разному. Например, Николая Зинатуллина привел отец — один из лучших реставраторов Эрмитажа. А сахалинка Александра Голод изучала реставрацию мебели. Но однажды пришла в лабораторию с экскурсией и очень заинтересовалась. Полгода работала у нас волонтером, а мы присматривались, пытаясь понять, на что она способна. Теперь Саша в штате вот уже два года, хотя считается, что наша профессия мужская, ведь имеем дело с техникой. 

Вообще, молодым людям бы я посоветовал как можно больше пробовать себя в разных профессиях, чтобы понять, к чему лежит душа и имеются способности. Скажем, в нашем деле нужно иметь хорошее пространственное воображение и способность к ручному труду. Еще желательны художественный вкус, музыкальный слух и чувство ритма, не говоря о терпении и настойчивости. И самое главное — должна быть любовь к выбранному делу.  Результата добивается лишь тот, кто требует с себя, а не сваливает свои проблемы на окружающих. Это прописные истины.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или