Малайский Кота-Бару: не спеши, не говори с женщинами, поешь курочки

3490
Вт • 10 декабря 2019 • 09:00
Леонид Хоффер
Фото: Леонид Хоффер
Фото: Леонид Хоффер

РИА «Сахалин-Курилы» открывает цикл под условным названием «Антитревел». Поговорим о неожиданностях и даже опасностях, которые могут встретиться за границей. И первый рассказ — о малазийском городе Кота-Бару, где туристов поджидают недоступные женщины-водители, английский язык, трезвость и курятина.

Кота-Бару — столица султаната Келантан на крайнем северо-западе Малайзии. Недавно Келантан мелькнул на страницах российских таблоидов — в связи с недолгим браком и скандальным разводом султана Мухаммада V и «Мисс Москвы — 2015» Оксаны Воеводиной. Находится относительно небогатый Келантан на задворках страны, а его полумиллионная столица обычно избегаема туристами. Корреспондент РИА «Сахалин-Курилы» устремился туда в поисках аутентичности исламского образа жизни. Оказалось, этого там с избытком. А вот о недостатках разговор особый.

Океан без тротуаров

Азия тотально моторизована. В менее обеспеченных странах основным средством передвижения является мотороллер, в более зажиточных (как Малайзия) — автомобиль. По городу ходить просто некому: туристов нет, а горожане трудятся или общаются в местных комьюнити — рынках или торговых центрах.

Разумеется, в центре есть узенькие дорожки разной степени неровности. Кроме того, малайская «фишка» (приятная, кстати) — это придомовые крытые галереи, укрывающие от невероятно палящего солнца. Но все это — только в центре, да и между тротуарчиками могут располагаться угрожающего вида канализационные ямы или просто какие-то «тектонические разломы». Переместиться в иную часть города можно, только пересекая автоокеан, аккуратно обтекающий того, кто поборол в себе страх быть сбитым.

Фото: Леонид Хоффер
Фото: Леонид Хоффер

Надо отметить, что малайцы — отличные водители. Точнее, водительницы: в рабочее время на дорогах почти одни дамы. Внутригородских автобусов тут нет (не для кого!), а американские светофоры установлены лишь для проформы — движение потоков автотранспорта они регулируют, а вот пешеходные кнопки на них не функционируют. Потому, собравшись с духом, взмолившись местным богам или единому истинному Аллаху, переносишь ногу на проезжую часть и — пошел!

В поисках «апотеки»

Все говорят по-английски. Притом с великолепным произношением и солидным словарным запасом. Откуда в Малайзии — особенно в нетуристических районах — столь отличный English, нам так и не удалось выяснить.

Но сложностей тут две. Первое: удобства ради малайский язык переведен на латиницу — отсюда «basar», «sekolah», «klasik». Поскольку на латиницу переведены также иноязычные заимствования, постоянно возникает путаница с английским языком, ставящая порой в настоящий когнитивный ступор. Особенно зависают телефонные фотопереводчики, на которые мы привыкли возлагать все наши коммуникативные надежды.

Второе и главное. Учитывая повальное незнание русскими туристами английского языка, местные жители в Таиланде, Гоа, Турции облегчают им поиск вывесками типа «апотека», «хотель» или «могозин». Здесь такого нет — это суровый иноязычный мир, в котором без элементарных англоязычных знаний можно просто сгинуть.

Общение по запросу

Келантанцы приветливы и дружелюбны. Но это исламская страна, и их доброжелательность отличается от угодливости и раболепия, к которым русские привыкли на приспособленных для них курортах. В Кота-Бару царят мусульманские нравы, не способствующие публичному проявлению эмоций. Потому все делают вид, что не замечают тебя, хотя белый человек в Келантане — диковина: за двое суток мы насчитали только четверых.

Туземцы старательно наблюдают за тобой, но краем глаза. Только пубертатные девочки откровенно хихикают, пряча лица под хиджабами.

Выход на контакт здесь должен быть инициирован самим путешественником — тогда малайцы улыбчиво и обходительно тебе расскажут и объяснят все, что нужно. Но кросс-культурный порог придется пересекать самому, на свой страх и риск. И не вздумайте пересекать сей порог по направлению к дамам — это исламская страна, где для женщины строго определено социально-функциональное место. Даже если они, красотки в платках, рассекают за рулями современных иномарок. 

Взрыв — не повод для спешки

Здесь никто никуда не спешит. Сложившийся распорядок: вставать с рассветом и работать до обеда, после обеда тупить в тени, пока не спадет жара, вечером еще немножко фиктивно работать, а затем прятаться в свой дом — свою крепость. Понятие «спешка» келантанцам недоступно. Ускорить что-то, применимо к бурному графику современного туриста, просто нереально. Жизнь местных слишком самодостаточна и насыщена, чтобы тратить ее на каких-то чужеземцев.

Когда комфортабельный кондиционированный междугородный автобус (за 70 рублей!), на котором мы двигались в направлении границы, немного взорвался, все спокойно вышли на ближайшей станции, расселись по лавочкам и застыли в ожидании следующего. Он по расписанию — через полчаса.

Келантанцы ощутимо беднее соседних тайцев — но их жизнь выглядит более устоявшейся. Если даже простые тайские крестьяне теперь рассекают на новехоньких дорогущих пикапах и минивэнах, неумело вписываясь в повороты и регулярно давя друг друга, то келантанцы потихоньку ездят на старых и обшарпанных машинах, живут в простеньких домиках, немудрено одеваются, не покрыты многослойными татуировками-пирсингами. Но, вместе с тем, нет ощущения, как в «стране тысячи улыбок», нежданно привалившего богатства — чувствуется, что умеренная обеспеченность давалась малайцам сложно и долго, потому они и дорожат своим образом жизни. 

Полная аутентичность

Это мир ислама — мир для мусульман. Здесь на магазинах — плакаты мусульманской моды, рекламы женских платков-хиджабов, «модных» по какой-то своей внутренней логике. Здесь все едят только курицу или странно пахнущие морепродукты. Здесь в середине дня не найти таксиста, потому что мужчины отдыхают, а женщины не трудятся на публичной работе. Нигде не звучит музыка — зато пространства регулярно оглашаются витиеватым пением муэдзинов, с многочисленных минаретов через репродукторы вещающих о красоте и единственности своей религии.

Наконец, здесь не найти алкоголя! Нам посчастливилось выйти на контакт с местной молодежью и быть приглашенными на тайную и скупую попойку с дорогущим теплым пивом, контрабандно завезенным китайцами из Таиланда. Ночные клубы и бары здесь, разумеется, есть — страна же современная! — но найти их и быть в них принятыми — непосильная для заезжих туристов задача. Здесь краем глаза будут отслеживать каждое твое перемещение, и ты ни на миг не ощутишь себя «гражданином мира», памятуя, что находишься на чужой территории со странными законами и правилами.

Если суммировать, то Кота-Бару — вполне себе интересен. Если, конечно, ты готов к тому, что в любую секунду можешь попасть под колеса авто, стать жертвой местной кухни или получить по шее за кивок не той девице, пытаясь наладить общение с местными.

Больше свежих фото от очевидцев — в нашем Instagram

Подписаться
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru