Пригоршня впечатлений

пятница, 17 января, 07:00

2663

Эксклюзивный материал

Автор: Кирилл Кунгурцев

Полтора года я отсутствовал на моей прекрасной малой родине, для которой, видимо, родился. Как изменился мой родной Южно-Сахалинск? Предложу читателю несколько свежих впечатлений — вольных и совершенно субъективных.

Первое. Холодно. Россия после продолжительной экспедиции по Юго-Восточной Азии кажется бесчеловечно морозной  во всех смыслах. И хотя у меня был перевалочный пункт в еще более леденящем Хабаровске, Сахалин меня совершенно выстудил, вынуждая кутаться в бесчисленные одеяния, подобно капусте или американцам.

Второе. Запах… Я и не предполагал, что в моем восприятии родины этот фактор будет довлеющим. Южный накрыт угольно-бензиновым смогом — ядовитым, но таким родным! А в верхних районах города чуются ароматы горного леса. Должно быть, жители улицы Горького самые счастливые: запахи природы всегда с ними. Хотя, наверное, привыкаешь…

От природного — к людскому. Южносахалинцы живут на дорогах. Тротуары малолюдны и вообще зачастую кажутся непригодными к использованию. Зато дороги заполнены летящим, ползущим, а чаще  стоящим автотранспортом. Кому-то сахалинские пробки, наверное, помогли если не разрешить, то ослабить проклятый квартирный вопрос, «поселив» горожан в их авто. Тонированные стекла, мечтательный взор в смартфон, вся поза, свидетельствующая о «впаянности» в автокресло, — такое ощущение, что люди нашли свое призвание — жить в машине.

Соответствующе выглядит и само дорожное пространство с неизменным черным снегом по обочинам. Заметил, что тротуары почти везде устланы устрашающим ледовым настом.

Откуда он взялся — вопрос к метеорологам, но почему его никто не убирает, хотя этот уличный каток для людей очень травмоопасен? Пока не знаю, кого об этом вопрошать.

Город изменился — стал гламурнее. Снесли почти все живописные бараки, схоронившиеся в самых необычных местах. Жалко только старинные домики по улице Красной с резными палисадами. Без них стало еще меньше старого, русского, исторического… Разумеется, никакой точечной застройки! Это замечаешь сразу. Однако остались потемкинские деревни на проспекте Мира — двухэтажные развалюхи, задекорированные разноцветными занавесками. Об их сносе или ремонте так много и так рьяно говорили и писали, но ничего не поменялось…

А еще снесли Дом офицеров — свидетеля моей юности и надежд на романтическую и стильную модернизацию.

Любимый «Горный воздух» продолжает быть подобен восточной девушке: влечет и отталкивает. Он манит к себе огнями и памятью об адреналиновых инъекциях на его склонах, но отпугивает ценовой политикой и облысевшими склонами Большевика. Лес был еще более любим, чем горные лыжи.

Безусловно, шокируют цены в супермаркетах, на рынках и даже оптовках — на Сахалине нет аналогов материкового «Ашана», «Пятерочки» или «Магнита». И где закупаются сахалинцы со средним доходом — для меня вопрос. Или таковых просто здесь не осталось?

После долгой разлуки родина радует всегда. И всегда травмируют любые ее изменения. Но если постараться выдать что-то объективное, то Сахалин представляется местом для наиболее выносливых россиян (и не только). Для тех, кто готов жить здесь, несмотря ни на какие трудности. Наверное, это и является важнейшей деталью нашего туземного менталитета.

Комментарии (1)

Или

Аноним

2020-01-17 21:49:14

А что не так с ценовой политикой «горного воздуха»?