В сахалинском Чехов-центре премьеру спектакля «Мария Стюарт» отыграли без зрителей

среда, 25 марта, 17:57

581

Эксклюзивный материал

Авторы: Любовь Кондрашова, Сергей Красноухов

Светлана Задвинская в роли Марии Стюарт. Фото: пресс-служба Чехов-центра

Постановка по пьесе Фридриха Шиллера о противостоянии двух королев в островном театре пришлась на нелегкое время, когда в мире царствует коронавирус и связанные с ним ограничения. Корреспонденту РИА «Сахалин-Курилы» посчастливилось побывать лишь на воскресном генеральном прогоне «Марии Стюарт», а вот премьера, состоявшаяся 24 марта, прошла уже в закрытом формате — без зрителей и прессы.

Репетиция была адской

Работая над этим спектаклем, режиссер Олег Еремин ставил задачу сделать трагедию во всей чистоте жанра, без заигрываний с публикой, упрощения материала и его разжевывания. А заодно и понять — примет ли такую версию избалованный зритель?

Трагедию «Мария Стюарт» немецкий поэт и философ Фридрих Шиллер написал в 1800 году. Действие пьесы разворачивается в 1587-м: шотландская королева Мария Стюарт уже 19 лет как изгнана из родной страны. Ее подозревают в причастности к убийству мужа, и она находится в английской тюрьме, куда ее упрятала Елизавета I из-за боязни лишиться трона.

Для постановки Олег Еремин взял за основу перевод Николая Вильмонта — этот текст ему показался наиболее современным. По мнению режиссера, в нем нет лишней поэтичности, как в варианте Бориса Пастернака, и архаичности слога Ивана Лихачева.

Королева Елизавета (Наталья Красилова) в окружении вельмож. Фото: пресс-служба Чехов-центра

Еремин не стал переделывать стихотворную пьесу в прозу, дабы не облегчать ее восприятие. И зрителю действительно придется поднапрячь внимание, слушая монотонно-распевные монологи героев.

— Убежден, что мы должны немножко приподнять зрителей. Они совсем потеряны в этом сериально-развлекательно тупом контенте. Надо вытаскивать людей оттуда, как бы им тяжело ни было, — считает режиссер.

По его словам, серьезную работу проделали и артисты, занятые в спектакле. Для них проводили тренинги, на которых служители Мельпомены учились доносить сложный материал до публики. Работа, как утверждает режиссер, была адской, но конечным результатом он остался доволен.

Капризы модных вельмож

На декорации создатели спектакля не поскупились. Сначала действие разворачивается в темнице Марии Стюарт на фоне футуристичной и устрашающей башни с лестницами-стеблями. Позже антураж сменится кардинально — на сцене появятся четыре куба-экрана. На них будут транслировать видео с актрисами, играющими главных героинь,  — Светланой Задвинской (Мария Стюарт) и Натальей Красиловой (Елизавета I). А вот верхушка башни, напоминающая очертаниями гигантскую корону, останется с нами до конца этой истории, что бы ни происходило внизу.

Пока королевы и вельможи решают на сцене свои вопросы, две красивые женщины на экранах живут своей жизнью: радуются и грустят, эротично едят мороженое, зажигательно танцуют и поют, смотрят на зрителей и героев пьесы то с удивлением, то с укором. Пару раз мелькнут кадры с простыми сахалинцами, снятые во время творческой встречи Светланы Задвинской со зрителями.

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Оформлением сцены и костюмами в «Марии Стюарт», как и в предыдущих постановках Олега Еремина в Чехов-центре («Скупой», «Собачье сердце»), занимался художник из Санкт-Петербурга Сергей Кретенчук. И наряды в этих спектаклях — отдельный вид искусства.

Елизавета, как и подобает монаршей особе, носит неуклюжие кринолиновые платья, а на лице сияет макияж из страз. Ее невольница Мария облачена в лаконичный черно-белый наряд. Впрочем, некоролевский внешний вид не помешает ей блестяще появиться на сцене в первом акте под ритмичную музыку, подмигивание софитов и искрящиеся фонтаны — и блистать вплоть до финала.

Мужчины в спектакле разряжены так, будто только-только сошли с модных показов. Шуба-чебурашка, кожаный плащ, бархатные и атласные пиджаки, модная олимпийка, золотой топ, серьги-люстры — чего на них только не увидишь!

Королева в пакете

В постановке очевидно не только историческое противостояние двух королев, но и борьба мужского и женского. О чем в своем монологе говорит Елизавета — хотела править по-мужски, невзирая на женскую природу. Много лет она позиционировала себя девственницей, которой чужды страсти, но ей пришлось поменять свои убеждения в угоду государственным интересам.

И вот здесь консервативного театрала может обескуражить женская «слабина». То Елизавета вытирает одним платком слезы и промежность, после чего вручает его подданному, то она же кайфует от удушья с пакетом на голове, параллельно решая государевы вопросы. Здесь, пожалуй, стоит напомнить, что спектакль предназначен для зрителей старше 18 лет.

Вильям Сесиль (Антон Ещиганов) и Мария Стюарт (Светлана Задвинская). Фото: пресс-служба Чехов-центра

Нарочитая женственность наблюдается и в образах мужчин-вельмож: именно они плетут основные интриги и пытаются склонить чашу весов в удобную им сторону. Так, Вильям Сесиль (Антон Ещиганов) предпринимает все возможное для казни Марии. Мортимер (Роман Мамонтов), очарованный шотландской королевой, постарается ее уберечь, но сдастся. Роберт Дадли (Владимир Байдалов), чей план по примирению монархинь в итоге провалится, до последнего будет метаться между страстью и властью. Именно на мужские плечи Елизавета переложит исполнение своего судьбоносного решения, на себя она взять эту ответственность так и не сможет.

Пять взмахов топором

Чувствуется, что в своей постановке Олег Еремин припрятал множество намеков-пасхалок, разгадать которые по силам лишь интеллектуалам. Впрочем, сам режиссер наличие загадок отрицает и советует «ничего не расшифровывать, а просто расслабиться, смотреть и слушать».

Финал пьесы останется за кадром — казнь Марии зрителям показывать не будут. Облаченная в изумрудное пышное платье королева лишь попрощается со своими верными подданными и попросит кормилицу проводить ее в последний путь. Дальше с нами останется отрывок из книги биографа Грэма Родерика, вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей», который зачитает Елизавета, и наше воображение.

Раз — королева вступает на эшафот, обтянутый черной тканью. Два — с нее снимают платье, и она остается в красном белье. Три — Мария кладет голову на плаху. Четыре — палач промахивается и бьет ее топором по затылку, королева даже не шелохнется. Пять — …

Кормилица Анна Кеннеди (Анна Антонова). Фото: пресс-служба Чехов-центра

Несмотря на то что исторически соперничество Марии и Елизаветы завершилось победой последней, каждая из них могла оказаться на месте другой, к этому в их биографиях были все предпосылки. Елизавета подростком чудом избежала казни, а Мария в любой момент могла занять английский престол.

— Я понимаю, что здесь трагедия разделена на двух героинь, возникает вопрос: для кого эта история более трагична? Мои симпатии на стороне Стюарт — наверное, потому что она оказалась жертвой при столкновении старого мира, представителем которого является, и нового в лице Елизаветы, который перемалывает прежнюю эпоху католицизма и монархизма, — отметил режиссер.

Комок в горле, чтобы не удавиться

По его словам, в постановке удалось сохранить атмосферу романтизма и гуманистическое начало, присущие пьесе Шиллера, и в целом все сложилось удачно.

— Я хотел, чтобы после просмотра создалось ощущение комка в горле, но не до такой степени, чтобы потом хотелось удавиться, — поделился Еремин.

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Роберт Дадли (Владимир Байдалов). Фото: пресс-служба Чехов-центра

Мария Сюарт и ее главный смотритель Эмиас Паулет (Виктор Крахмалев). Фото: пресс-служба Чехов-центра

Елизавета I. Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Домоправитель Марии Стюарт Мельвиль (Леонид Всеволодский). Фото: пресс-служба Чехов-центра

В центре: камеристка Марии Стюарт Маргарита Кэрл (Мария Каратамакова), по бокам: служанки Марии Гертруда (Анастасия Жаромская) и Роземунда (Ирина Женихова). Фото: пресс-служба Чехов-центра

Мария Стюарт перед казнью. Фото: пресс-служба Чехов-центра

Елизавета и граф Джордж Толбот (Константин Вогачев) Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

Елизавета и офицер гвардии (Никита Скавыш). Фото: пресс-служба Чехов-центра

Фото: пресс-служба Чехов-центра

А вот на вопрос, хотел бы он жить в XVI веке, Еремин сказал, что еще два с лишним месяца назад он бы ответил на него однозначно. Но сейчас, наблюдая за тем, что происходит в мире, считает, что мы и так живем в Средневековье с приставкой «нео».

— Народ, конечно, мало изменился. Когда ты видишь, как призрачный вирус превратил людей в первобытных существ, которые, как бараны, начинают метаться из стороны в сторону, понимаешь, что ничего, кроме появления гаджетов и прочих инноваций, не поменялось. И это не очень радует! — заключил Еремин.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или