Заброшенные участки старого кладбища в Южно-Сахалинске пугают горожан «убитыми» могилами

суббота, 16 мая, 16:31

1208

Автор: Игорь Снегин

Фото: skr.su

Место, где люди находят последнее пристанище, священным считают практически все религии. Однако содержат в порядке погосты у нас далеко не везде. Некоторые участки старого кладбища в областной столице буквально шокируют. В этом убедился корреспондент РИА «Сахалин–Курилы».

Забытые и заброшенные

Мои родные полегли вдали от этих мест — в Белоруссии, на Донбассе, в Белгородской области... У одного товарища предки упокоены тоже неблизко — на Черниговщине, у другого, слава богу, еще все живы и здоровы. Поэтому приноровились в родительские субботы  поминать предков символически на ближайшем местном погосте.

Это кладбищенский комплекс № 1, расположенный сразу за областной больницей. Но из-за борьбы с известным вирусом выставленная у ворот лечебницы охрана сократить путь не разрешила. Пришлось от проспекта Мира идти в обход мимо автобазы с сердитыми псами, вдоль накренившегося бетонного забора, отсекающего от старого погоста выросшие за последние десятилетия бизнес-корпуса. Тут же большая  металлическая сетка, символизирующая ограду последнего пристанища. В ней зияет внушительная брешь. Кто-то просто снес целую секцию. Шагнув в проем, оказываемся на другой планете. Угнетающе бесхозной. Со всех сторон мы окружены заброшенными, ржавыми и сгнившими памятниками.

— Все здесь будем, пусть и в разное время, — разряжает известной сентенцией  неловкую паузу один из нас, стараясь побыстрее покинуть жутковатый сектор кладбища, который особенно не пощадили непогода, время и наш общий пофигизм. 

— Родные, видимо, давно уехали с острова, вот и некому ухаживать, — резюмирует самый молодой из нас.

 — А в тех же клятых Штатах, Европе да и ближайшей Азии, — вспоминаю я, — могилы, как и колумбарии, содержатся муниципалитетами практически в идеальном состоянии…

Повисает неловкая пауза, потому что объяснить все это цензурной лексикой нельзя, а грубо выражаться на кладбище не хочется. Я вслух вспоминаю белгородский бескрайний погост, где городская ритуальная контора выдает паспорта захоронений и старается  следить за порядком. Добротную же уборку, очистку от сорняков, покраску, как и общий присмотр, можно оплатить. Причем далеко наперед, если уезжаешь. Бывший директор южно-сахалинских кладбищ мне как-то говорил, что они тоже пытаются внедрять подобную практику. А вот с нынешним руководителем, назначенным несколько месяцев назад, еще толком пообщаться не получилось, ведь для общения с журналистом нужно разрешение пресс-службы мэрии. Впрочем, этот барьер не самый большой в бюрократических дебрях.

Среди всего этого земного кладбищенского ужаса с сахалинской спецификой иногда попадались, обжигая, алые пятиконечные звезды, демонстративно зачем-то обновленные на давно источенных беспощадным временем памятниках. От этого они смотрелись еще более дико у провалившихся или ставших безымянными могил.

Предполагаем, что тут могут лежать ветераны Великой Отечественной. И правда, на многих постаментах с трудом, но все же можно прочитать даты рождения усопших. По большей части это начало-середина 20-х годов прошлого века. Вполне могли успеть на войну. Впрочем, немало под звездами и тех, кто родился уже после Победы.

Чем ближе к центральной аллее, тем чаще попадаются  ухоженные островки. Но подавляющее большинство могил вызывает шок, глухое возмущение внутри нас, живых. Настолько примитивно и убого устроен погост, который расположен посреди областной столицы. Неужто так глубоко на нашем любимом острове пустил корни пресловутый дух временщика?

Фото: skr.su

Фото: skr.su

Фото: skr.su

Фото: skr.su

Фото: skr.su

Фото: skr.su

Фото: skr.su

Фото: skr.su

Островки забытой памяти

Именно на этом кладбище застыла полувековая история главного города области. О многих, если не всех, захоронениях можно рассказывать и рассказывать. Возят же во всех приличных городах мира туристов по их желанию и на погосты. Москва с Питером не исключение. Здесь они, затаив дыхание, слушают о великих и разных, знаменитых и просто удивительных людях или просто приходят возложить цветы, тихо постоять у обелиска, думая о временности сущего, вслушиваясь в биение собственного сердца.

Этот погост часто посещают иностранцы. В основном японцы. Здесь в центре стоит более-менее ухоженный мемориал со стелой в память о почивших жителях Тоехары. Уверен, сопровождающим их сахалинцам стыдно за общий убогий фон и короткую память. Но такова сегодняшняя реальность. В другом месте, у входа на это кладбище, есть символический памятник всем почившим корейцам. Русским общего обелиска нет и в помине.

Между тем на первом погосте немало могил личностей исторических, свершавших подвиги в войну и мирное время. Здесь упокоен прах Героев Советского Союза Мансура Хасаншина, Владимира Никишова, Михаила Федотова, Героя Социалистического Труда Николая Редкокаши...

Недалеко от единственного официального входа со стороны улицы Ленина, который теперь можно и не заметить из-за придавивших кладбище строений, ухоженная могила Владимира Ааса. Пионера, комсомольца, красноармейца. О непростой судьбе парня и невероятном подвиге его матери уже писало РИА «Сахалин–Курилы». Летом 1941 года он в числе лучших эстонских школьников был награжден путевкой во Всесоюзный пионерлагерь «Артек» в Крыму. Там его с товарищами и застала Великая Отечественная. Родную Прибалтику стремительно оккупировали фашисты. Несколько лет, оберегаемые властью всех уровней, они кочевали по России. Ребятишек берегли как зеницу ока от пуль и снарядов, лишений, страданий.

Повзрослев, Володя рванул на фронт. Война уже близилась к финалу, но он успел свою горькую чашу с привкусом дыма и крови хлебнуть сполна, внеся свою лепту в Победу. А спустя годы, приехав в Южно-Сахалинск, стал военкомом. Пережитое, наверное, сказалось на судьбе. В мир иной он ушел рано, в 51 год, оставив сына и любовь всей жизни — жену, которую и встретил на острове.

А сколько еще других ветеранов Великой Отечественной лежит здесь?! Наверное, сотни, если не тысячи. Кто считал? И каждый вправе дождаться своего летописца. Ведь это, как некогда подметил поэт, нужно не мертвым, а нам, живым. За каждым стершимся холмиком своя неповторимая история, свой почерк длиною в жизнь. Что мешает проанализировать, кликнув перья, издать серию сборников? Дело полезное, совсем не разорительное для казны и важное для потомков. Но пока на погосте нет даже самого элементарного: общего плана, указателей вдоль дорожек.

Много здесь и других достойных людей. Покорителей воздушного и морского океанов, горняков, водителей, учителей, строителей,  просто замечательных людей самых разных профессий. Кстати, рядом с японским мемориалом мы насчитали сразу не менее трех (!) больших захоронений советских летных экипажей гражданского флота. Не могу сказать, что в идеальном состоянии. Скорее, в терпимом. При желании, можно выпустить отличный справочник-путеводитель. Тем самым не дать всеядному времени поглотить историю нескольких поколений сахалинцев. Но пока здесь нет ни таблички с рассказом или пояснениями ЧП, подвига, трагедии. Ни-че-го. Однако все еще поправимо.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или