Валерий Лимаренко: Мы готовы к самым нестандартным решениям

Сюжет: Новости без коронавируса

1741
Вт • 23 июня 2020 • 12:30
Анна Ленская
Фото: правительство Сахалинской области
Фото: правительство Сахалинской области

Глава островного региона Валерий Лимаренко дал интервью журналисту телеканала ГТРК «Сахалин». Губернатор в диалоге подробно рассказал о том, как Сахалинская область справляется с коронавирусными проблемами, к чему приведет секвестирование бюджета и как развивается ситуация с созданием дальневосточной авиакомпании на базе всем известной «Авроры». РИА «Сахалин-Курилы» публикует текстовую версию выступления Валерия Лимаренко для федеральной аудитории в формате «вопрос-ответ».

— Валерий Игоревич, главной темой последних месяцев остается борьба с распространением коронавирусной инфекции. Уйдем от статистики: она меняется каждый день. Расскажите, как в целом вы оцениваете работу по организации эпидемиологических и санитарных мер? 

— Это сложная тема. Просто сказать, что я думаю, что мы успешно управляем этими процессами, было бы неправильно. Правильный ответ такой: тактику и стратегию, которой мы пользуемся, удается выдерживать буквально так, как мы и планировали. Тактика была выбрана таким образом, что мы начали потихоньку отгораживать наши острова от посещений со стороны: сначала от людей, которые выезжали из-за границы, потом от пассажиров, которые приезжали из Москвы — поскольку очаг пошел оттуда. Потом из Хабаровска, из Владивостока, с Камчатки и так далее. Мы все делали по здравому смыслу — следили за тем, что происходит в других странах и Москве, и принимали решения. Получилось так, что мы приняли все нужные решения на неделю-две раньше, то есть были на шаг впереди.

За все время эпидемии нашим пациентам ни разу не потребовался аппарат ИВЛ, не говоря уже о реанимации и так далее. Если поступит вакцина — мы рассчитываем, что она будет готова в этом году — то у нас точно никто не умрет, не заболеет тяжелой формой болезни с осложнениями. Мы будем считать, что мы победили.

Мы — общество сахалинцев и курильчан — единая команда, которая борется с этим явлением. И я хочу вам сказать следующую вещь: я считаю, что у нас рекордная дисциплинированность. Жить все равно надо, жить полноценной жизнью, но в условиях, которые у нас существуют. С поправкой на эти условия, я считаю, мы вполне можем жить и дальше. 

— Режим самоизоляции сильно ударил по малому и среднему бизнесу. Вы – как человек, который управляет разработкой мер поддержки предпринимательства, как оцениваете уже принятые решения? Достаточны ли они?

— У нас пострадало сразу несколько видов деятельности: развлечения, туризм, рестораны и фитнес, большие ТЦ, салоны красоты, парикмахерские — все это замерло. И дальше нужно было создать этому бизнесу условие так называемого спасательного круга — речь не шла о том, чтобы полностью компенсировать все потери. Я считаю, что у нас это прошло очень гармонично. Давайте скажем откровенно: руководители торговых центров по-божески отнеслись к арендаторам. И сейчас надо этому бизнесу помогать, раскручивать, чтобы он снова становился на крыло. Но лучшая помощь — это то, что они открылись и начали работать. Сейчас они потихоньку будут раскручиваться.

Я считаю, что никто не должен «умереть» как предприниматель — ни один бизнесмен. Если такие все же найдутся, то они должны прийти и сказать: у нас такой ущерб, что мы не можем больше работать. И мы должны будем им посодействовать. У нас есть ресурс Бизнес.Сахалин.Онлайн, откуда мы получаем актуальную информацию о проблемах предпринимателей, встречаемся с ними и все время задаем вопрос: справляются ли они?

Видео: ГТРК «Сахалин»

— А если предпринимателю все-таки не удалось продержаться, что будет предпринято для того, чтобы сохранить его коллектив? Может быть, вы решите вопрос с трудоустройством специалистов, например?

— Мы готовы к самым нестандартным решениям. Еще раз хочу сказать: я специально этот вопрос задавал, причем не раз. Когда люди пишут мне, задают вопросы, — отвечать неправильно нельзя. Потому что у нас есть культурный код, и все понимают, что это такое: если человек обращается, нужно приложить все усилия, чтобы ему помочь. Любой вызов, который будет у человечества, или у страны, или в нашем регионе, например, — его надо воспринимать не только как нанесенный удар, но и как ступень для развития.

Любой кризис — это не только неприятность, но и возможность. В конкурентном смысле мы сильно выиграли из-за того, что у нас основная экономика все время работала, и в том, что у нас медицина подтянулась благодаря этим проблемам. К тому же наше общество стало более единым — мы за этим следим. Как только начинается внутреннее недовольство чем-то, мы это слышим и быстро принимаем решения. Но не в угоду этим жалобам, а потому, что мы — власть — также считаем себя частью общества. Мы все время слышим, где больно.

— Кстати, к вопросу о работе на фоне коронавируса. Текущая эпидемиологическая обстановка как-нибудь повлияла на KPI, которые вы поставили своим подчиненным? Система оценки результатов их работы изменилась?

— Все, что запланировали — все осталось по-прежнему. Мы скидку на коронавирус вообще не делаем. Если у нас есть план на постройку 430 тысяч квадратных метров жилья, то за полугодие выполнено 100 процентов работ, за первый квартал — 100 процентов. Я имею в виду результат плановый и фактический. Во всех остальных отраслях приблизительно то же самое.

— Очень жестко сейчас стоит вопрос секвестирования бюджета, он вызывает много споров и обсуждений. В частности, много беспокойства вызывает финансирование социальных программ. Что в этом направлении предпринимает правительство Сахалинской области?

— Все социальные программы сохранены. В реальности у нас будет удар по бюджету развития, то есть по стройке. Но в этой ситуации все, что начали, мы продолжаем строить. Объемы строительства мы стараемся не уменьшать. Подрядчикам говорим: стройте, будем деньги искать. Где-то займем, где-то сдвинем сроки сдачи с текущего года на следующий. Но в целом будем стараться, если в будущем году не будет такого секвестра, вернуть все на круги своя.

План такой: ничего не потерять. Хотя мы собирались запускать много новых строек, сначала будем тратить деньги на то, что надо достраивать. Потом займемся новыми проектами. Где-то, возможно, не в этом, а в следующем году начнется строительство. Но все же мы стараемся не секвестировать проектирование, чтобы был запас. В прошлом году очень много сил было потрачено на то, чтобы спланировать как можно больше объектов. Тогда у нас появляется пространство для маневрирования ресурсами, и можно при необходимости что-то начать быстро.

Почему я всем строителям говорю: стройте — продолжайте сколько сможете. Потому что мы, как правило, находим возможность заплатить. А если не можем — при том, что объект уже готов, дело сделано, пользу людям принесли — долговые обязательства не опасны для нас и партнеров. Сахалинская область — должник, который имеет хорошие экономические возможности. Расплатимся на месяц-два, ну, может, на полгода позже. В рассрочку что-то заплатим, пени и штрафы выплатим, договоримся.

Наша экономика не может просто «встать» и ждать, когда деньги придут. Она работает, как работают и строительные мощности, и кадры. Если деньги запаздывают или что-то в этом роде происходит, можно делать перекредитовку или заплатить неустойку. Но если дело уже сделано, стройка готова — это и есть результат. Неустойки и прочее — это шероховатости. Если доверие бизнеса к власти высокое, то бизнес будет строить, строить и строить. А власть будет платить, платить и платить.

У нас, например, за один год мэр Углегорского района выполнил три плана по ремонту фасадов. И многие сейчас так работают. Да, мы не сразу деньги отдали, но в итоге рассчитались — и если что-то там осталось, то это очень быстро будет оплачено. Но главное — тот факт, что люди уже пользуются фасадами.

Строители, которые возводят нам жилье, задают вопрос: а деньги есть, чтобы строить? Я говорю четко и ясно: стройте, пожалуйста, жилье. Мы будем его выкупать. Возможностей для этого много: либо напрямую для переселения людей из аварийного фонда, либо с помощью молодежи, которая получит «дальневосточную ипотеку», либо по другим социальным программам. Если экономика работает и объемы строительства растут, за этим процессом тянутся деньги. Это правильно выстроенная модель работы. Нам нужно быть все время должными строителям, которые строят новые объекты, а не наоборот.

Мне задавали вопрос, касающийся Охинского района: якобы туда мы не дали денег на строительство жилья. Но в прошлом году мы выделяли средства, а их там не использовали. И мы эти суммы перевели в другой район. Бизнес в Охе теперь не доверяет власти и не строит впрок. А в остальных районах жилье строится и выкупается.

Видео: ГТРК «Сахалин»

— Кстати, о жилищном строительстве. Вы недавно ездили на Итуруп. Там сдавали дом для переселенцев из аварийного фонда, которые уже не верили, что дождутся новоселья в хороших квартирах. Как в дальнейшем будет развиваться работа по переселению собственников из ветхого и аварийного жилья? 

— Я прогнозировал, что миллион квадратных метров жилья в Сахалинской области мы переведем в статус аварийного. У нас есть общая программа и по каждому району понятно, где и что мы строим, кого и куда переселяем. План сбалансирован, но логично, что возникает простой вопрос: намерены ли мы решить эту задачу? Мы считаем, что в ближайшие семь лет мы в основном ее решим. Когда я говорю «миллион», это моя оценка. А когда придут эксперты, эта цифра может стать и больше, и меньше — это вопрос времени. В этом году расселяем 126 тысяч квадратных метров. И 430 тысяч «квадратов» мы строим — это ипотечное и арендное жилье, индивидуальное жилое строительство. Я считаю, это очень перспективное направление. Пускай люди строят. А мы будем им помогать и дальше.

— Еще в вашу бытность и.о. губернатора одним из первых ваших шагов был возврат рейсов компании «Аэрофлот» на Сахалин. Сейчас вы лоббируете создание региональной авиакомпании с базированием в островном регионе. Но с аналогичными предложениями выступают и другие губернаторы Дальнего Востока. При этом Минтранс России говорит, что денег на этот проект не даст. Зачем нам ввязываться в эту инициативу?

— Мы — островной регион. И у нас должна быть мощная авиация и хороший флот. Именно поэтому мы пытаемся войти в Северный морской путь. Именно поэтому мы вносим инициативы, связанные с развитием авиации. Я считаю тот факт, что у нас есть авиакомпания «Аврора», преимуществом — мы должны его развивать. Когда возник вопрос о том, что на базе какой-то авиакомпании должен появиться дальневосточный перевозчик, это была задача правительства России. Президент давал такое поручение. Мы тут же вышли с инициативой развивать этот проект на базе «Авроры».

Ситуация сегодня такова: «Аврора» — это сильный партнер, и государство видит в «Авроре» базовую компанию. А мы оцениваем все дальневосточные компании как наших потенциальных партнеров для того, чтобы объединить усилия. В этом нет ни конфликтов, ни конкуренции. Мы можем только объединиться, чтобы прийти к успеху. Просто «Аврора» — это самая крупная компания на Дальнем Востоке, самая развитая и с хорошим показателем — миллиард рублей прибыли за 2019 год. Там сильное, авторитетное руководство.

Если эти самолеты будут летать, потребуется 10 миллиардов субсидий. Но, условно говоря, каждый субъект должен найти у себя деньги — кто-то миллиард, кто-то полмиллиарда, чтобы своих людей обеспечить этими перевозками. Мы посчитали, что еще порядка 18-19 миллиардов нужно на межрегиональные перевозки. Но эти маршруты охватят весь Дальний Восток и Арктику: это ведь огромный кусок страны. Сейчас будем отдавать проект наверх, чтобы его перепроверили. Может быть, будут замечания и дополнения.

Но в целях консолидации все региональные компании должны войти в единый консорциум, чтобы вместе летать и обслуживать маршруты — с единым центром, где будет главное звено управления. Мы хотим, чтобы человек, который сел в самолет и полетел куда-то, пересаживаясь по пути, чувствовал себя под опекой одной компании — даже если на самолетах написаны разные названия. В общем, чтобы было как у «Аэрофлота».

Но правительство Сахалинской области хотело бы оставить за собой контрольный пакет акций, потому что наша компания «Аврора» станет базой, на которой этот проект удалось реализовать. И сейчас мы ведем переговоры с «Аэрофлотом» по оценке и последующему выкупу этой компании.

Видео: ГТРК «Сахалин»

— В 2021 году вы отдаете в федеральные руки автодорогу Южно-Сахалинск — Оха. Но сейчас там продолжаются ремонтные работы. Будете ли вы их завершать за счет областного бюджета?

— Договорились так: все, что мы начали строить, мы завершаем. Это будет работа в текущем году и частично в следующем, но с великой надеждой, что дальнейшее строительство и эксплуатация пойдут за счет федеральных денег. Я не расцениваю это как подарок судьбы — это в какой-то степени диалог, обсуждение, компромисс. Но он идет в правильном направлении, потому что высвобождающиеся деньги мы хотим пустить на муниципальные нужды. Мы уже сейчас, не дожидаясь передачи прав собственника, отдали региональные деньги муниципалитетам, на актуальные проблемы.

Я очень недоволен тем, как у нас идут дела по дорогам. Нужно искать какое-то необычное решение, потому что у нас только треть дорог имеет твердое покрытие. В других регионах, может быть, сами дороги не очень хорошие, но 80 процентов сети — с асфальтом. У нас до сих пор огромное количество грунтовых трасс.

— В заключение беседы — еще один актуальный вопрос. Вся страна в эти дни готовится к голосованию по поправкам в Конституцию. Какие из нововведений вы считаете особенно важными для сахалинцев и курильчан, а какие — приоритетными лично для вас?

— Есть одна поправка, которую многие недооценивают, а для меня она имеет первостепенную важность. На наших островах мы создали такие социальные программы, которые выводят нас на первое место в России по ряду показателей. Это объективные цифры — по количеству программ и ресурсов, которые мы на них тратим, по защищенности жителей, по уровню бедности мы или первые, или вторые. Я всегда ставлю задачу, чтобы мы были первыми. Мы уже всех победили по стоимости потребительской корзины в пересчете на зарплату, теперь говорим о расширении перечня продуктов. Но, если не закрепить это конституционной нормой, все эти социальные обязательства, чтобы защитить их от инфляции — можно это просто потерять.

Обращаю ваше внимание: то, что у нас сегодня есть, в случае гарантированной индексации позволит Сахалинской области остаться на первом месте по России. И если кто-нибудь когда-нибудь захочет забрать деньги из нашего бюджета, как несколько лет назад, то он просто не сможет этого сделать. Потому что изъятие этих денег провоцирует дефицит бюджета, который ничем не обеспечен. Мы платили человеку деньги и должны продолжать их платить. Потому что если мы их отнимаем, это против совести, а завтра — еще и против Конституции. Не только отделять, но и обсуждать это нельзя. Это будет импичмент, потому что таким решением тот, кто хочет это сделать, просто переступит через Конституцию.

Новости Сахалина и Курил
ВКонтакте

Подписаться
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru