Cахалинский водолаз со стажем считает каждое подводное погружение неповторимым

среда, 29 июля, 16:08

943

Эксклюзивный материал

Автор: Вероника Шофман

Фото: архив Бориса Стратьева

Каждый спуск под воду такой же рискованный, как и первое погружение, приходится находить выход из любых внештатных ситуаций. О нюансах необычной работы водолаза  узнал корреспондент РИА «Сахалин-Курилы».

Страшное Черное море

Борис Стратьев работает водолазом уже 33 года. За это время он не раз попадал в опасные ситуации, когда решение приходилось принимать за секунды. Но работа водолазного специалиста связана не только с экстримом. Помимо погружений, в его обязанности входит руководство спусками, подготовка документов, проведение аттестации сотрудников, обслуживание объектов компании «Сахалин Энерджи». Специалист наблюдает за платформами и причальными сооружениями, заменяет кингстонные, водозаборные и противопожарные решетки и устраняет поломки. Водолаз часто повышает свою квалификацию на курсах в Москве, передает знания и опыт коллегам.

Когда-то молодой Борис сам впервые оказался на глубинеСвое первое погружение помнит в деталях.

— Я спустился под воду в Черном море возле морского торгового порта Усть-Дунайск. Тогда только окончил мореходку. Несмотря на то что я еще не был профессиональным ныряльщиком, меня взяли работать на спасательное судно. Там водолазы впервые надели на меня баллон, и я погрузился под воду. Признаюсь, было очень страшно, вынырнул — глаза по пять копеек, еле отдышался! — вспоминает собеседник.

Фото: архив Бориса Стратьева

В плену у тесной трубы

Как оказалось, дебютное погружение было всего лишь робким знакомством с водой. Борис до сих пор открывает для себя новые детали подводного мира, щедрого на сюрпризы, порой неприятные.

Однажды пришлось спасать жизнь своему напарнику.

— Когда служил в Мурманске, вместе с коллегой отрабатывал поставленные задачи на глубине 18 метров. На 20 метрах у людей иногда возникает азотное отравление. Это довольно страшное состояние, когда сводит мышцы и по всему телу идет судорога. С моим напарником именно так и произошло, — делится Борис. — Пришлось помочь парню всплыть на поверхность. Я делал все осторожно, чтобы он не получил баротравму или кессонную болезнь. Эти заболевания сильно влияют на здоровье: в первом случае травмируются органы и ткани, во втором может наступить паралич или смерть. С возрастом после таких диагнозов суставы и кости становятся более хрупкими и разрушаются. В тот раз напарник потихоньку вышел из болезненного состояния и выздоровел, — рассказывает водолазный специалист.

Бориса вода тоже испытывала на прочность. Однажды мужчина запутался и не мог выбраться из тесной трубы, защищенной кингстонной решеткой. Она не дает заплыть рыбе и другой живности в трубы, которые снабжают водой платформы и суда. Водолазы чистят кингстоны (клапаны, перекрывающие доступ в корабельную систему, сообщающуюся с забортной водой) от ракушечного обрастания, чтобы пожарная система судна всегда была готова к работе. Стратьев подумал, как можно спастись, перестал паниковать и аккуратно выбрался.

Мой собеседник считает, что в сложные моменты нужно сохранять самообладание и думать, как исправить ситуацию, отодвинув эмоции на задний план. Он утверждает, что многое в  работе на воде зависит от слаженной команды и грамотного руководителя. Для Бориса важно, чтобы начальник давал понятные задачи, так на глубине чувствуешь себя увереннее.

Фото: архив Бориса Стратьева

Фото: архив Бориса Стратьева

50 килограммов комплекта 

Дополнительные сложности водолазам добавляют и погодные условия.

— Наше снаряжение предназначено для работы в любое время года. Костюмы водообогреваемые, поэтому мы погружаемся даже холодной осенью. Единственное —  в это время часто штормит, иногда приходится ждать, когда море успокоится, и откладывать подводные «вахты». Зимой мы гораздо реже спускаемся под воду, наблюдаем, когда на севере уйдет лед, чтобы обслужить платформы. Подо льдом работаем только в случае аварий или срочных заданий, — разъясняет Стратьев.

Борис добавляет, что к водолазному снаряжению нужно привыкнуть. Один только шлем весит 12 килограммов. Если дополнить его специальными приборами, вес увеличится  на три единицы. Баллон с воздухом потянет уже на 15 килограммов. Полный комплект — 50 килограммов, и такую тяжесть водолазы каждый раз надевают на себя. Удивительно, но от груза не страдает маневренность, профессиональный комплект специалиста выполнен так, что работать в нем довольно удобно.

— В наше спецоборудование входят гидрокостюмы, шлемы, компрессоры. У каждого сотрудника три контейнера со снаряжением, мы называем это водолазной станцией, — объясняет мой собеседник.

Фото: архив Бориса Стратьева

Перерыв в барокамере

Под водой иногда приходится находиться несколько часов. Как сообщил Борис Стратьев, время зависит от сложности работы. Когда операция проходит на глубине 20 метров, на задание тратится 2–3 часа. Если водная толща примерно 12 метров, порой хватает и 40 минут. Бывают и смешанные режимы работы, когда нужно выходить в барокамеру, затем выполнять следующее задание, это занимает 3–5 часов.

Стартьев рассказал, что самое интересное задание он выполнял на Сахалине.

— Как-то работал на буровой платформе, на глубине менял защитную решетку. Ее ставят, чтобы объекты получали охлаждение двигателей при эксплуатации. Задание было многоэтапным. Мы погружались несколько дней по 40 минут. Водолазная команда получила азотный наркоз, иначе говоря — опьянение под водой, но это не испортило впечатлений, — делится Борис.

Мой собеседник не отрицает, что работа водолазного специалиста является одной из самых трудных и опасных профессий. В современном мире некоторых рисков можно избежать благодаря подводной робототехнике. Однажды Борису довелось работать в паре с роботом, а точнее, с  телеуправляемым необитаемым подводным аппаратом. Его действия координируют пилоты с судна или с берега. Но устройство может выполнить не все задания. Робот не починит винты и не получит доступ туда, куда пройдет человек.

Поэтому, как бы молниеносно ни развивался виртуальный интеллект, основные задачи лежат на людях. Пожелаем им благосклонного отношения повелителей морских глубин.

Борис Стратьев выучился на водолаза в Одесской морской школе ДОСААФ в 1986 году. Затем прошел подготовку в школе Вооруженных сил Севастополя и оттуда на три года отправился служить в Мурманск. В 1990-м судьба привела его на Сахалин. Здесь молодой человек поменял квалификацию на гражданского водолаза и продолжил работать сначала в рыболовецком колхозе имени Котовского, затем в Дальневосточном морском управлении разведочного бурения. После того как структурное подразделение «Сахалинморнефтегаза» распалось, Борис трудился в ряде нефтяных компаний, но в итоге закрепился в  FSDS. Стратьев верен этой организации уже 7 лет. Компания обслуживает буровые платформы на СПГ.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или