Экологи считают, что Сусую надо удочерить

четверг, 27 августа, 11:11

452

Автор: Вадим Горбунов

Есть на Сахалине одна уникальная река, в бассейне которой проживает более 220 тысяч человек, или порядка 45 процентов населения области. Это Сусуя. И она уникально заброшена людьми, которые живут на берегах реки и ее притоков.

Забытая река

В различных источниках приводятся две основные характеристики Сусуи: длина — 83 километра и площадь водосборного бассейна — 823 квадратных километра. Правда, по площади ведутся споры, поскольку в устье Сусуя соединяется с Цунаем. Но это не принципиально. Важно то, что совершенно небольшая по материковым меркам река является главным водотоком области и, понятно, испытывает наибольшее антропогенное воздействие. Здесь концентрируются все возможные проблемы — стоки с промышленных и сельскохозяйственных предприятий, мощные коммунальные выбросы, крупнейшая в области свалка, осушительная мелиорация, браконьерство…

Впрочем, с браконьерством здесь не очень. Старожилы еще расскажут, как по Сусуе и ее притокам поднимались на нерест косяки горбуши и рыбу можно было брать голыми руками, но этого давно нет. Зато есть постоянное превышение предельно допустимых концентраций (ПДК)различных веществ, о чем свидетельствуют регулярные доклады «О состоянии и об охране окружающей среды», публикуемые областным министерством экологии.

Словом, по большому счету Сусуя превратилась в некую сточную канаву, до которой никому нет особого дела.

Но все мы понимаем, что это неправильно. Экологические вопросы в последнее время встают все серьезнее. Поэтому, пожалуй, стоит обратить внимание и на ситуацию с главной рекой области.

— Парадоксально, но до сих пор нет полного паспорта реки, — говорит ихтиолог, сотрудник регионального филиала Главрыбвода Сергей Макеев. — В прошлые годы я составлял только паспорта ее притоков — это реки Красносельская, Владимировка, Маяковского, Вахрушевка, Хомутовка, Христофоровка, Средняя, Мицулевка. Карточек нерестилищ Сусуи просто нет. Это говорит о том, что отсутствует и комплексное представление о ее состоянии. Различные ведомства, конечно, ведут мониторинг — тех же превышений ПДК, но общей картины мы не имеем...

Макеев — автор или активный участник большого количества экологических инициатив, направленных на сохранение речного биоразнообразия, сахалинского лосося, в том числе и тайменя. Среди последних можно назвать организацию «лососевого» отдела в Сахалинском музее медведя, кружок «Хранители живого серебра» в школе № 2 Анивы. И вот теперь он решил взяться за Сусую...

— Эта идея возникла уже давно, — говорит эколог. — В начале 2000-х на средства международных фондов реализовывалась программа «Наблюдай лосося», партнерский проект по восстановлению речных экосистем по опыту США. Когда американцы предложили выбрать бассейн реки для проведения «близнецового» проекта по восстановлению лососевой реки, первой пришла мысль о Сусуе, конечно. Но, примерившись, передумал: слишком крутой замес получился бы, не справлюсь. Но когда-то начинать надо. Тем более поддержали друзья-коллеги в СахНИРО, руководитель СКТУ Непомнящий постоянно говорил о необходимости зарыбления реки с целью развития любительского рыболовства. Словом, собрался, написал проект «Сусуя живая и мертвая» и выиграл экологический грант правительства области...

Рукотворные преграды

По большому счету Макеев поставил перед собой задачу масштабную — изучить Сусую и разработать рекомендации по ее ревитализации, то есть восстановлению естественного состояния.

Конечно, услышав об этом, автор скептически хмыкнул. Это же придется Южно-Сахалинск куда-то переносить...

— Зачем? — удивился Макеев. — Есть мировой опыт восстановления рек. В той же Японии реки и ручьи даже извлекают из подземных труб, куда их загнали ранее, потому что поняли их ценность. Человека вообще влечет к текущей воде. Обратите внимание: где у нас любимые места отдыха? На берегах. Поэтому и Сусуя, и ее притоки должны стать красивыми местами отдыха и рыбалки. Но для этого реки должны стать живыми.

На средства гранта были приобретены приборы, и начались полевые выходы по всему бассейну Сусуи. До окончательных результатов еще далеко, но некоторые предварительные итоги уже понятны.

Фото: архив skr.su

Сусуя не мертвая река и имеет огромный потенциал самовосстановления. Но она разорвана воздействием человека на различные части.

Например, ее и ее притоков верховья чистые и живые. Это места обитания мальмы — ручьевой форели, а ниже по течению — усачей. Более того, в верховья, несмотря на все препятствия, проходит на нерест сима. Ее сеголетки были обнаружены Макеевым у Синегорска. Однако далеко не все препятствия можно преодолеть. Например, неправильно построенные кульверты — водопропускные трубы и другие искусственные сооружения. Они сбрасывают воду в основное русло с высоты, и эти неестественные водопады рыба не проскочит.

И все же главным препятствием для нее являются коммунальные стоки.

— Я, может быть, скажу крамольную для эколога мысль, но бытовой мусор на состояние речной экосистемы особо не влияет, — рассказывает Макеев. — Отходы оскорбляют эстетические чувства, поскольку не может нормальный человек жить на помойке, но рыба там плавает. Для нее страшнее всего химическое загрязнение. Вот иду вниз по течению Владимировки. Сначала чисто. А потом начались строения и дачи возле реки, и выяснилось, почему она становится мутной. Люди экономят: септики надо покупать, закапывать, а потом вывозить жидкие отходы. Проще прокопать канавку, и стоки с бытовой химией самотеком пойдут в речку. На участке в 3 километра я насчитал четыре подобных сброса...

Для Сусуи такой критической точкой является место впадения в нее Еланьки, в которую в свою очередь через поля фильтрации несет воды ручей Пригородный.

Фото: архив skr.su

Еще зимой экологи сняли показания у моста на улице Фархутдинова. Прибор Horiba-U50 выдал очень нехорошие показатели. Да и так было видно, что дно и коряги в воде покрыты толстым слоем бурой тины, запах гнилостный, фекальный, прозрачности никакой. Был сделан вывод — на этом участке Сусуя мертвая.

Не так давно мы еще раз побывали на Еланьке. Картина все та же. Приток несет в Сусую воду явно с нежелательными элементами таблицы Менделеева. Городские очистные сооружения по-прежнему не справляются со своей задачей. И вход рыбы в Еланьку прегражден. А жаль, потому что ее можно и нужно сделать модельной для города рекой. Сейчас ее берега выше проспекта Мира начинают активно застраиваться, в верховьях вообще реализуется ТОР «Горный воздух» с одноименным курортом, который позиционируется как международный. Вот и применить бы к протекающей там Еланьке международный опыт бережного обустройства, а потом перенести его на весь бассейн Сусуи в целом.

Сверхзадача ревитализации

Проблема, которую поставил перед собой Макеев, архисложная. Она действительно «сверх», и в одиночку ее не потянуть. Поэтому одновременно с полевыми исследованиями — описанием речных структур и потенциальных местообитаний лосося, гидрохимическими и гидробиологическими пробами — эколог ведет работу по созданию сети общественного водного мониторинга «Живая вода», активно взаимодействует с единомышленниками в сетевых группах «Птицы Сахалина», «Рыбы наших вод», «Растения Сахалина», «Друзья Ботанического сада», «Дайвинг на Сахалине», «Тропа», «Преподаватели «Зеленого острова».

Кстати, в ходе реализации проекта «Сусуя живая и мертвая» возникла инициатива с условным названием «Усынови ручей». Это когда школьники берут шефство над каким-нибудь родником или ручьем, следят за его состоянием и т. д.

— Для того чтобы определить живой ручей или нет, не нужно никаких сложных приборов, — считает Макеев. — Просто переворачиваешь камень со дна, а там ручейники, поденки — это лучший индикатор чистоты воды.

Ну и конечная организационная цель — создание бассейнового совета Сусуи, который объединил бы общественников и представителей власти и занялся ревитализацией реки уже на системной основе. Сама река к этому готова. А пока создается ее экологический паспорт. В нем будут собраны рекомендации по улучшению качества воды и состояния местообитаний рыб, а также по зарыблению реки. Паспорт будет издан в форме брошюры и распространен среди заинтересованных лиц и учреждений.

ЧЕЛОВЕК АВТОМОБИЛЬНЫЙ

Прекрасно, что авторитетные экологи наконец-то взялись за Сусую. Но понимают ли они трудности, с которыми придется столкнуться?

Самое главное, что будет постоянно вмешиваться в их замыслы, — это равнодушие. Нет, не со стороны власти, хотя сначала можно подумать и так. Но ведь власть всего лишь реализует общественные запросы.

А какой сейчас основной запрос нашего общества? Правильно — дороги, цены на бензин, словом, все, что связано с автомобилями. Поэтому основные ресурсы направляются именно на это. Как бы то ни было, а дороги строятся, но власть критикуют исключительно за то, что мало строятся и не так, как хотелось бы автомобилистам.

Фото: архив skr.su

А кто критикует власть за то, что Сусуя остается без внимания? Да никто. Другое дело, если река вдруг подмоет дорогу. Вот тогда — да. Тогда критика будет обеспечена в полной мере.

Вообще в нашем обществе отношение к рекам совершенно равнодушное. За исключением пары случаев.

Во-первых, когда прогнозируется тайфун. Сразу начинают вспоминать «Филлис», когда реки выходили из берегов и разрушали все вокруг. Но тут речь идет в первую очередь об инженерной защите от стихийных явлений.

Во-вторых, когда река нерестовая. Здесь лосось — это наше все: и символ, и деньги. Только по этому поводу и крутятся все «речные» разговоры. А Сусуя давно нерестовой не является, так что даже непонятно, зачем она нужна. Течет себе где-то, нас не трогает, ну и мы ее тоже. Такой вот у нас чисто утилитарный подход.

Понятно, что поверхностный. Потому что Сусуя выносит в бухту Лососей немалое количество химии. А там, на отливных отмелях этой бухты, люди массово собирают разнообразные ракушки. А как питаются эти моллюски? Они пропускают через себя огромное количество воды и осаждают в себе все взвешенные частицы. В том числе вредные. И потом мы с удовольствием употребляем их в пищу. Круговорот веществ в природе: что мы вылили в реку, то к нам и возвращается.

Фото: архив skr.su

Может быть, это не так? Может быть. Но исследований нет. А тема сама по себе огромная, однако в колокола никто не бьет. Нет на это общественного запроса.

Он имеется на удовлетворение потребностей автомобилистов. Хотя давно (и не только автором) замечено, что как только к реке организуется проезд, там мгновенно возникает стихийная свалка. Или официальная стройка, для которой река совсем не радость, а стихия повышенной опасности.

Это, увы, закономерность, свидетельствующая о том, что развитие нашего общества находится пока на стадии «человека автомобильного». В принципе, ничего уникального в этом нет: многие страны ее уже прошли. И в итоге занялись реками. Наверное, рано или поздно мы тоже к этому придем. Даже не наверное, а скорее всего. Любая река — это уникальный живой организм и великая ценность.

А пока поддержим экологов хотя бы виртуальными аплодисментами. Они работают на наше с вами будущее. И пусть пока без видимого результата. В конце концов, недаром говорится, что капля и камень точит.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Наш корреспондент поинтересовался у жителей Южно-Сахалинска, как, по их мнению, содержатся реки и насколько качественно их чистят.

Кристина Союз, мастер по наращиванию ресниц:

— Не могу сказать, что водоемы идеально чистые. Сточные воды, нефтепродукты и разные виды отходов от многочисленных промышленных предприятий города сильно загрязняют их.
В Интернете я прочитала, что очищением водоемов занимается только одна служба. На мой взгляд, если бы подобных компаний было больше, островные реки стали бы чище.

Неплохо, конечно, значительно увеличить количество очистных сооружений на острове. Специалистам стоит обратить внимание на аккуратный нефтесбор, который не позволит горючей жидкости попадать в реки. Очень хочется, чтобы такой красивый край, как Сахалин, стал еще и чистым. Тогда мы могли бы не только гулять по пляжу, но и без страха заходить в воду.

 Алексей Кайсин, инженер:

— Для меня, уроженца Архангельска, Сахалин летом показался довольно теплым местом, иногда даже жарким. Естественно, сразу озадачился поисками места для купания. Друзья подсказали одно из самых популярных на острове — это Анивский пляж. Слышал, что там еще впадают две реки, поэтому воды кажутся мутными. Я в этом месте плавал, и в целом купаться было довольно приятно. К тому же побережье очень живописное. Правда, в этом году там не был, может, уже что-то изменилось. Пляж тоже показался чистым, где-то читал, что сами сахалинцы периодически устраивают экологические субботники и поддерживают порядок на побережье. Во всяком случае, мусора в воде я
не приметил.

Елена Королева, домохозяйка:

— У меня двое детей: одной 2 года, а вторая — уже школьница. И мы вместе с семьей часто выезжаем на пляжи к водоемам. В последние годы наблюдается улучшение экологической обстановки в области. Но, несмотря на усилия властей и энтузиастов, ситуация оставляет желать лучшего. Думаю, что дело в людях. Они не очень привыкли соблюдать чистоту: оставляют мусор на пляже и не убирают за питомцами, а потом все уносится в водоем. У меня самой собака, но считаю, что нужно быть более ответственными за свой край. Также я не видела, чтобы водоемы как-то чистили, но даже если это и делают — важно уметь сохранить порядок и не мусорить самим. Даже от качественной уборки рек толку не будет, если люди постоянно станут засорять их.

Комментарии (1)

Или

Прудников Сергей

2020-08-28 14:53:59

Проект многозадачный и сложный. Хорошо что есть ориентиры сформированные наукой. Хочется верить что общество их поддержит в ближайшем будущем. Желаю успехов!