Наследие Олега Бутырина: сахалинцы вспоминают авиатора, чьи наработки использует весь мир

среда, 2 декабря 2020, 15:53

2894

Автор: Игорь Снегин

Олег Бутырин. Фото: архив skr.su

Сахалинцы вспоминают авиатора Олега Бутырина, который немало сделал для развития своей отрасли, а его методики применяют во всем мире. Сегодня, 2 декабря, исполняется год, как он ушел в вечный полет. В 59 лет.

До сих пор новатор в авиации

В конце октября 2020 года родным Олега Бутырина — матери, вдове и брату — гендиректор авиакомпании «Аврора» Константин Сухоребрик торжественно вручил запоздалые цветы и награды, пришедшие из Москвы: почетный диплом и памятную медаль. Ими сахалинца посмертно удостоил легендарный ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт имени профессора Жуковского). Потому что открытия, наработки этого человека остались востребованы гражданской авиацией, подчас спасая крылатые машины, судьбы и жизни других.

Здесь нужно пояснить: беспрецедентное внимание «Авроры» к полетной информации, ее обработке и анализу и подвигло ЦАГИ предложить сахалинской авиакомпании совместное сотрудничество для совершенствования всей системы авиационной безопасности.

При поддержке Росавиации и помощи «Авроры» в ЦАГИ в 2016-2019 годах выполнили большую научно-исследовательскую работку (НИР). Ее суть — комплекс мер по предотвращению грубых посадок и выкатываний лайнера с взлетно-посадочной полосы (ВПП). В начале 2020 года этот труд выдвинули на конкурс лучших работ ЦАГИ за минувший год, в авторский коллектив включили и Олега Бутырина (посмертно).

Семья Бутыриных в офисе авиакомпании «Аврора». Фото: skr.su

В письме ЦАГИ, предваряющем награды, говорится, что представленные «Авророй» первичные полетные данные позволили Росавиации всесторонне изучить факторы риска и предложить «новую методику выявления предпосылок к выкатыванию самолета с ВПП». Исследователи провели глубокий анализ больших объемов информации о полетах, с их неповторимыми нюансами и особенностями, научно-технических отчетов и прочее.

Сухая выжимка выводов позволила дать пилотам бесценные рекомендации, получившие высокую оценку Росавиации. Отечественные авиастроители заинтересовались и пообещали оборудовать перспективные самолеты соответствующей бортовой системой поддержки принятия решений на посадке. Результаты НИР будут использовать и для совершенствования программ экспресс-анализа полетной информации в компании «Аврора».

Вручая награды ЦАГИ, Константин Сухоребрик сообщил семье авиатора, что будет хлопотать, чтобы один из летающих на Дальнем Востоке самолетов носил имя Олега Бутырина.

Годы анализа спасают жизни

Исследованиями безопасности полетов он посвятил всю жизнь. Сергей Клещенко, коллега и сподвижник нашего героя, подчеркивает: Олег Бутырин — признанный в мировом сообществе авиаторов авторитет. Это не просто громкие слова, его аналитические выкладки действительно помогали пилотам становиться более сильными, надежными.

Бутырин, будущий начальник службы информационных технологий авиакомпании «Аврора», совершал бесчисленные виртуальные взлеты и посадки, ежедневно расшифровывая записи из оранжевых ящиков, в народе называемых «черными». После каждого полета! В мире, кроме России, этого больше не делает никто. Только у нас ежедневно собирают практически всю полетную информацию, анализируют ее и архивируют. С 1973 года эти операции постоянны и обязательны во всех авиакомпаниях, для чего и созданы специальные подразделения. Что дает результаты: расшифровка и анализ авиаполетов — самый мощный дисциплинирующий фактор в работе каждого экипажа.

За рубежом расшифровка полета проводится только в двух случаях — если произошла катастрофа или по заявке экипажа. Все. Потому что там расшифровка полета якобы нарушает частную жизнь летчиков. Такой подход всегда возмущал Олега Бутырина: действительно, какие такие неприкосновенные «частные границы», если пилот отвечает за десятки и сотни жизней на борту?

Ему не было равных. Методика «параметрического мониторинга полета», над которой он работал, стала развитием и продолжением программы учителя Олега, заслуженного летчика и ученого Владимира Скрипника. Несколько десятилетий назад Бутырин помогал ему разрабатывать и внедрять эту методику для Ан-24 и Ил-62 в Дальневосточном управлении гражданской авиации. Лучшее из нее он давно поставил «на вооружение» для Сахалина, Курил и других регионов Дальнего Востока, куда летает «Аврора».

В одном из редких интервью для массового читателя, а не научных журналов, он говорил, что анализирует все. Особенно тщательно — чрезвычайные ситуации, где бы они не случались. «Безопасность авиаполетов — дело моей жизни. Я 30 лет в гражданской авиации расшифровываю и анализирую информацию бортовых самописцев. Участвовал более чем в 50 расследованиях авиапроисшествий в стране. Так что могу сказать уверенно: 80 процентов всех воздушных катастроф в России происходят из-за человеческого фактора», — сказал он тогда.

И добавил, что подчас из-за нехватки кадров в командирском кресле может оказаться вчерашний инженер, наспех переученный в пилоты, без серьезного подготовительного багажа за плечами. Лишняя опека такому не будет лишней. Именно человек у штурвала — сегодня самый важный объект изучения в части обеспечении безопасности полетов. «Поэтому главная задача нашей службы — создание эффективного инструмента для хотя бы частичного решения данной проблемы».

Фото: архив skr.su

Олега Бутырина призывал защитить диссертацию и московский профессор, и просто коллеги. И у него для этого уже все было готово, но вмешивались какие-то факторы, защита откладывалась, хотя все необходимые минимумы были сданы, а самого соискателя уже без тени иронии называли «исследовательским институтом».

В одной из своих работ он писал, что изучая проблему человеческого фактора, внедрили в эксплуатацию метод оптимального полета для эскадрилий Boeing 737 (одно время они были в авиакомпании) и DHC 8. Сразу же выявились сильные и слабые места каждого пилота, определился его потенциал. И стало возможно в цифрах оценить уровень его подготовки, степень надежности. Можно говорить и о продвижении кадров по службе. А пилоты сами смогли увидеть сильные и слабые стороны своих действий, исправлять оплошности. На выходе — улучшается качество пилотирования и повышается безопасность.

В целом методику, разработанную Олегом Бутыриным и его небольшой группой коллег-единомышленников, уже широко используют во всем цивильном летающем мире.

Дотошный гений

Близкие рассказывают, что Олега всегда притягивала авиация. Когда ему было 10 лет, отца-авиаинженера перевели из Хабаровска в Южно-Сахалинский аэропорт. Мальчишка подался в авиамодельный кружок Виктора Кошеверова. Там научился многому — все модели самолетов ребята мастерили своими руками.

Закончив школу в Южно-Сахалинске, в 1978 году поступил на факультет автоматики и вычислительной техники Киевского института инженеров гражданской авиации. Этот престижнейший в СССР вуз заканчивал и его отец. Позже по его стопам пойдет и младший брат Владимир, сейчас он главный инженер службы эксплуатации аэродромного оборудования и связи Сахалинского управления воздушным движением. Кстати, с авиацией связали свою жизнь многие в семье Бутыриных, включая маму Олега Майю Валентиновну, которая отдала крылатой экономической службе полвека жизни, выйдя на пенсию в 75 лет.

С 1982 года Олег — в Сахалинском объединенном авиаотряде, вплотную занялся автоматизированной расшифровкой полетной информации. И однажды спас карьеру пилота, которого уже начали было готовить к списанию с летной работы. Случай оказался курьезным.

«Олег не мог успокоиться, пытаясь понять, почему один из летчиков делает одну ошибку при каждом взлете или посадке самолета. И даже добился допуска в кабину. Пристально наблюдая за действиями со стороны, распознал причину и помог ее устранить. Она заключалась в кожаном сиденье, которое было установлено так, что мешало точным действиям пилота. Летчик ростом был заметно выше среднего, а отрегулировать под него кресло никто до Олега не догадался...», — рассказали близкие авиатора.

Брат Владимир вспоминает:

— Был душой, сердцем компании. Очень чуткий, добрый. Многих спасал уже самой сутью своей работы. А когда заболел, — тут он осёкся, подбирая слова, вздохнул, — у врачей из горбольницы не нашлось достаточно времени и внимания, чтобы спасти его...

Анна Бутырина говорит: «Я 25 лет прожила с гением». В этой короткой фразе уместилось все: и боль утраты, и светлая память, и любовь. И еще благодарность — за то, что судьба подарила эти непростые, эти удивительные годы. Потому что жить с гением, чего уж там — это не только и не столько бесконечный праздник. Это еще и, наверное, крест, который надо суметь достойно пронести.

Комментарии (5)

Или

Анонимно

2020-12-04 23:05:56

Спасибо автору статьи, Олег был именно таким: добрым, гениальнам, порядочным. Все написано изумительно.

Анонимно

2020-12-04 16:46:16

Оставить добрый след на земле в наше время - уже подвиг.

Вик

2020-12-04 16:31:39

Да, надо вот так широко жить.

Анонимно

2020-12-04 06:03:17

В 1977 году Олег поступил в КИИГА

Т. К.

2020-12-03 22:07:39

Хороший человек.
Автору прочтите текст внимательно ещё раз. Поубирайте ошибки. В том числе и в подписи к фото. Коммент можете удалить после исправлений.