Главный внештатный инфекционист Сахалинской области рассказала, как COVID-19 изменил мировоззрение

воскресенье, 3 января, 13:26

943

Автор: Евгений Аверин

Фото: архив Оксаны Солониной

Оксана Солонина в конкурсе «Сахалинский маяк» была признана победителем в номинации «Человек года». Этому доктору благодарны многие из переболевших коронавирусом. Именно она способствовала тому, что была выстроена эффективная система защиты от этой напасти. В области не случилось резкого, как в некоторых других регионах, подъёма заболеваемости, смертность по-прежнему остаётся на невысоком уровне. Корреспондент РИА «Сахалин-Курилы» узнал, каково это — находиться в буквальном смысле на передовой в борьбе за жизнь и здоровье своих земляков.

В режиме военного времени

— Оксана Викторовна, вы можете разделить исполнение своих обязанностей на до наступления ковида и после?

— Могу. Даже дату назвать могу. Это 24 марта, когда в области у нас появился первый больной ковидом. И мы перешли на другой ритм работы — это ненормированный рабочий день, постоянные консультации — и по телефону, и непосредственно с выездами в районы. Я иногда называю это режимом военного времени. Живу, как и другие медики, по нему до сих пор.

Выработали тактику

— А как разворачивался вирус на Сахалине, и какими были действия медиков при этом?

— Конечно, когда появились первые сообщения об этом вирусе, все сразу поняли, что появилась новая, особо опасная инфекция. И относиться к ней надо серьёзно. Но подобного масштаба с коронавирусом мы не представляли. Безусловно, верным решением стали проверки в аэропорту всех прибывающих на Сахалин, открытие обсерваторов. Благо у нас не было резкого подъёма, и это дало нам запас времени в два месяца. Мы научились понимать, что такое COVID-19 и как ему противостоять. Развернули в середине марта инфекционный госпиталь в Долинске. Стали выходить на связь с другими регионами, где ситуация была острее, отслеживать опыт зарубежных стран. Когда количество заболевших стало нарастать, уже было понимание, какой должна быть тактика. Коронавирус, он ведь многогранен, и ярче всего проявляет себя в поражении лёгких. Это похоже на пневмонию, но не идентично ей. Поэтому нам, медикам, самим пришлось где-то перестроить своё профессиональное мировоззрение.

 Затишье было перед бурей

— Но у вас была хотя бы передышка перед второй волной…

— Не было её. Мы чётко распознали первую волну (у нас, как я уже сказала, она началась на два месяца позднее центральных регионов) и понимали, что после небольшого затишья последует вторая. Поэтому ещё летом открыли второй госпиталь — в Корсакове, часть медучреждений перепрофилировали для больных с лёгкими формами коронавирусной инфекции. Выделили красные зоны для инфицированных с ограниченным доступом. Создали, одним словом, инфраструктуру профилактики и лечения ковида. Правда, мы думали, что новая волна придёт также с задержкой в два месяца, но промежуток оказался более коротким. Всё началось уже в октябре.

Фото: архив Оксаны Солониной

В содружестве трёх столпов

— Вам приходилось чаще бывать в стационарах или же решать организационные вопросы в кабинетном формате?

— Поначалу больше времени нужно было проводить в кабинетах. Моё постоянное место работы — детская поликлиника в Южно-Сахалинске, а должность главного областного инфекциониста у меня внештатная. Пришлось полностью переключиться на эту работу. Во-первых, нужно было знакомиться с новыми документами от Минздрава и Роспотребнадзора, учить специалистов работать в красных зонах с соблюдением всех мер безопасности. В том числе и навыкам надевания специальных костюмов. И, конечно, организационная работа невозможна без посещения тех самых красных зон, без общения с больными и медиками. В борьбе с ковидом должно быть чёткое взаимодействие эпидемиологов, инфекционистов, реа-ниматологов. Это, можно сказать, три столпа, на которых всё сейчас держится.

 — Назовите, пожалуйста, фамилии ещё двух «столпов».

— Все девять месяцев я работаю в тесном контакте с главным внештатным реаниматологом области Сергеем Овчинниковым, а также с главным внештатным эпидемиологом Викторией Сычёвой. У нас налажено хорошее взаимодействие, что помогает быстро решать возникающие проблемы. Благодаря этому удаётся справляться и с тяжёлыми формами заболевания (их больше стало с осени, перед второй волной), и когда возникают осложнения на сердечно-сосудистую систему и так далее. У нас сложилось понимание, как инфекция поведёт себя в таких случаях.

Оксана Викторовна Солонина в системе здравоохранения работает 32 года. В 1987 году окончила Кемеровский государственный мединститут. Начала работать в детской больнице Южно-Сахалинска, с 2006 по 2018 год заведовала инфекционным отделением. Последние два года работает в детской городской поликлинике врачом-инфекционистом, при этом является главным внештатным инфекционистом Сахалинской области. За достигнутые успехи и преданность профессии отмечена многочисленными наградами и поощрениями.

Будет повод и посмеяться

— Говорят, из пандемии мы все выйдем другими людьми.

— Да, я это подтверждаю. Но будет повод и посмеяться. Знаете, не так давно под ковидных пациентов перепрофилировали гинекологическое отделение южно-сахалинского роддома. Туда везут не только женщин, но и мужчин тоже. Представьте их реакцию, когда они попадают в учреждение с надписью: «Гинекологическое отделение». А какова реакция их близких, когда они об этом узнают! Но, как говорится, всё это было бы смешно, если бы не было так грустно.

— Оксана Викторовна, вам пришлось создавать в этот период инфраструктуру практически с нулевой отметки. В интернете можно найти много нелестных отзывов о том, как неудобно было больным в Долинске — один туалет на весь этаж. Были разговоры, что в одну палату помещали мужчин и женщин…

— Поначалу, конечно, было очень сложно. Ведь у нас в области нет специализированной инфекционной больницы. Отделения в районных госпиталях не были рассчитаны на такую специфику. Пришлось экстренно решать вопрос с установкой биотуалетов и ширм в палатах. Да, было непонимание среди населения, не сразу удалось всё объяснить. Но сейчас всё пришло в норму. А что касается размещения мужчин и женщин в одной палате, такого не было никогда. Вообще, региональное министерство здравоохранения работало на опережение. Когда становилось понятно, что количество инфицированных растёт, открывали новое лечебное учреждение. А итог на сегодня таков: Сахалинская область в борьбе с коронавирусом выглядит достойно среди других регионов.

«

— За эти девять месяцев у нас сложилось своеобразное сообщество медиков, которые постоянно ведут борьбу с ковидом. Потому-то я расцениваю звание «Человека года» не только как свой личный статус. Каждый, работающий сейчас в красной зоне с коронавирусными больными, тоже может по праву называться «Человеком года». В наступившем году хочу пожелать всем сахалинцам и курильчанам быть здоровыми и вернуться к прежней, не омраченной коронавирусом, жизни, которую мы раньше недооценивали. Есть основания рассчитывать на то, что именно так всё и будет в 2021 году, —сказала Оксана Солонина. 

»

Жизнь как она есть при COVID-19

  • Большинство врачей, как и Оксану Солонину, бывшие пациенты на улице не узнают: в стационар они заходят в специальной экипировке. Не все сразу понимают, кто к ним пришёл — врач, волонтёр или санитарка. Поэтому ввели практику писать на защитных халатах фамилию, имя, отчество и должность.
  • Большинство работающих в ковидных стационарах на Сахалине — женщины. Им приходится, помимо всего прочего, ухаживать за тяжёлыми больными, возить их на каталках.
  •  По наблюдениям Оксаны Солониной и других медиков, в этом месяце в стационары стало поступать больше больных, которым под 80, за 80 и даже за 90. Они заразились в своём семейном окружении. Болезнь у них протекает нелегко.

Облегчение после вакцины

Оксана Викторовна Солонина не устаёт повторять, что защитить себя ей удалось благодаря простому соблюдению мер защиты от коронавируса. По предписанию Роспотребнадзора, это социальная дистанция, маски, дезинфекция рук, перчатки. Недавно она привилась вакциной.

— Это действительно безопасное и эффективное средство профилактики. Говорю это как врач-инфекционист, испытавший её на себе. У меня выработался устойчивый иммунитет. И побочных эффектов не было. И знаете, после прививки почувствовала внутреннее облегчение, потому что устала от такой бесконтактной жизни, когда держишься от всех и от всего на расстоянии.

Фото: правительство Сахалинской области

Теперь, получается, мои контакты с другими могут стать чуть ближе. Уходит давление от страха встретиться с носителем коронавируса, что называется, нос к носу. Но маску ношу по-прежнему. И руки дезинфицирую. Советую всем не пренебрегать предписанными мерами защиты и делать всё с умом. Маска не на 100 процентов, но оберегает от проникновения вируса. Её надо обязательно надевать в местах скопления людей — в общественном транспорте, магазинах и прочих общественных заведениях.

Когда людей на улице мало, необходимости использовать маску нет. Особенно сейчас, когда воздух холодный. Возьмите за правило делать регулярную дезинфекцию рук спиртосодержащими жидкостями, ведь вирус может попасть в организм и с пылью, осевшей на поверхности, а человек к ней прикоснулся и потом занёс её в нос.

Не помешают и перчатки, но пользоваться ими надо разумно. Например, надевать их, когда заправляете машину. Если же в них постоянно ходить, то всё равно вы рано или поздно дотронетесь до своего лица.

Есть мнение 

Корреспондент РИА «Сахалин-Курилы» спросил у островитян, какими качествами должен обладать «Человек года».

Дмитрий Лисин, автомеханик:

— Главным героем этого года я бы назвал нашего президента. Представляю, какое сопротивление ему пришлось преодолеть, чтобы развернуть государственную бюрократическую машину лицом к народу, а не к олигархам, которые столько лет безраздельно имели своё государство. Герои для меня медики. И не только врачи, но и обычные санитарки, сутками работающие в госпиталях, водители карет скорой помощи, которые тоже рискуют заразиться. Герои — те, кто придумал вакцину, и те, кто добровольно участвовал в её испытаниях. Герои — те работодатели, которые, потеряв доход, не переставали выплачивать зарплату людям. Герои — те, кто не стал наживаться на общей беде. Например, кто раздавал бесплатно маски, а не продавал их втридорога, спекулируя на спросе.

Татьяна Немчинова, менеджер:

  Для меня «Человек года» — это мой муж Дима. В апреле он потерял работу. Было очень страшно. Практически состояние отчаяния. Но уже в мае он примкнул к бригаде водолазов, добывающих гребешок. Не побоялся опасности, не побрезговал со своим высшим образованием и огромным опытом в маркетинге пойти работать водолазом. Благо опыт подводного плавания у него был. Но и это не всё, за что им можно восхищаться. С осени он присоединился к волонтёрам и сейчас все свои выходные тратит на помощь медикам. Возит врачей по вызовам на своей машине. При этом он не депутат, не публичный человек. Для меня он герой не только этого года, а всей моей жизни.

Сергей Ушаков, инженер:

  Мне очень нравится проект «Сахалинский маяк». Он открыл для меня много замечательных людей, живущих среди нас. С большим интересом и трепетом читал в вашей газете о женщине, воспитавшей 26 детей. У меня не укладывается в голове, как такое возможно. У меня двое детей, и они иногда сводят с ума. Я не понимаю, как быть хорошим отцом, не переставая быть добросовестным работником. А у этой героической женщины забот ровно в 13 раз больше, чем у меня, и она ещё хором при этом руководит для души. Преклоняюсь! Совершенно справедливо в этом году уделили внимание врачам! Медики — абсолютные герои этого года, причём все.

Фото: из архива участников опроса 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или