Долинский бумзавод собираются снести

понедельник, 18 января, 09:00

1132

Автор: Денис Чернов

Главный корпус целлюлозно-бумажного комбината до 2001 года красовался на гербе Долинска. Фото: Instagram @praktik_58

Пользователь социальной сети Instagram под ником @praktik_58 опубликовал в своём аккаунте фоторепортаж с полуразрушенного целлюлозно-бумажного комбината в городе Долинске. Корреспондент РИА «Сахалин-Курилы» выяснил, что будет дальше со старым объектом. 

Комбинат выстоял и в войну

Снимки бывшего промышленного предприятия впечатляют. Построенный в начале прошлого века завод был одним из крупнейших производств в Советском Союзе. Он выпускал более 25 тысяч тонн бумаги и свыше 35 тысяч тонн целлюлозы в год. Завод построен японской компанией «Нихон Кагаку Сирё». Это было первое бумажное производство на острове и один из первых промышленных объектов, построенных японцами, заселившими юг Сахалина в 1905 году.

— В советский период это предприятие стало градообразующим для города Отиай, впоследствии получившего название Долинск. Корпус предприятия красовался на гербе Долинска до 2001 года, — рассказал директор Медиа группы «Слово» Руслан Пе.

Бумажное производство не пострадало и во время военной операции по освобождению Сахалина. Предприятие, оснащённое японскими машинами конца позапрошлого века, продолжало работать ещё несколько десятилетий. Её продукция пользовалась спросом не только на внутреннем рынке — часть бумаги и целлюлозы экспортировалась за границу.

 А сейчас это декорации для фильма

Как и многие другие предприятия в России, целлюлозно-бумажный комбинат не пережил наступивших перемен. На закате прошлого столетия он был законсервирован. Здания стали разрушаться. Часть оборудования была демонтирована. Сегодня строение в аварийном состоянии и находиться в нём небезопасно.

«Сейчас от завода остались лишь огромные пустые бетонные здания, разваливающиеся на глазах, — написал в комментарии к своему фоторепортажу
@praktik_58. — Территория больше похожа на декорации фильма о битве за Сталинград. Но не всё так плохо! Есть одно место на предприятии, которое очень атмосферное. Оно заброшено совсем недавно. Это ТЭЦ».

Внутри помещения ТЭЦ сохранились четыре больших металлических котла. Для их работы в советское время возили уголь из расположенного неподалёку от Долинска шахтёрского села Быков.

Готовится проект по сносу руин

 Местные жители с сожалением говорят о том, что времена, когда комбинат обеспечивал горожан работой, канули в Лету.

— Это было уникальное предприятие — единственное в России, которое делало целлюлозу из лиственницы,— рассказывает Николай Настасьев. — Японцы очень добротно строили. Котельная до сих пор работает. А ведь были своя ТЭЦ, свой мехзавод, был Дом культуры «Бумажник», который строили для японских рабочих. Я в детстве ходил туда на ёлку.

Николай Настасьев сегодня живёт в Южно-Сахалинске, работает в сфере логистики. Но он с ностальгией вспоминает юность, прошедшую на долинском бумкомбинате.

— У меня на заводе работал отец. Он восхищался японскими инженерами, проектировавшими и строившими его, — вспоминает Николай. — Несмотря на то что в Японии промышленность была в частных руках и у каждого предприятия был свой хозяин, всё строилось комплексно и очень мудро с точки зрения логистики. Были очень грамотно продуманы маршруты подвоза сырья, топлива и отгрузки готовой продукции. Одних только бумажных производств на юге Сахалина было восемь!

А Евгений Петров в юности и сам успел поработать на долинском бумкомбинате — сначала грузчиком, а потом водителем.

— Я на заводе каждый закоулок знаю. В детстве с отцом много времени там проводил. На моих глазах всё там начало приходить в упадок. Я, кстати, не разделяю мнения, что завод встал из-за ушлых демократов. Мы всегда на экспорт работали, и если бы спрос на бумагу сохранялся такой же, какой был в течение всего
ХХ века, производство сохранили бы. Ведь выжили же рыбопромышленные предприятия. А те, что не выжили в первозданном виде, раскололись на части и продолжили работать, потому что спрос на рыбу был и будет всегда. А спрос на бумагу и целлюлозу как раз в 1990-е годы начал катастрофически падать.

И это так. Электронные носители информации начали вытеснять бумажные. Но обидно, что вместе с производством погубили и здания. В крупных городах морально устаревшие промышленные объекты превращают в аутентичные арт-пространства. А в Долинске эта недвижимость оказалась никому не нужна.

Непростая задача 

Мы поинтересовались у главы администрации Долинского городского округа Александра Тугарева дальнейшей судьбой бывших производственных зданий.

— Цеха бумкомбината уникальны по своей архитектуре. Очень жалко смотреть на то, что сегодня от них осталось. К сожалению, объект нам достался в аварийном состоянии, его восстановление уже невозможно, — пояснил градоначальник. — Сейчас мы готовим строения к сносу.

По словам Александра Тугарева, ликвидация разрушенного завода — задача очень непростая. Снос таких сложных сооружений требует разработки серьёзного проекта. Работы хватает не только у инженеров, но и у юристов. Администрации предстоит решить ряд сложных юридических вопросов, поскольку на территории предприятия часть объектов недвижимости была приватизирована.

— Территория завода представляет для нас большой интерес, — комментирует глава городской администрации. — Она расположена рядом с железной дорогой. На объекте имеются железнодорожные тупики, которые можно восстановить. Кроме того, в непосредственной близости проходит автодорога Южно-Сахалинск — Оха. А на период реконструкции путепровода вблизи бывшего бумкомбината будет организован железнодорожный переезд, впоследствии он также может использоваться бизнесом, который возьмёт на себя развитие территории.

По словам Александра Тугарева, когда освободится этот участок земли, проблем с поиском инвестора не будет. На этом месте можно построить крупный логистический комплекс, промышленное производство, базу металлопроката. Могут появиться и другие варианты.

И как тут не вспомнить известную строчку классика: «Ничто не вечно под луной».

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или