Японский консул рассказал подробности сильнейшего землетрясения

четверг, 11 марта, 18:36

1012

Автор: Евгений Аверин

Фото: Joe Nishizawa

Сегодня исполнилось 10 лет с момента крупнейшей аварии, произошедшей вблизи наших островов. В2011 году было зафиксировано крупнейшее в истории Японии землетрясение силой девять баллов.

Cледствием природного катаклизма стала огромная волна цунами, а затем и крупнейшая радиационная авария на атомной электростанции «Фукусима». В общей сложности в этой катастрофе погибло больше 16 тысяч человек. Наши соседи называют его Великим землетрясением Восточной Японии. Корреспондент РИА «Сахалин-Курилы» попросил вспомнить о тех драматических моментах генерального консула Японии в Южно-Сахалинске Кадзухиро Куно.

Потерял дар речи

— В тот очень страшный момент я работал на пятом этаже офиса МИД в Токио. После того, как землетрясение утихло, новостные каналы ежеминутно транслировали обрушение цунами на район Тохоку. От кадров, на которых дома и целые города смывались в воду один за другим, я потерял дар речи. Из-за цунами на «Фукусима-1» работа нескольких реакторов остановилась, они перегрелись и произошёл взрыв. Для тушения пожара в воздух поднимали вертолёты!

 — Господин консул, прочувствовали ли вы сами последствия того землетрясения и аварии на АЭС?

 — В тот день остановились поезда. Была пятница, но, к счастью, моя жена была не дома, поэтому оказалась в безопасности. Сначала я убедился, что дети не пострадали, а затем поддерживал связь с женой, чтобы каждый ребенок благополучно добрался домой из школы. Второй сын, ученик среднего звена, некоторое время подождал в школе, а затем вернулся домой поездом. Третий сын и дочь учились в начальной школе по соседству, они пришли домой пешком. Старший сесть на поезд не смог, и ему пришлось идти из школы пешком. Сам я в тот день переночевал в офисе, а на следующее утро вернулся домой. Метро и поезда уже работали в сокращенном режиме. Вечером того же дня многие работники, которые не смогли сесть на поезд на станции Синдзюку, самой большой в Японии, стали невольными беженцами. После этого в Токио долгое время проводились веерные отключения электроэнергии.

Также некоторые продукты питания, напитки и предметы первой необходимости пропадали с полок супермаркетов, что затрудняло их приобретение. Однако эти неудобства были действительно небольшими и несущественными по сравнению с ситуацией в зоне бедствия. Я несколько раз посещал Фукусиму сразу после катастрофы и видел город, исчезнувший после цунами, а также разрушенные здания и остатки автомобилей. Была возможность встретиться с жертвами, живущими в убежище. Вспоминать всё до сих пор тяжело.

Помогла поддержка

 — Сахалинцы очень близко восприняли эту трагедию. Помогла ли поддержка наших земляков хоть как-то пережить последствия ЧП на станции?

 – Многие японцы до сих с благодарностью вспоминают, как у вас провели благотворительную акцию и передали пожертвования через наше Генеральное консульство. Единство и мощная поддержка сахалинцев воодушевили многих пострадавших.

Пострадавшие города и инфраструктура восстановились до такой степени, что сейчас невозможно и предположить, что они были разрушены. Фото: Joe Nishizawa

Изменилось ли, господин консул, ваше отношение к атомной энергетике?

— С 1995 по 1997 год я, вернувшись из Москвы, работал в МИД Японии в отделе, который отвечает за политику в области ядерной энергетики. В то время в японском обществе не вызывала сомнений мысль, что безопасность ядерной энергетики у нас безупречна. Аналогичную оценку давали в международном сообществе. В 1996 году я участвовал в саммите по ядерной безопасности в Москве. После него наша страна оказывала различную поддержку по этому вопросу России и странам бывшего Советского Союза, включая Украину. Мы при этом использовали свой многолетний опыт безаварийной работы атомных электростанций.

Однако 11 марта 2011 года уверенность в полной безопасности наших АЭС пропала. Потом были пересмотрены существовавшие правила безопасности атомных электростанций, и в 2013 году установили самые строгие нормативные стандарты в мире. Что касается производства ядерной энергии в Японии, политика заключается в том, чтобы максимально снизить зависимость за счет тщательной экономии, максимального расширения использования возобновляемых источников энергии и повышения эффективности производства тепловой энергии с основной предпосылкой обеспечения безопасности. «Базовый энергетический план», выпущенный правительством Японии, нацелен на снижение доли атомной энергии до 20-22 процентов к 2030 году.

 — Как по-вашему, оправилась ли Япония после такого технического катаклизма?

— Великое землетрясение Восточной Японии нанесло огромный ущерб, и, помимо самих толчков и цунами, породило беспрецедентное бедствие из-за аварии на АЭС. Люди приложили максимум усилий, чтобы оправиться от последствий аварии. Их поддерживали некоммерческие организации, волонтеры, бизнес, университеты, много иностранцев.

Помню, как две игры чемпионата мира по регби 2019 года проходили в городе Камаиси префектуры Иватэ. Это была возможность показать не только Японии, но и международному сообществу силу преодоления трудностей пострадавшими. Вообще, пострадавшие города и инфраструктура восстановились до такой степени, что сейчас невозможно и предположить, что они были разрушены.

С другой стороны, многие до сих пор нуждаются в психологической помощи. Понимаете, травмы, нанесенные тем, кто потерял свою семью и друзей, по-прежнему сильны даже через 10 лет. Учитывая все это и не забывая произошедшую катастрофу, мы извлекаем из случившегося уроки и оглядываемся назад, чтобы восстановиться и стать еще лучше. Таким образом, японское общество делает шаги вместе с пострадавшими, но шагать предстоит еще немало.

 

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или