Сахалин вспоминает земляка, обошедшего полмира и погибшего на Монблане

690
Пн • 28 июня • 09:23
Михаил Берёзов
Таким - долговязым и лёгким на подъём - запомнился всем, кто встречался с самым сахалинским москвичом. Фото из семейного архива Клитиных.
Таким - долговязым и лёгким на подъём - запомнился всем, кто встречался с самым сахалинским москвичом. Фото из семейного архива Клитиных.

Андрей Клитин погиб в июне 2014 года при восхождении на гору Монблан во Франции. Чем больше времени проходит с того трагического дня, тем ценнее становятся дневниковые записи и головокружительные снимки рек, водопадов, вулканов и бескрайнего моря, оставленные нам человеком, для которого острова стали родными.

Море — его стихия

Вся жизнь Андрея была связана с морем, с Сахалином и Курилами. Он обладал поистине энциклопедическими знаниями о своём крае, был его страстным популяризатором и защитником. Как справедливо заметил его друг и коллега по СахНИРО Александр Шубин, наши острова он знал даже лучше коренных сахалинцев.

Москвич Клитин приехал на Сахалин в 1983 году после окончания знаменитой во времена СССР сельскохозяйственной академии имени Тимирязева, работал в Сахалинском научно-исследовательском институте рыбного хозяйства и океанографии, стал кандидатом биологических наук, написал более ста научных статей по биологии. Его героями были жуки, бабочки, растения, животные, неповторимые горы. Андрей много путешествовал и был кандидатом в мастера спорта по туризму. Умел видеть, чувствовать и искренне рассказывать об этом, а ещё запечатлеть на снимках всё, что встречалось ему в многочисленных путешествиях по всему миру. Чаще всего героем снимков была островная природа, и она такая, какая есть.

— Курилы часто бывают высокомерны, порой они жестоки, обманчивы и непредсказуемы. И в тоже время они ни на что не похожи, таинственны и прекрасны, — это слова влюбленного в острова Андрея Клитина.

Вновь открывая Сахалин

В библиотеке государственного исторического архива области хранятся его последние работы «Вновь открывая Сахалин. С рюкзаком по Сахалину и Курильским островам», а также написанные в соавторстве «Водопады» и «Насекомые». Не менее свободно ученый ориентировался и в герпетологии, и тем более в родной гидробиологии. При этом Андрей Константинович умудрялся находить время и для собственной интенсивной научной работы, а ещё редактировал бесчисленные статьи и монографии для «Вестника Сахалинского музея». В общем, список этот можно продолжать долго. Познания и диапазон интересов его воистину фантастические.

 Первый тираж книги «С рюкзаком по Сахалину и Курильским островам» вышел в 2010 году и имел большой успех у любителей природы, став туристическим бестселлером. Учитывая его ценность, через пять лет было принято решение её переиздать в том же издательстве «Сахалин — Приамурские ведомости».

Популярность книги вполне объяснима: она наполнена любовью к нашим островам.

— Главный вывод, который я сделал, — земля эта настолько необычна, что путешествовать по ней никогда не надоедает, — признавался учёный.

После таких строк и его снимков и возникает то самое зовущее чувство дороги: пора закинуть за спину рюкзак и отправиться в путь, своими глазами увидеть красоту здешнего пространства и осмыслить, наконец, бесценность времени.

 Диву даёшься и при взгляде на карту маршрутов путешествий Андрея — они пролегали практически по всей планете, он провел несколько тяжелых и сложных восхождений в Непале, Кении, Аргентине. Но не уступали по рискованности и путешествия по родным Сахалину и Курилам, в том числе по таким далеким, как Парамушир и Матуа. И самое ценное из опыта путешественника он передал читателям в своих книгах.

— Можно быть обладателем богатых коллекций, но что в них толку, если они пылятся на полках и их никто не видит. То же самое порой происходит и с нашими знаниями: и они должны быть доступны, должны приносить пользу людям, — пишет он в своей книге.

Одним из научных интересов Андрея Клитина был бурый хозяин сахалинской тайги. На одном из снимков его следы угрожающих размеров
Одним из научных интересов Андрея Клитина был бурый хозяин сахалинской тайги. На одном из снимков его следы угрожающих размеров

Бурый гурман

Говоря о сахалинском учёном, нельзя не вспомнить его исследование «Медведь на гербе города», в котором Андрей собрал всё самое главное о буром хозяине островных лесов. По словам автора, он хотел приоткрыть некоторые секреты их жизни.

— На курильском острове Кунашир, — рассказывает Андрей, — основу рациона бурых медведей составляют растительные корма, а среди них преобладают виды высокотравного комплекса, в том числе борщевик, медвежья дудка, симплокарпус и купырь. Вскоре после выхода из берлоги желудки хищников на 98 процентов бывают заполнены корневищами белокопытника. Летом звери охотно поедают соссюрею Ридера и крапиву, а осенью — рябину, дикий виноград, орехи кедрового стланика.

В меню на Сахалине и Итурупе зверей добавляется брусника (весной — прошлогодняя), шикша и голубика. А на Кунашире, оказывается, эти ягоды распространены существенно меньше. Осенью медведи охотно поедают шиповник. В начале августа они устраивают лёжки на возвышенных местах вблизи русла рек, а при появлении лососей прокладывают тропы вдоль берегов. Рыбным промыслом звери занимаются только в вечерние и утренние часы, более охотно — на небольших речках. В первые дни хода красной рыбы взрослые животные могут поедать до 10 килограммов в сутки, потом начинают выедать только наиболее лакомое место — богатую хрящевыми тканями верхнюю часть головы.

— О природной сообразительности медведей свидетельствует находка сотрудников заповедника «Курильский», которые поздней осенью обнаружили в метре от уреза воды обустроенную медведями и старательно засыпанную листьями, тальником и песком полуметровую «яму-склад», — делится автор. — В ней находилось 20 заготовленных на чёрный день туш кеты. В поисках пищи медведи активно исследуют приливную полосу, где под камнями находят рачков-бокоплавов, разоряют муравейники и гнезда шмелей.

Наш герой совершил ряд тяжёлых восхождений в Непале, Кении, Аргентине, но одной из первых была вершина Шпанберга на Сахалине
Наш герой совершил ряд тяжёлых восхождений в Непале, Кении, Аргентине, но одной из первых была вершина Шпанберга на Сахалине

Свет угасшей звезды

С уходом Андрея Константиновича до сих пор не могут смириться его друзья, для которых он был эталоном во многих отношениях.

— Природа его очень щедро наградила и физически, и умственно, и нравственно. Андрей достиг больших высот в профессиональной деятельности и обладал стальной крепостью нравственных качеств. Жил он очень скромно, деньги зарабатывал трудом, и это давало ему полную независимость, — вспоминал коллега Клитина по СахНИРО Александр Шубин.

По его мнению, Андрей может служить удачным примером удавшейся частной жизни.

— Если сравнивать его с какими-то известными личностями, то это Джек Лондон и Владимир Арсеньев в одном лице. Я с ним был знаком 30 лет, и это был один из самых ярких людей в моей жизни, — рассказал учёный.

После трагической гибели близкого друга Анатолия Басарукина Андрей Клитин много лет работал над его огромной коллекцией - в несколько тысяч экземпляров - минералов и насекомых. Она была им систематизирована и описана. Клитин по своей инициативе также подготовил к публикации около полутора десятков статей коллеги.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru