Курильский Робинзон. Охранник буксира, увязшего в песке, отказывается покидать «остров крыс»

619
Чт • 14 октября • 20:43
Нина Калинина
Фото: Игорь Дудковский / nat-geo.ru
Фото: Игорь Дудковский / nat-geo.ru

За четыре года жизни охранник буксира «Корунд», застрявшего в песках на берегу Тихого океана на Итурупе, привык к одиночеству и не готов вернуться к жене во Владивосток. Как проходят будни Сергея, про главный страх и несостоявшийся бизнес он рассказал журналистам.

В 2015 году во  время шторма на берег Тихого океана выбросило буксир «Корунд». Построен он был в 1993-м в Южной Корее, порт приписки – Владивосток. Судовладелец не раз пытался вытащить буксир в океан, но судно лишь глубже зарывалось в песок, и сегодня корма засыпана уже двухметровым слоем, пишет автор статьи в «АиФ». Судно можно было бы распилить на металлолом, но прежде судовладелец надеется получить страховые выплаты.

«Там в рубке золота, меди и других драгметаллов ещё изрядно. А сторожить всё это дело кому-то надо? Вот Серёгу и подрядили», - делится началом истории «курильского Робинзона» гид Павел.

Сам Сергей о своем вынужденном одиночестве возле застрявшего буксира рассказывает, что согласился на работу, так как не «руководителя не хотел подвести». По его словам, ему назначили зарплату в «полста тыщ рублей в месяц на карту», во Владивостоке осталась жена. У которой свой бизнес, дочь вышла замуж и уехала за границу.

«Меня ничего особо не держало. Подумал-подумал: по Союзу в своё время немало поездил, а тут Курилы на шару – почему нет?» - рассказывает сторож застрявшего буксира. Для жизни рядом с буксиром ему установили вагончик, выдали кнопочный телефон, ко которому он каждый день звонит шефу и докладывает: «Итуруп – норма». В его его обязанности входит приглядывать за буксиром, чтобы аппаратуру не растащили охотники за металлом. На ржавую дверь рубки Серёга повесил огромный замок. «Как-то вечером смотрю – на буксире огонёк мерцает. Я пулей туда. Оказалось, двое вояк замок сорвали и уже шарятся внаглую по рубке. Ну, пришлось с ними поговорить на повышенных».

Из развлечений только книги – читает Донцову по две в день, да окно-телевизор, по которому всегда показывает один канал – штормящий Тихий океан. Из живой души только кошка Муся, которую в свое время прислали для борьбы с крысами.

««Итуруп в переводе значит «остров крыс», а Кунашир – «остров змей». Ну, за 4 года я здесь ни одной змеи не видел, а вот крысы чуть не в кастрюлю с супом с потолка падали. Просил у началь­ства крысоловку, а мне замест неё котенка прислали. Бобтейл – это такая местная порода с хвостом-помпоном. Я её Муськой назвал. И вот она этих крыс стала хавать каждый день. Сжирает полностью. Может уйти на 2–3 дня, охотится, потом приходит. И сейчас во всей округе ни мышей, ни крыс не осталось», - рассказывает охранник.

По словам Сергея, иногда вокруг вагончика ходят медведи. На это время он запирается и ждет, когда уйдет хищник.

«Здесь скорее психологически тяжело, боишься человеческую речь забыть. Часто хожу по берегу океана и сам с собой разговариваю. Или песни ору во всю глотку – так немного отпускает», - признается охранник.

Он также рассказал, что пытался сделать бизнес на застрявшем буксире: поставил банку, чтобы брать с туристов деньги за то, что разрешал им подняться на борт: посмотреть капитанскую и боцманскую каюты, судовой журнал, ванную с кафелем. Но все испортили соцсети. Однажды в Instagram одной из туристок шеф прочитал про бизнес Сергея и устроил ему нагоняй: Это что ты там затеял, бизнесмен хренов?! Ну-ка выкинь эту банку, пусть люди без денег лазают».

Охранник признается, что не спешит вернутся на материк: «там ведь работать надо, а я уже поотвык». Планирует провести рядом с буксиром как минимум еще одну зиму, благо раз в два месяца сюда причаливает корабль, чтобы снабдить «курильского Робинзона» всем необходимым, а океан снабжает дровами, выбрасывая на берег стволы деревьев.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru