Сорок девять дней подвига

четверг, 6 сентября 2007, 19:48

3541

Это сейчас о них знают по обе стороны океана, а тогда, почти полвека назад, они были одни в бушующем море. У них был только суп из кирзовых сапог, глоток воды из системы охлаждения двигателей да ледяное молчание далеко не тихого океана… И так - 49 дней.

Из знаменитой «четверки отважных» в живых остались только двое: Асхат Зиганшин и Анатолий Крючковский. Их разыскали и пригласили на Сахалин в честь 200-летия установления дипломатических отношений между Россией и США. Выбор понятен: во времена «холодной войны» советским воинам удалось не только пережить более полутора зимних месяцев среди океанских льдов, но и растопить лед между двумя великими странами.

Как это было, бывшие военнослужащие уже в который раз рассказали на встрече с сахалинцами.

Служба трех призывников и одного «старослужащего» на Итурупе проходила спокойно. Отстоял вахту на барже в заливе Касатка – и свободен до следующего дежурства.

17 января 1960-го года сержант Асхат Зиганшин, а также рядовые Анатолий Крючковский, Филипп Поплавский и Иван Федотов заступили на пост. Разыгравшийся под утро шторм оборвал тросы, и за считанные секунды 14-метровую баржу вынесло в залив.

«С океаном воевали несколько часов. Сначала для того, чтобы не выкинуло на скалы, затем – чтобы до этих самых скал добраться. Но за несколько десятков метров до берега закончилось топливо, и нас понесло в открытый океан», – рассказывает Асхат Рахимзянович.

Шторм бушевал не одни сутки, и баржу отнесло далеко от советской земли. Пробоину, полученную еще в заливе, кое-как заделали. Пересчитали продукты: 2 банки тушенки, свиной жир, буханка хлеба да три ведра картошки. «Продержимся», – решили военнослужащие. Позже они обнаружили на своем суденышке обрывок газеты «Красная звезда». В одной из заметок говорилось об испытании ракет в Тихом океане, судоходство в этом районе приостановили до марта. В газете имелась и схематичная карта участка. Именно туда течением и относило баржу. Был только конец января.

«По этой газете, как по пачке «Беломора», мы и отслеживали наше путешествие, больше карт на барже не было, – вспоминает сержант. – Еду старались экономить. Сначала суп из одной картошки варили раз в день, потом раз в два дня».

Солдаты на барже не унывали, даже отметили 23 февраля. «Но последнюю картошку все же решили на праздник не съедать. Приготовили ее только на следующий день», – улыбается Анатолий Федорович Крючковский.

Потом ничего съедобного в обычном понимании на судне не осталось. Кто-то из солдат вспомнил историю из школьного учебника, когда унесенные в море ели ремни. «Хорошо, на борту был сержант. У «салаг» ремни дерматиновые, а у старших по званию – кожаные, Зиганшину от «деда» достался», – рассказывает А. Крючковский. Ели всё: ремешки от часов, ремни от рации, даже кирзовые сапоги – у них низ кожаный. «Сапоги уже списанные были, так что устав не нарушили», – шутят бывшие военные. Для «жиру» смазывали кожаную снедь техническим вазелином.

В ход пошла даже гармошка – были в ней несколько совсем маленьких кожаных деталей. «Теперь у нас желудки музыкальные», – острил Федор Поплавский, известный среди своих умением играть на всем, что попадется под руку.

Все же к началу марта «моряки поневоле» так ослабели, что передвигались с трудом. Но расслабляться себе не давали даже тогда. 8 марта вспомнили матерей, подруг, мысленно поздравили их и снова легли. Из мешков кое-как соорудили одеяло, расположились на железном полу вчетвером – так теплее.

Начались галлюцинации. Между собой договорились: если придется умереть, самый последний из живых напишет на корпусе имена всех четверых.

На 49-й деньу моряков осталось 3 спички и полчайника пресной воды. К этому времени они потеряли в весе уже по 30 кг. Совсем скоро их ждала голодная смерть. Именно тогда солдаты и услышали долгожданный шум винтокрылой машины, и с трудом, поддерживая друг друга, выбрались наружу. Над баржей завис американский вертолет, а в море курсировал авианосец «Кирсаж». На ломаном русском спасатели три раза повторили: «Помощь вам».

Времена были смутные, за контакты с Америкой можно было и под суд попасть. Поэтому умирающие долго не решались подниматься на борт. «Попросим еды, топлива и своим ходом вернемся в Россию», – такие мысли были у советского экипажа. Однако они понимали: сил не хватит. После сомнений все же решили воспользоваться помощью американцев. «Первое, что мы сделали – попросили сигарету. После первой же затяжки все четверо потеряли сознание», – улыбается Анатолий Крючковский.

Уже на судне американцы готовили для спасенных борщи и вареники, устраивали концерты прямо в каюте. В Сан-Франциско мэр вручил героям символический ключ от города. В России «отважную четверку» (так окрестили их журналисты) наградили орденами Красной Звезды.

«После счастливого спасения мы на некоторое время вернулись на Курилы дослуживать, но это так, скорее, для виду», – вспоминает Анатолий Федорович. Спустя несколько дней отважных моряков отправили сначала в агитационную поездку по Сахалину, а потом и домой.

Четверка отважных на встрече с рабочими Южно-Сахалинского паровозо-ремонтного депо

Сейчас о «четверке» вспоминают два раза в год: в день «начала героического дрейфа» и в день счастливого спасения. Но все эти годы А. Зиганьшин и А. Крючковский мечтали вновь побывать в Сахалинской области. «Я ощутил огромную радость, когда нам предложили поехать. Сомнений не было», – делится один из героев.

Программа пребывания в островном крае была продумана до мелочей. Официальные встречи «на высшем уровне», юбилейная конференция в честь 200-летия дипломатического сотрудничества, общение с прессой. «Сахалин принял нас очень по-доброму, о нас помнят, о нашем путешествии знает даже молодое поколение. Это очень приятно», – рассказывает А. Зиганшин. Для того чтобы не забывали и впредь, в одной из сахалинских школ 1 сентября прошел необычный урок мужества. Провел его легендарный сержант из «четверки».

Вот только вновь побывать на Курилах у Анатолия Федоровича и Асхата Рахимзяновича не получилось. Помешала переменчивая Курильская погода – о ней легендарные путешественники помнят до сих пор. Так и не узнали они о сюрпризах, которые курильчане готовили к их приезду. Встречать героев собирались настоящим духовым оркестром. А кульминацией праздника планировали сделать катание по заливу Касатка на барже – копии той самой «Т-36», которая когда-то на 49 дней стала приютом для четверых обычных советских парней.

Автор: Светлана Коцубинская

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или