Точный ответ эксперта

пятница, 21 сентября 2007, 19:23

Работа судебного медика очень сложна и специфична. Это и понятно: ведь у покойника ничего не спросишь. Да и в дальнейшем, если вдруг была допущена ошибка, к объекту исследования вернуться уже нельзя…

РОКОВОЙ ВЫСТРЕЛ

Судебное разбирательство этого запутанного дела длилось более пяти лет, а по его ходу сменилось пять составов суда.

Поздним вечером экипаж вневедомственной охраны в сгущающихся сумерках заметил, как лежащего на снегу человека избивают двое. Командир задержал одного из них. Вдогонку за вторым устремился милиционер-водитель. Впереди был сквер, где хулиган легко мог скрыться из вида.

– Стой, стрелять буду! – несколько раз выкрикнул преследователь. Убегающий и не подумал подчиниться. Тогда милиционер вскинул пистолет, снял его с предохранителя, собираясь сделать предупредительный выстрел вверх… И надо же такому случиться: как раз в этот момент убегающий резко присел, видимо поскользнулся. А может быть, решил применить этот прием специально – в расчете на то, что преследователь упадет, наткнувшись на неожиданную преграду, и удастся от него ускользнуть. Милиционер с разбегу налетел на присевшего человека… и непроизвольно нажал на курок. Роковой выстрел оказался смертельным.

Правоохранительным органам предстояло решить: что же произошло – умышленное убийство или несчастный случай? И вот здесь свое веское слово сказало Сахалинское областное Бюро судебно-медицинской экспертизы. Его нынешний начальник Андрей Астахов хорошо помнит то необычное ранение. Пуля вошла со спины навылет, поразив легкое и печень, а затем пронзила бедро. Такое могло произойти лишь в том случае, если жертва оказалась на корточках с прижатыми к животу коленями. Подобная «расшифровка» никак не вязалась с версией об умышленном убийстве при преследовании. Точный ответ эксперта позволил суду вынести оправдательный приговор.

ТРАГЕДИЯ В РОДДОМЕ

Обо всем этом мне рассказал заместитель начальника Бюро Сергей Ерёмкин. Привел еще один пример, когда экспертам удалось отстоять доброе имя человека.

Сергей Еремкин - заместитель начальника бюро судебно-медицинской экспертизы

В Южно-Сахалинском роддоме медсестра ввела в вену новорожденному мальчику вместо необходимого лекарства хлористый кальций. Врачам удалось спасти жизнь ребенка. Правда, дорогой ценой: малышу пришлось ампутировать руку. На классический вопрос российской интеллигенции: «Кто виноват?» предстояло дать ответ отделу особо сложных комиссионных экспертиз. Им руководит опытный специалист Анатолий Хашба. Он спас медсестру от суда; помог установить, что это фасовщица в аптеке по ошибке наклеила на флакон с хлористым кальцием чужую этикетку, а контролер не проверила.

УЛИКА ПОД МИКРОСКОПОМ

Сергей Павлович Еремкин провел меня в гистологическое отделение. Здесь исследуются под микроскопом тончайшие срезы внутренних органов ушедших из жизни людей. Это делается для определения причины их смерти. Заведующая Татьяна Астахова предлагает взглянуть в окуляр микроскопа на срез ткани, пораженной инсультом. Предстояло определить: умер ли заключенный своей смертью или ему «помогли» сокамерники. После соответствующих разъяснений и я смог прийти к правильному выводу: этого человека никто не убивал.

А начальник отделения медицинской криминалистики Виктор Кизимов рассказал, как ему довелось оказывать помощь комиссии, которая восстанавливала справедливость в отношении людей, пострадавших от сталинских репрессий. Приходилось идентифицировать личности погибших по их останкам, найденным в Армудане, вблизи Александровска-Сахалинского.

НА ЧИСТУЮ ВОДУ

В судебно-биологической лаборатории приходится решать и чисто житейские проблемы. Скажем, установить факт отцовства. Светлана Садыкова и ее подчиненные «выводят на чистую воду» мужчин, которые отказываются от своих детей. Бывает, что в поле зрения экспертов попадают и нечестные женщины, пытающиеся доказать отцовство мужчин, не имеющих к их ребенку никакого отношения.

Приходится иметь дело с негативной изнанкой человеческих взаимоотношений – с побоями, изнасилованиями.

ПРОБЛЕМЫ, НЕУРЯДИЦЫ…

Сахалин, пожалуй, единственный регион в России, где такое крупное подразделение здравоохранения не имеет своего морга.

В судебно-химическом отделении появился газовый хроматограф для определения в крови алкоголя. Однако, это лишь частичное решение проблемы. Подобное оборудование крайне необходимо и для выявления наркотиков, лекарственных веществ. Пока что на его приобретение нет средств.

– Мы постоянно ощущаем дефицит кадров, – жалуется Сергей Павлович. – Приходится поэтому мне, как и начальнику бюро, наряду со специалистами отделения, заниматься и вскрытием трупов. Так уж нам «повезло», что оказались слугами двух господ. Судебная медицина – в структуре здравоохранения, но состоит на службе правоохранительных органов. Нередко, когда дело касается нашего обеспечения, одно ведомство кивает на другое.

Автор: Вадим Сирак

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или