От рок-оперы до Гоголя

среда, 10 сентября 2014, 11:17

Автор: Екатерина Банковская

Актерам иркутского театра сахалинцы аплодировали стоя

Цветом крови и огня

– По мне, так она просто сбрендила.

– Если бы все так сбрендили, Франция давно была бы свободна…

Сумасшедшая или святая? История простой крестьянской девочки из Лотарингии – Жанны д’Арк – волновала людей во все времена.

Музыкальной постановкой «Я – Жанна Орлеанская», открывшей программу обменных гастролей, артисты Иркутского театра имени Н. П. Охлопкова разожгли на сцене Чехов-центра огонь Средневековья. Рок-опера – жанр непривычный для сахалинских театралов, потому зрители приняли спектакль восторженно.

Либретто и постановку создал художественный руководитель иркутского театра Геннадий Шапошников, стихи написал Александр Айдаров, музыку – Алексей Армаш и Олег Запорожец.

Многие артисты иркутской труппы обладают прекрасными голосами.

– Поют у нас все. Но кто-то скрывает, – шутит актриса иркутского театра, исполнительница главной роли Анна Дружинина.

Игра Анны в роли Орлеанской девы завораживает и восхищает. События, знакомые всем со школьной скамьи, не оставляют сомнений в трагическом исходе, и этой крестьянской девочке невольно хочется сопереживать.

Жанне было 13 лет, когда она впервые услышала высказывания об избранности и спасении Франции. Она поверила, и тысячи людей поверили в нее. Жанна освободила Орлеан, короновала дофина Карла, но закончила свою жизнь в пламени костра.

Образ Жанны – в центре всего действа. На ее пути в разное время появляются любящий отец (Александр Ильин), врач Теофраст (Степан Догадин), как некий мостик между здравым смыслом и Богом, избалованный и нерешительный дофин Карл (Александр Братенков), вдохновляющий, осуждающий, исповедующий архангел Михаил (Дмитрий Акимов) и другие герои.

Нужный антураж в спектакле создает пластическая группа: артисты в алых костюмах предстают то в роли защитников, то в роли предателей. Интриги, подлость, предательство обретают в спектакле затейливую хореографическую форму.

Спектакль «Я – Жанна Орлеанская» рисуется только красным цветом. Все костюмы, декорации, реквизит окрашены в цвет крови и огня. Лишь святой Михаил и сама Жанна перед казнью облачаются в белый.

Сахалинцы остались в восторге от необычного взгляда иркутян на историю Орлеанской девы, а иркутские артисты – от островного зрителя.

– С первых музыкальных аккордов мы почувствовали дыхание зала. Все замерли, и до конца спектакля стояла тишина. На Сахалине очень интеллигентный зритель, – делится своими впечатлениями заслуженный артист России Степан Догадин.

Из века в век – только любовь

Продолжили удивлять иркутские артисты и в следующем спектакле: шекспировские страсти разыгрались на островной сцене в спектакле «Ромео и Джульетта». Четыреста лет минуло с тех пор, как была написана пьеса о любви двух юных созданий, продолжавшейся вопреки вражде Монтекки и Капулетти, но интерес к этой истории не угасает.

Постановка иркутского театра удивляет нестандартным взглядом на вечную классику, начиная от костюмов героев и заканчивая тем, что барабанщик вдруг оказывается главным героем – Ромео.

В этом спектакле, по замыслу режиссера Г. Шапошникова, перед зрителями предстают два Ромео (Глеб Ворошилов и Александр Братенков) и две Джульетты (Екатерина Константинова и Анна Дружинина). Первые играют пару времен Ренессанса – по-юношески порывистую, импульсивную, мечтательную. Любовь помогает им взрослеть, учит бороться.

Вторые Ромео и Джульетта воплощают современных влюбленных – может быть, более взрослых, мудрых, но с не менее глубоким и сильным чувством друг к другу. Для шекспировских героев конец остается неизменным – трагическая смерть из-за недоразумения. Для наших современников все не так трагично – они остаются в живых.

Живописное увядание

Словно повешенные, под потолком качаются ветви деревьев. Под прозрачным стеклянным полом видны пеньки, оставшиеся от срубленных вишен, разбросаны высушенные ягоды. Кругом перевернутая белая мебель, громоздкие чемоданы. В таком живописно умирающем, увядающем сценическом пространстве, созданном заслуженным деятелем искусств России Александром Плинтом, и появляются герои чеховского «Вишневого сада».

Зрители располагаются прямо на сцене, становясь невольными свидетелями или участниками «Снов Ермолая Лопахина». В спектакле даже паузы наполнены электричеством, несмотря на тягучую, неспешную атмосферу действа. Режиссер Г. Шапошников подобрал для своей постановки актерский ансамбль из ярких индивидуальностей, где нет проходных героев. Ермолай Лопахин (Степан Догадин) – расчетливый делец, сын простого мужика, который покупает имение, где его отца даже на кухню не пускали.

Немного легкомысленная и глубоко несчастная Любовь Раневская (Виктория Инадворская) старается не замечать очевидного – краха своего дворянского гнезда. Ее брат Леонид Гаев (заслуженный артист России Александр Ильин) – стареющий блистательный барин, ленивый и несамостоятельный.

Тихая, трудолюбивая, неприметная приемная дочь Варя (Анастасия Пушилина) мечтает путешествовать по святым местам. Милая и любимая дочь Аня (Анна Дружинина) заражается речами «вечного студента», демагога Пети Трофимова (Алексей Лобанов).

Как признаются иркутяне, они не могли не привезти на Сахалин – место, где так много связано с именем Антона Павловича, – спектакль по его пьесе.

– Нам очень приятно играть «Вишневый сад» именно на Сахалине. Здесь будто витает энергетика Чехова, – делится С. Догадин.

Сбежавший жених

Комедия Н. В. Гоголя «Женитьба» в постановке молодого режиссера Рустема Фесака приобрела неожиданно грустные интонации.

Иван Кузьмич Подколесин (Игорь Чирва) задумал жениться, но боится даже нос из-под своего уютного, привычного одеяла высунуть. Купеческая дочка Агафья Тихоновна (Анна Дружинина) – завидная невеста, прямо «рафинад», кровь с молоком, да и приданое немалое имеется – решила, что под венец пойдет непременно с дворянином.

А женихи прямо в очередь выстроились. Экзекутор по фамилии Яичница (Александр Дулов) озабочен лишь благосостоянием невесты. Анучкин (Александр Ильин) хочет, чтобы суженая непременно по-французски разумела, хотя сам он языка иностранного не знает. Моряка Жевакина (Владимир Орехов) никакие недостатки Агафьи Тихоновны не пугают – он мечтает семейное гнездышко вить, а ему уже семнадцать невест отказали.

Агафья Тихоновна вся в раздумьях.

– Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича – я бы тотчас же решилась, – рассуждает невеста, выпуская облака сигаретного дыма – немыслимое для девицы XIX столетия занятие!

Друг Подколесина – светский лев Кочкарев (Степан Догадин) – помогает Агафье разобраться в чувствах и ловко избавляется от женихов, во всех красках рисуя недостатки девицы на выданье. Дом – труха одна, нос длинный, по-французски ни бельмеса… Все преграды устранены – можно и под венец. Но кто бы мог подумать, что жених в последний момент ушмыгнет от своего семейного счастья прямо в окно!

Эта комичная нелепая выходка в финале «Женитьбы» от Иркутского театра имени Н. П. Охлопкова вызывает не смех, а недоумение, что подчеркивает и печальная мелодия. Гоголевская комедия вдруг приобретает драматические нотки, где каждый герой тяготится своим одиночеством и в то же время боится потерять его, доходя порой до абсурда.

Все спектакли Иркутского драматического академического театра имени Н. П. Охлопкова на островной сцене собирали полные залы и заканчивались овациями. С 3 по 8 сентября сахалинцы увидели шесть оригинальных постановок. В их числе – притча о любви и жертвенности «Очень простая история», где животные после смерти становятся ангелами-хранителями, и комедия «Не верь глазам своим», которая идет на иркутской сцене уже 19 лет и все это время сопровождается аншлагами.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или