Экстраординарный академик

среда, 23 января 2013, 11:18

2379

Многих ученых позапрошлого века отличала эрудиция, широта научных дисциплин, за которые они брались. К таковым деятелям относится и Федор Богданович Шмидт.

ПЕРВЫЕ ШАГИ

Многих ученых позапрошлого века отличала эрудиция, широта научных дисциплин, за которые они брались. К таковым деятелям относится и Федор Богданович Шмидт.

Интерес к изучению природы возник у любознательного мальчугана с раннего детства. К этому располагали окрестности имения Кайсма на границе Лифляндской и Эстляндской губерний Российской империи, где он родился и вырос.

Во время учебы в дерптском университете тогда еще Фридрих Готлиб Шмидт выбрал ботанику. Первые его работы посвящены изучению флоры Эстонии, за которые он в 1855 году 23-летним юношей получил степень магистра.

Но вскоре молодой ученый увлекся другими отраслями естествознания – геологией и палеонтологией. Посвятив свою деятельность этим наукам, он стал одним из лучших знатоков в этой сфере. Опубликовал работу по силурийским отложениям Прибалтики.

Ученая степень магистра позволила ему в 1856 году занять должность помощника директора Дерптского ботанического сада. Во время трехлетней службы на этом посту Шмидт занимался обработкой коллекций, доставленных К. Максимовичем с Дальнего Востока. Он подготовил целый ряд научных работ. Его заметили.

ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

В 1859 году Русское географическое общество пригласило Федора Богдановича принять участие в Дальневосточной экспедиции в качестве геолога и ботаника. И он с благодарностью принимает это приглашение. Появилась возможность лично изучить флору этого региона. Шмидт возглавил физический отдел экспедиции.

Предстояло изучение геологического строения недавно присоединенных к России обширных земель – разведать богатство недр Амурского края, провести палеоботанические исследования острова Сахалин. Особо не раздумывая, ученый отправляется в неисследованные дремучие края на долгий срок.

В состав экспедиции вошли этнограф Александр Брылкин, ботаник Петр Глен и военный топограф поручик Герасим Шебунин. Летом 1859-го и весной следующего года Шмидт выполнил геологическое исследование Восточного Забайкалья и низовьев Амура.

В июне 1860 года Шмидт прибыл в сахалинский пост Дуэ. Летом и осенью Федор Богданович с помощью Шебунина на вельботе провел топографическую съемку и изучение западного берега острова на протяжении более 700 км до селения Кусунай (ныне Ильинское). Затем перешел через перешеек Поясок к посту Мануэ (ныне Арсентьевка) и по восточному побережью добрался до залива Терпения. В 1861 году Шмидт вернулся в Дуэ.

Ботаник Глен – большей частью один, иногда вместе с Шебуниным – ознакомился с внутренними территориями острова и его северной оконечностью. Глен впервые выявил основные орографические особенности Сахалина, разнообразие и сложность его рельефа.

«В южной и центральной части острова, – отмечал в своих отчетах Глен, – господствуют горы, протянувшиеся вдоль берегов. Они разделены узкими низменностями».

Ученый выделил несколько меридиональных хребтов различной длины, в том числе Западный и Восточный, а также Центральную низменность – по долинам рек Тымь и Поронай. На севере Сахалина Глен обнаружил преобладание низменностей. Однако за Охинским перешейком открыл два коротких параллельных кряжа, разобщенных продольной долиной.

Центральная улица поста Дуэ.

В честь Глена на Сахалине названа гора на Западном хребте полуострова Шмидта, бухта у села Восточного в Макаровском районе. Имя Глена носят род растений семейства зонтичных гления, ряд видов из других родов – лилия, жимолость и ель.

Орографическая схема острова, выполненная русскими землепроходцами, оказалась настолько правильной, что ее в основном используют и в настоящее время. Используя материалы Шмидта, Глена и свои собственные, Шебунин составил первую, довольно точную карту Сахалина в сорокаверстном масштабе.

Русский геодезист Шебунин не остался забытым. Его именем названа гора и залив в Углегорском, а также село, гора и река в Невельском районе.

Брылкин и Глен, обогнув Южный Сахалин, успешно завершили свой сахалинский поход в середине сентября в посту Мануэ. Они собрали обширный материал о природе и населении острова, сделали съемку пройденного маршрута. Именем Брылкина названа гора, расположенная на территории Углегорского района.

Результаты экспедиции имели не только научное значение. Ее руководитель Шмидт доложил о растущих притязаниях японцев на Южный Сахалин и притеснениях ими коренных народов острова. Возникла насущная необходимость укрепления позиций России на южном Сахалине.

В мае 1862 года Шмидт и Шебунин, двигаясь на оленях, провели съемку 300-километрового участка реки Амгунь от ее устья до впадения Нимелена. По реке Керби (одного из притоков Амгуни) они поднялись на хребет Дуссе-Алинь близ истоков левой составляющей Буреи и проследили все ее течение на протяжении более 600 км, сначала берегом, а ниже в лодке.

В тяжелейших, а порой и опасных для жизни условиях экспедиции Шмидт вместе со своими сподвижниками проработал с 1859 по 1862 год. Результатом кропотливого труда стала найденная в Приамурье ископаемая юрская флора. А на Сахалине были открыты меловые и третичные отложения. Шмидт произвел разделение Сахалина на две физико-географические и растительные области, заметно отличающиеся друг от друга: северо-восточную и юго-западную.

Позднее была опубликована «Сахалинская флора», составленная Шмидтом по результатам исследований. В этом отчете экспедиции даются описания и краткая характеристика 608 видов растений, а также некоторые данные об их распространении. Значительная часть из них была описана Шмидтом как новые для науки виды.

В ПОИСКАХ МАМОНТА

Вскоре неугомонный Шмидт по направлению Академии наук отправился в новую экспедицию. На этот раз в Тазовскую губу для исследования найденных там, в вечной мерзлоте, останков мамонта. Проект экспедиции на север Сибири под руководством Шмидта был утвержден высочайшим повелением Александра II.

Удалось, как пишет академик А. Карпинский, найти останки двух доисторических животных около Красноярска. В низовьях Енисея следов мамонта обнаружено не было. Однако сведения о мезозойских и современных отложениях Енисейского края, собранные Шмидтом, восполнили пробел в геологической изученности этого региона.

За большие научные заслуги в 1874 году Шмидт был избран, как тогда говорили, экстраординарным академиком, то есть сверх установленного штата. Однако Федора Богдановича по праву можно назвать экстраординарным в современном значении этого слова – необыкновенным, выдающимся ученым. Наверное, мало найдется в научном мире представителей столь высокого ранга, которые бы мерзли в заброшенных хижинах, делили с товарищами последнюю краюху хлеба, преодолевали пешком сотни верст таежных троп. Кстати, спустя год Шмидт был избран ординарным академиком по геологии и палеонтологии.

В составе Российской академии наук он оставался до конца жизни, непрерывно продолжая работать над изучением фауны силурийской системы, особенно трилобитов. Шмидт исследовал ледниковые образования Прибалтики. К тому же он успевал разбирать сибирские коллекции, доставляемые русскими научными экспедициями, исследовавшими самые отдаленные уголки нашей страны.

Человек неуемной кипучей энергии, Федор Богданович принимал живое участие в деятельности петербургских и прибалтийских ученых обществ, в большинстве которых он состоял почетным членом.

Пристань Дуэ.

Из многочисленных работ Шмидта по геологии, палеонтологии, ботанике и зоологии наиболее ценное научное значение имеют «Труды Сибирской экспедиции». В особенности ее ботаническая, зоологическая и геологическая часть, а также палеонтология и исторические отчеты. За эту работу Шмидт был удостоен Малой золотой медали Географического общества в 1865 году. Полувековой юбилей его научной деятельности Общество отметило Большой золотой Константиновской медалью и избранием в число почетных членов.

С 1873 по 1900 год Федор Богданович – директор минералогического музея Академии наук в Петербурге.

Академик Шмидт так и не обзавелся семьей. Всю свою долгую жизнь он посвятил науке. Федор Богданович имел немало друзей, заботился о молодых коллегах, поддерживал, в том числе и материально, многие интересные начинания.

Окружавшие его люди, по воспоминаниям коллеги А. Карпинского, высоко ценили талант ученого и то его редкое свойство, при котором чужое лучшее всегда должно быть дороже и приятнее своего менее совершенного.

Умер Шмидт в Петербурге в ноябре 1908 года, но он не забыт. Имя ученого носит полуостров на севере Сахалина, а также мыс и гора. В его честь названо несколько форм трилобитов, брахиопод, двустворчатых и головоногих моллюсков.

КСТАТИ

Ботаник Шмидт описал травянистое растение семейства орхидных – Любку сахалинскую. За типовой образец он взял экземпляры растения, собранного на острове. Любка сахалинская, в отличие от других видов, имеет клубни продолговато-яйцевидные, оттянутые в шнуровидное окончание. Стебель стройный до полуметра высотой, в нижней половине с двумя расставленными, суженными к основанию листьями. Цветки беловатые, многочисленные, мелкие и очень душистые. Они собраны в густое продолговатое соцветие. Любка сахалинская, как очень редкий вид, нуждается в охране.

Автор: Александр Абросимов

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или