Первопроходец

суббота, 26 ноября 2011, 17:42

Внутренние районы Южного Сахалина открыл флотский офицер.

НА ТИХООКЕАНСКИЕ ПРОСТОРЫ

Апрель 1851 года стал в судьбе Николая Рудановского поворотным событием. Тридцатидвухлетний мичман отправился служить в Камчатскую военную флотилию. Путь на Тихий океан был тогда долгим.

Только через четыре месяца Рудановский добрался до Аяна. Первого августа ступил на корвет «Оливуца», который вскоре доставил его на Камчатку.

В Петропавловске Николай Васильевич быстро освоился. Веселый, общительный, радушный он стал душой компании. В дни вынужденного безделья он зря времени не терял: встречаясь с местными жителями, хорошо узнал их обычаи.

Весной 1853 года до Камчатки дошло известие, что правительство приняло решение воссоединить Сахалин с Россией. Рудановский, первый и единственный из офицеров, изъявил свое добровольное желание отправиться на малоизвестный остров. Тем самым он вызвал немалое удивление товарищей по службе. Многим барчукам в эполетах, тянувшим лямку на окраинах империи, оставались неведомыми «души прекрасные порывы». Действуя по доброй воле, а не по принуждению, Николай Васильевич быстро сформировал специальную команду, которую окрестили сахалинским отрядом.

И в конце августа, когда транспорт Российско-Американской компании «Николай I» бросил якорь на рейде Петровского. Рудановский доложил Невельскому о том, что отряд готов следовать на Сахалин. Прибыв в Муравьевский пост, основанный на острове, энергичный лейтенант тут же отправился в свою первую экспедицию в сахалинскую глубинку.

Путешествие было не из легких, опасность подстерегала на каждом шагу. Пришлось плыть вверх по течению Сусуи. В том, как сахалинские реки коварны, Николай Васильевич убедился на собственном опыте. Однажды в ненастье, оказавшись на стремнине речного потока, зажатого каменистыми утесами, байдара перевернулась, и первопроходец едва не утонул. И лишь когда речка угомонилась, он без приключений добрался до цели.

Николай Васильевич – первопроходец, проникший в островные дебри, куда до него не ступала нога европейца. Он первым побывал в широкой привольной долине, где ныне расположился Южно-Сахалинский городской округ. Здесь Рудановский задержался. Почему?

Ответ содержится в докладе лейтенанта капитану Невельскому: «Проведенные комплексные исследования местности показали, что в долине Сусуи прекрасная почва, изобилие леса, превосходные луга, в реке обилие рыбы. Поэтому сия долина весьма удобна для основания земледельческих поселений...».

Рудановскому также удалось выяснить, что Сусуя на 70 верст судоходна. Берега ее богаты лесами и плодородными полями и лугами, стало быть, тут вполне могут селиться хлебопашцы.

Экспедиция сахалинского отряда продлилась 20 дней. Наступившие холода вынудили Рудановского возвратиться в Муравьевский пост.

КСТАТИ

Из 250 дней, прожитых на Сахалине, 140 Николай Рудановский провел в экспедициях, разъездах по острову. Свыше шестисот верст он одолел на собаках, байдарках, пешком и был первым из европейцев, кто дал описание внутренних частей Южного Сахалина и Анивского побережья.

АНИВСКИЙ ЗАЛИВ

Прошло несколько дней, и неугомонный лейтенант снова собрался в путь на этот раз на шлюпке, ведомой четырьмя гребцами. Маршрут пролегал вдоль восточного берега Анивского залива.

Далеко от берега не отходили, к приметным мысам причаливали и делали остановки. Там Рудановский производил различные наблюдения и промеры, определял широту и долготу. Берег описывал прямо из шлюпки.

Ночлег устраивали в стойбищах местных жителей, которые с исключительным радушием встречали русских людей. Во время посещений Николай Васильевич записывал всё увиденное: внешний вид жилищ, обычаи аборигенов, красивые айнские легенды.

В каждом селении он учитывал всех его жителей – по сути, вел своеобразную перепись населения. За время экспедиции, продолжавшейся до середины ноября, ему удалось добраться почти до мыса Анива, описать одноименный залив, его побережье и озеро, которое позже будет названо в честь майора Буссе.

Для осмотра восточного берега Рудановский запланировал третью экспедицию. Он исследовал окрестности Муравьевского поста и промерил глубины близлежащих бухт.

ПО ЗИМНИКУ

В четвертое путешествие по острову Рудановский пустился на нартах вместе с казаком Савватеем Нерезким и проводником – айном Серипонку. Проехав по скованным льдом Сусуе, Такою и Найбе, они выбрались к Охотскому морю. Дальше их путь пролегал по берегу на север. От поста Мануй перевалили через хребет и очутились на берегу Татарского пролива у селения Кусунай (здесь четыре года спустя лейтенант Рудановский заложит русский военный пост – ныне село Ильинское).

И уже оттуда пробирались на юг до селения, расположенного у мыса Крильон. Затем, перевалив через хребет, по западному побережью Анивского залива добрались до Муравьевского поста.

Продвижение по зимнику оказалось очень трудным. «...То снег, густой, тяжелый, который от мороза превращается в твердый, как лед, наст, то рыхлые сугробы у берегов, и собаки отказываются идти, то непреодолимые утесы, которые надо объезжать за несколько верст» – признавался Николай Васильевич.

Частые бураны тоже задерживали продвижение. Несмотря на непогоду, Рудановский, как обычно, регулярно вел метеорологические наблюдения. Его рабочий журнал пополнялся интересными этнографическими записями.

Молва о добром русском офицере-путешественнике быстро разнеслась среди местных жителей. Айны платили Николаю Васильевичу за его человечное отношение к ним той же монетой. Они подсказывали, какой маршрут лучше выбрать, поскольку прекрасно знали южную часть острова.

Выдающийся русский землепроходец – пионер освоения нашего островного края составил конкретные планы местности с очень подробным ее описанием.

ПОСЛЕДНЯЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

После того, как весной 1854 года Муравьевский пост был снят, Рудановский перебрался в Императорскую гавань. Летом 1856 года он вновь был отправлен на Сахалин, чтобы поднять каменноугольные промыслы – флоту, переводившему свои суда на паровые машины, требовалось много топлива. А добыча угля в селении Дуэ не была организована должным образам.

Под руководством Рудановского в течение года в Дуэ были построены жилые дома, пристань для подхода мелкосидящих судов. За это время там сумели заготовить около полусотни тысяч пудов угля.

Вскоре Рудановский получил задание: продолжить исследование Сахалина. Последняя экспедиция началась во второй половине июля, когда тендер «Камчадал» высадил его с шестнадцатью матросами невдалеке от военного поста, выставленного ранее на реке Кусунай. За короткое Рудановский время он сумел описать значительную часть западного побережья острова и открыл в этом районе три новых каменноугольных месторождения.

Невольно поражаюсь кипучей энергии и самоотверженности русского офицера флота, который, имея лишь такие примитивные инструменты, как компас, секстан и термометры, сумел выполнить обширную программу наблюдений на Южном Сахалине. Он показал себя отличным гидрографом и естествоиспытателем.

Имя патриота России увековечили карты Дальнего Востока. На Сахалине высочайшая вершина хребта Шренка (924 м.) названа в честь Рудановского. Его имя присвоено заливу и перевалу в Долинском, реке в Холмском и протоке в Томаринском районе.

Автор: Александр Абросимов

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или